Регулирование кредитных рынков: чего захочет Франция, захочет весь мир?

14 сентября, 2007, 13:46 Распечатать Выпуск №34, 14 сентября-21 сентября

Августовская лихорадка на мировых кредитных рынках сменилась относительным затишьем. Как считаю...

Августовская лихорадка на мировых кредитных рынках сменилась относительным затишьем. Как считают большинство аналитиков, просто потому, что конец августа — начало сентября сопровождаются целой чередой национальных праздников в крупнейших финансовых столицах мира, а банкиры, вынужденные было отложить свои традиционные августовские отпуска, сейчас дружно ринулись наверстывать упущенное. Поэтому проблемами безопасности кредитных рынков наиболее активно озаботились политики, из своих неприкосновенных отпусков уже вернувшиеся.

Собственно, по обе стороны Атлантики законодатели сейчас только делают вид, что размышляют над основным вопросом экономики: способны ли рыночные механизмы самостоятельно справляться с «издержками производства» или вмешательство государства все же необходимо? Даже в американском Конгрессе ожесточенные дебаты ведутся уже не в формате «вмешиваться — не вмешиваться», а лишь вокруг методов и масштабов вмешательства.

С одной стороны, даже демократы не считают необходимым выдавать финансовые индульгенции миллионам американцев, «купившихся» на дома, которые им явно не по карману, и свято уверовавших, что цены на недвижимость будут расти всегда. С другой — именно осенью в США начинают в массовом порядке истекать льготные периоды погашения субстандартных ипотечных кредитов (то есть кредитов, выданных с учетом пусть даже сомнительной кредитоспособности заемщиков, но в расчете на выгодную перепродажу недвижимости по более высокой цене, и к тому же предусматривающих существенно заниженные ставки в самом начале). По оценкам Deutsche Bank, к концу 2008 года по 400 млрд. долл. ипотечных кредитов ставка должна вырасти на 30 и даже более процентов! 13% таких кредитов (после повышения ставок) уже просрочены, и никто не сомневается, что это только начало… И все это — накануне выборов!

Впрочем, пока американские демократы с республиканцами торгуются в отношении того, как лучше использовать механизмы страховки для предотвращения эффекта домино, во Франции к проблеме подходят более радикально. Правда, политическая ситуация там прямо противоположна американской: команда Николя Саркози лишь начинает отрабатывать свои предвыборные обещания. Среди которых было исключительно много прорыночных лозунгов. И Франция, так долго отвергавшая англосаксонскую модель капитализма, похоже, ждет реформ именно в этом направлении.

Причем здесь уже есть и действия, и результаты. Сокращение налогообложения, ужесточение требований к претендентам на пособие по безработице, сокращение государственного аппарата — все, как доктор прописал. В результате уровень безработицы сократился до самого низкого за последние 25 лет уровня, а авторитет Франции на международной (в том числе и экономической) арене существенно вырос. И теперь останется только проверить насколько.

Как заявила в целой серии резонансных интервью Кристин Лагард, министр экономики Франции, президент поручил ей подготовить пакет предложений по ужесточению регулирования международных финансовых рынков. И выполнять поставленную перед ней задачу 51-летняя француженка взялась со всей присущей ей энергией и профессионализмом. А и того, и другого г-же Лагард не занимать. Сразу после получения диплома юриста в Парижском университете она поступила на службу во французский филиал Baker&McKenzie, где доросла до первой женщины-президента всемирно известной фирмы, доходы которой за время ее руководства выросли на 30%. Эти годы она провела уже в США. В 2006 году журнал Forbes присудил ей 30-е место среди ста самых влиятельных женщин мира. А в 2005-м ее позвали назад, во Францию, в Кабинет тогдашнего премьер-министра Доминика де Вильпена. И сейчас она — первая женщина, получившая реальный шанс «порулить» всей экономикой «большой семерки».

Встреча министров финансов самых развитых стран мира, верхушки Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка (ВБ) должна состояться 20—22 октября. Так что к концу сентября проект реформы уже должен быть готов. При этом г-жа Лагард, которая вернулась во Францию с твердым намерением нести во французские массы ценности экономического либерализма и идеалы глобализации (хотя в США получила известность как неутомимый адвокат французской экономической политики), попала под шквал обвинений в экономическом национализме и протекционизме. Которые, естественно, с негодованием отвергает.

Обострение нынешней ситуации на кредитных рынках она объясняет «типичными эксцессами» американского капитализма, «культурой азарта», надежный заслон которым должен быть возведен совместными усилиями ведущих держав мира. Но… по инициативе снизу. То есть это сами игроки финансовых рынков должны захотеть раскрывать больше информации о том товаре, который они предлагают клиентам, и при этом ни в коем случае не прятаться за мудреные финансовые термины и противоестественно закрученные пирамиды. «Вопрос заключается не в том, чтобы ограничивать торговлю или препятствовать рыночной активности, вопрос в том, как обеспечить то, чтобы «навороченность» финансового продукта не делала его настолько сложным, что даже инвесторы, профессионально им занимающиеся, не до конца понимали, а что же это такое», — отмечает министр финансов Франции.

«Наша роль как правительств добиться того, чтобы все инвесторы — и маленький мальчик из провинциального городка, и менеджер, управляющий портфельными инвестициями в крупной фирме, — имели достаточно информации о тех условиях, в которых они действуют, и о тех продуктах, с которыми они действуют», — подчеркивает г-жа Лагард. Кредитные рейтинговые агентства, по мнению французского министра, должны существенно повысить свои стандарты: «Без прозрачности нет доверия. А без доверия нет результативности».

Ее оппоненты (в экономической плоскости) утверждают, что рынок и сам сможет справиться с проблемой повышения прозрачности. Так, колумнист The International Herald Tribune Джон Винокур уже предложил читателям своего издания готовиться к появлению нового вопроса в талмудах банковских анкет: «А вы делали инвестиции в субстандартную ипотеку?». Хотя гораздо большую опасность реализация французской программы реформирования финансовых рынков таит для политиков.

Сейчас председательское кресло в G7 занимает Германия, которая крайне неодобрительно наблюдает за пробуждением французской «спящей красавицы» и ее активизацией (к слову сказать, журналисты и аналитики ловили каждый комментарий Лагард чуть ли не с таким же пиететом, как и легендарного Гринспена). В Берлине не на шутку встревожены попытками Парижа взять под политический контроль ЕЦБ (руководит которым, кстати, француз Клод Трише), а также тем, что выдвижение Доминика Стросс-Кана, бывшего министра финансов Франции, кандидатом на пост главы МВФ произошло практически без предварительных консультаций с немцами. Правда, затем западных европейцев заметно сплотило выдвижение Кремлем альтернативной кандидатуры чеха Йозефа Тошовского. Учитывая, что Стросс-Кан также является ярым сторонником более жесткого регулирования глобальных рынков и более активного участия государства в экономической жизни, можно предположить, что планы неистового Сарко сделать глобальный капитализм более нравственным получат шанс на осуществление.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно