Рыночный статус страны: немного истории и теории

10 марта, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №9, 10 марта-17 марта

Проблема получения Украиной рыночного статуса отошла в историю. Однако после громких заявлений п...

Проблема получения Украиной рыночного статуса отошла в историю. Однако после громких заявлений правительства и многочисленных статей журналистов хотелось бы все-таки подвести итог, что представляет собой этот статус, откуда он взялся, для кого несет преимущества и какие именно. Ведь складывается впечатление, что большинство украинцев так и не разобрались, что понятие страны с рыночной экономикой — это не очередной рейтинг Украины по шкале какой-то международной организации, а сугубо юридический вопрос с конкретным применением к конкретному кругу лиц.

Статус страны с рыночной экономикой — понятия довольно давнее: оно уходит корнями в Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ). В 1965 году в это соглашение была внесена поправка, определившая понятие страны с нерыночной экономикой. Цель этой поправки состояла в том, чтобы обеспечить определенный механизм принятия в ГАТТ (правопреемницей которой является Всемирная торговая организация) членов, которые не полностью соответствовали критериям индустриальных рыночных стран, но, имея командно-переходные экономики, достигли политического прогресса. Для членства таких стран и была предложена поправка, которая была исключением из некоторых правил и позволяла применять иную методологию при антидемпинговых расследованиях. Следовательно, понятие страны с рыночной экономикой имеет значение только при применении антидемпинга.

В поправке к статье VI (именно к той статье Генерального соглашения о тарифах и торговле, которая регулирует антидемпинговые мероприятия) говорилось: страна с полной или почти полной монополией на торговлю, в которой все внутренние цены устанавливаются государством, может считаться нерыночной экономикой. К такой стране мог применяться другой механизм расчета антидемпинговой маржи. Считалось, что в такой стране существует значительное вмешательство правительства в хозяйственную деятельность, не действуют такие рыночные рычаги, как спрос и предложение, а следовательно, ориентироваться на внутренние цены невозможно.

Подчеркнем, что демпинг предусматривает сравнение экспортной цены и цены на внутреннем рынке или нормальной стоимости. Однако в нерыночных экономиках нормальная стоимость не могла рассчитываться, исходя из внутренних цен. Предложенный альтернативный механизм — это использование цен третьей, аналоговой страны, где действуют рыночные силы.

Также считалось, что в нерыночных экономиках все предприятия действуют в одинаковых условиях, поэтому не стоит рассчитывать демпинговую маржу для каждого из них — маржа может быть одинаковой для всех производителей во всей стране.

Следует отметить, что при имплементации этой статьи Генерального соглашения ЕС и США пошли намного дальше зафиксированных в ней требований. Ведь сложно утверждать, что даже несколько лет назад все внутренние цены в Украине устанавливались государством и что существовала полная или почти полная монополия на торговлю. Страны ЕС и США добавили к этим условиям многие другие критерии нерыночности, касающиеся прежде всего конвертации валюты, влияния государства на свободу предпринимательской деятельности, влияния государства на ценообразование, установление цены или объемов выпуска для предприятий, трудовых отношений между рабочими и менеджментом. Ни один из этих критериев фактически не упоминался в Генеральном соглашении о тарифах и торговле, так что целый ряд стран сделали несколько шагов дальше, нежели предусматривалось международным договором.

Теперь, после признания Украины рыночной, при антидемпинговых расследованиях будет использоваться национальная себестоимость, показатели национальной экономики, а не третьей страны. Благодаря этому облегчится процедура антидемпинговых расследований, она станет более транспарентной. Существует большая вероятность того, что уменьшится само количество антидемпинговых расследований и что антидемпинговые таможенные пошлины снизятся. Невозможность свободного манипулирования ценами будет служить определенным сдерживающим фактором для тех, кто в будущем будет инициировать расследование, — представителей отдельных отраслей промышленности западных стран: доказывать факты демпинга, используя украинские цены, станет намного сложнее.

Таким образом, преимущества от рыночного статуса в основном получат экспортные отрасли, в частности металлургия и химическая промышленность. Однако следует помнить, что под лежачий камень вода не течет. Чтобы снизить существующие на сегодня таможенные пошлины, а в США они на разные виды украинской продукции достигают 40—160%, нужно приглашать партнеров к пересмотру антидемпинговых мер в связи с изменением обстоятельств — предоставлением статуса страны с рыночной экономикой. Для этого нужно подать заявку в Министерство торговли США, письменно ответить на целый ряд вопросов, следует иметь четко отлаженную систему расчета себестоимости производства на предприятиях, чего часто нет в Украине, необходимо нанимать профессионалов-адвокатов в этой отрасли для защиты своих интересов — а все это время и деньги...

Основное преимущество рыночного статуса состоит в том, что у предприятий-экспортеров появилась возможность на равных бороться за рынки сбыта. Раньше в этой борьбе выиграть было почти невозможно.

В США против Украины действуют семь антидемпинговых мер: по горячекатаному плоскому прокату, арматуре, силикомарганцу, нитрату аммония, карбамиду, прутку и проволоке из углеродистой и некоторых сортов легированной стали, по которым в одном Украина взяла на себя добровольные обязательства. В Европейском Союзе против Украины действуют 10 антидемпинговых мер — относительно трубной продукции, труб бесшовных и сварных, смеси нитрата аммония и мочевины, жгутов, канатов, тросов из черных металлов, карбида кремния, нитрата аммония, карбамида, пентаэритритола, гладильных досок. Теперь экспортеры этих товаров смогут обратиться с просьбой пересмотреть существующие таможенные пошлины в связи с получением Украиной статуса страны с рыночной экономикой и получить меньшие антидемпинговые пошлины.

В долгосрочной перспективе этот статус может обеспечить преимущества и для страны вообще. Меньшее количество антидемпинговых расследований и более низкие антидемпинговые таможенные пошлины будут стимулировать наращивание экспорта украинских предприятий, что в результате приведет к усовершенствованию технологий в отраслях, увеличению их прибыльности, росту занятости, а следовательно, и к всеобщему прогрессу.

Недостаток рыночного статуса — возможность применения к Украине компенсационных мероприятий, которые не применяются к странам с нерыночными экономиками. Речь идет о мерах против экспорта товаров, производство которых в значительной мере субсидировалось государством. Украинские экспортеры, пользующиеся правительственной поддержкой, льготами и субсидиями, могут подпасть под подобные расследования. Хотя, следует подчеркнуть, на практике компенсационные расследования и таможенные пошлины вообще-то применяются значительно реже, чем антидемпинговые.

С первых лет независимости Украина стремилась доказать свою рыночность. И в Европейскую комиссию, и в Министерство торговли США было представлено очень много документов с аргументацией, как мы выполняем все критерии. Однако в течение многих лет не было сдвигов в этом вопросе. Что же изменилось на этот раз, почему именно сейчас Украину признали рыночной?

Скорее всего, это стечение многих факторов. Прежде всего следует отметить, что, несмотря на правовой характер вопроса, в нем есть довольно сильный политический контекст. Понятно, что политическая ситуация в Украине изменилась в лучшую для предоставления этого статуса сторону, понятно и то, что экономические сдвиги, оцениваемые по правовым критериям, тоже произошли. На пути в ВТО наше государство имплементировало и приняло много законов, интегрирующих его в мировое сообщество и отвечающих стандартам развитых государств.

Следует особо подчеркнуть и изменение подхода к решению этого вопроса. Речь идет не только о всяческой правительственной поддержке, оказанной после подачи очередного обращения по поводу рыночного статуса. Знаменательно, что этой проблемой занялись те, для кого ее решение было наиболее необходимо, в частности металлурги, поскольку металлургический комплекс является одним из крупнейших экспортных комплексов Украины и именно на него налагались значительные антидемпинговые санкции.

Украинская ассоциация предприятий черной металлургии «Укрмет» объединила усилия 12 металлургических комбинатов и заводов, что и позволило профессионально подойти к решению этого вопроса — так, как это делают на Западе. Скоординировав деятельность предприятий, Ассоциация заручилась юридической поддержкой для решения правовых вопросов, связанных с рыночным статусом. Была нанята профессиональная адвокатская команда как из американских, так и из украинских юристов, специализирующихся на решении торговых споров и на международном торговом праве.

Благодаря совпадению всех этих факторов, Украине удалось получить рыночный статус, и тонны переводов законодательства, тысячи документов легли в архивные файлы как министерства торговли США, так и отечественных министерств.

На сегодняшний день вопрос рыночности для нас закрыт. Несмотря на то, что Украину и далее трактуют как нерыночную в некоторых странах, в частности в Бразилии, Мексике, Индии и т. п., эти страны, несомненно, будут наследовать пример США и Европы и в недалеком будущем признают Украину страной с рыночным статусом.

К сказанному следует добавить только то, что решение о нашем рыночном статусе является чрезвычайно своевременным, учитывая подготовку ко вступлению во Всемирную торговую организацию. Украина вполне могла повторить «китайский вариант». Напомним, Китай добровольно согласился быть нерыночным на протяжении 15 лет со дня его вступления в ВТО, и это зафиксировано в протоколе о вступлении. Украину мог ожидать такой же вариант, а значит, и антидемпинговые меры против наших экспортеров оставались бы очень высокими.

Разумеется, статус страны с рыночной экономикой не сотворил чуда. Да и не следовало этого ожидать. Статус открывает нам двери к борьбе на равных за рынки сбыта, мы имеем шанс на практике доказать конкурентоспособность наших отраслей.

Эффект от рыночности экономики станет ощутим в долгосрочной перспективе. Благодаря этому статусу наши предприятия смогут переориентировать свой экспорт на развитые страны, что приведет к технологическому прогрессу, поскольку конкуренция на западных рынках требует все более совершенных продуктов, высоких технологий. Место украинских экспортеров — не в Азии и не в Африке, где к тому же у нас появляется чрезвычайно серьезный конкурент — Китай. Место наших экспортеров на западных рынках, чьи потребности постоянно будут подталкивать отечественных производителей к внедрению технологических новшеств.

Теперь, после решения «украинского вопроса» на территории бывшего Союза остается лишь несколько государств с нерыночными экономиками. Так что в целом механизм нерыночности выполнил свою функцию переходного, который был нужен Всемирный торговой организации для обеспечения возможности членства как можно большему количеству государств. В 2016-м, когда пройдет 15 лет со дня вступления Китая в ВТО, вопрос о рыночности или нерыночности стран, скорее всего, отпадет сам собой, и о нем больше никто не вспомнит...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно