Пуск в режиме национального престижа

1 августа, 2008, 12:34 Распечатать Выпуск №28, 1 августа-8 августа

Днестровскую ГАЭС накрыл девятый вал — громких корпоративных разборок, большой политики и большой воды.

Затяжные сильные ливни подняли уровень воды в Днестре до катастрофической отметки. Такого наводнения не помнят даже старожилы. Вода прибывала с расходом до 5 тыс. кубометров в секунду. Генподрядчик строительства Днестровской ГАЭС- ООО «Энергопром» бросил все силы на наращивание грунтовой перемычки, отделяющей и защищающей основные сооружения гидроаккумулирующей станции от Днестра. Занятый авральными работами, директор «Энергопрома» Сергей Лисниченко волновался, что придется встречать премьер-министра Юлию Тимошенко в рабочей спецовке и сапогах — в понедельник премьер осматривала с вертолета затопленные наводнением районы Буковины и посетила ГАЭС. Однако высокую гостью больше интересовало наводнение. Подробное знакомство главы правительства с проблемами гидроаккумулирующей станции еще впереди.

Незадолго до этого с неофициальным блицвизитом здесь побывал президент. Виктор Ющенко искренне признался, что не ожидал увидеть столь грандиозное по размаху строительство. (Кстати, шестое в мире по масштабам.) После осмотра новостройки у него был продолжительный разговор тет-а-тет с буковинским губернатором Владимиром Кулишом о дальнейшей судьбе ГАЭС. Поговорить было о чем — незадолго до встречи на днестровских кручах В.Кулиш положил на стол президенту докладную с подробным изложением ситуации вокруг станции, акцентируя внимание на необходимости срочно решить вопросы собственности с полной передачей имущественного комплекса недостроенного стратегически важного энергетического объекта государству.

Этот вопрос стал ключевым на выездном заседании рабочей группы СНБО, руководства НАК «Энергетическая компания Украины» и областной власти на Днестровской ГАЭС по вопросам ее строительства и финансирования, состоявшемся 24 июля. Остро прозвучал он и на ежеквартальной пресс-конференции президента, проходившей в Киеве в тот же день и в то же время.

Совпадение рассмотрения проблемы во времени и тональности было, разумеется, неслучайным. «Мы должны достичь энергетической самосостоятельности, — сказал президент. — Поэтому этот объект, в котором замешаны колоссальные частные интересы, которые, я убежден, в ближайшие несколько недель мы отметем... и там будет присутствие исключительно государства, там будет стоять исключительно государственная монополия, поскольку речь идет не только о генерации, речь идет об уникальной регуляторной функции, которая касается всего рынка. И эту функцию, по моему глубокому убеждению, должны выполнять не частные лица, а государство. В этом его миссия».

— Проблема акционеров и связанных с ними судебных разбирательств мешает нам продвигаться к цели, — вторил президенту в Новоднестровске заместитель секретаря Совета национальной безопасности и обороны Сергей Парашин. — Передача на баланс государственной компании этого объекта — необходимое условие пускового периода, на который вышло строительство. Недопустимо ставить интересы двух-трех человек выше интересов страны.

Можно было бы поспорить относительно обязательности государственной монополии — как вообще, так и в энергетике в частности, если бы упомянутых президентом (правда, без фамилий) частных лиц, являющихся акционерами ГАЭС, действительно волновала ее достройка. С 1999 года, когда было основано ОАО «Днестровская ГАЭС», освоение капиталовложений было столь мизерным, что речь шла фактически не о строительстве, а о сохранении построенного от разрушения. Хотя акционерное общество создавали с благородной целью — привлечь мощного инвестора. Однако переговоры со Всемирным банком о предоставлении кредитных ресурсов завершились ничем, хотя уважаемая швейцарская инжиниринговая компания, проводившая международную экспертизу проекта, подтвердила техническую, технологическую, экономическую и финансовую целесообразность достройки Днестровской ГАЭС.

Не оправдались надежды на канадскую компанию ESI E&C Co. Inc, которая в 2000 году выиграла объявленный Фондом государственного имущества Украины конкурс на лучший инвестиционный проект достройки ГАЭС. Из-за грубых нарушений условий договора (обещанные средства длительное время не поступали) его расторгли.

Акционеры инвестора так и не нашли. Средства из целевой надбавки к тарифам на электроэнергию генерирующих компаний (едва ли не единственный источник финансирования долгостроя) распылялись на второстепенные работы. В результате запланированные сроки сдачи первого комплекса из трех гидроагрегатов неоднократно срывались, а с ними — и выполнение многочисленных правительственных постановлений, президентских указов и решений СНБО о необходимости ввести в эксплуатацию гидроаккумулирующую станцию на Днестре. А несоблюдение строительных графиков — это не просто промедление со сдачей объекта. Эта прямая угроза его безопасной эксплуатации. Ведь речь идет о сложном энергетическом комплексе.

Это при том, что управление строительством ГАЭС вместе с акциями оказалось в руках далеко не последних людей государства, которые в то время (а некоторые и сейчас) занимали высокие властные кабинеты в управлении энергетическим сектором. Похоже, многие были очень заинтересованы в том, чтобы запуск Днестровской ГАЭС растянулся еще не на одно десятилетие. Строительство ради строительства — тоже, как свидетельствует опыт, неплохой бизнес. Особенно когда появляется возможность увеличить любыми способами активы, включая судебные иски против государства и междоусобные разборки на грани криминала.

Все это в 2005 году дало основания тогдашнему министру топлива и энергетики Ивану Плачкову поставить вопрос о ликвидации ОАО «Днестровская ГАЭС», организационная несостоятельность которого явно тормозила строительство. Внеочередное общее собрание акционеров приняло соответствующее решение. Ликвидационная комиссия начала процедуру ликвидации. Функции заказчика перешли к государственной компании «Укргидроэнерго». Но в стране поменялась власть, и сохранившееся ОАО снова оказалось у руля станции.

Сегодня вопрос стоит не так кардинально — о передаче основных фондов Днестровской ГАЭС, а именно — государственной доли имущества, на баланс «Укргидроэнерго». С января этого года компанию вторично назначили генеральным заказчиком многострадального строительства. «Права собственности миноритарных акционеров будут защищены, они ничего не потеряют», — подчеркнул на выездном заседании СНБО и.о. вице-президента НАК «ЭКУ» Александр Щербатюк. «Этот процесс не пройдет гладко и безболезненно, мы четко понимаем, что будет сопротивление», — добавил он.

Опередить вполне вероятное развитие событий с судебными исками пытался присутствующий на заседании губернатор Черновицкой области Владимир Кулиш: «Все знают, что активами незавершенного строительства Днестровской ГАЭС длительное время управляли миноритарные акционеры и аффилированные лица из офшорных зон на Кипре. В том числе и государственной долей акций, которой вообще нельзя было так управлять. Скажу больше, даже территориальный и имущественный конфликт с Молдовой, требовавшей от Украины часть акций ГАЭС, что негативно сказалось на сроках строительства, спровоцирован именно этими акционерами, среди которых — очень известные в стране люди. Предлагаю поручить Генеральной прокуратуре, СБУ выяснить, на каких условиях и на каком основании эти акционеры вообще появились. Неслучайно кое-кто из них пытается сейчас немедленно избавиться от акций, поскольку прекрасно знает, что владеет ими незаконно».

Если Генпрокуратура прислушается к словам губернатора Буковины, в поле ее внимания непременно попадет, например, экс-министр энергетики Украины Алексей Шеберстов, который в свое время непосредственно формировал финансовую и техническую политику на Днестровской ГАЭС, а сейчас активно выступает в СМИ с критикой нынешней стратегии ее запуска и имущественной принадлежности. Но по крайней мере новоизбранный председатель правления ОАО Сергей Лунин настроен довольно мирно: «Бесспорно, подобные объекты должны быть у государства».

Передать основные фонды от бывшего заказчика нынешнему необходимо по нескольким причинам. Во-первых, финансовым. Станцию строят за взятые компанией «Укргидроэнерго» краткосрочные кредиты в размере 150 млн. грн. и утвержденную НКРЭ надбавку к тарифам на электроэнергию. В прошлом году бывшему заказчику в который раз не удалось договориться со Всемирным банком. Есть все основания надеяться, что это будет по силам «Укргидроэнерго». Компания давно и успешно работает с этой международной финансовой структурой. А обещанные 100 млн. грн. из бюджетного спецфонда, предназначенного для развития энергетического сектора, похоже, не поступят, пока не будут решены имущественные вопросы в пользу государства. «Я не буду создавать капитализацию объекта для этого нежизнеспособного ОАО и мелких жуликов, которые вертятся вокруг него», — сказал как отрезал на одном из совещаний министр топлива и энергетики Юрий Продан. Зависло также решение Кабмина о привлечении долгосрочного кредита в размере 650 млн. грн.

Во-вторых, как отметил уже упомянутый Александр Щербатюк, активы нужно объединить в одном имущественном комплексе еще до запланированного на декабрь этого года пуска первого гидроагрегата, поскольку придется подписывать акт государственной комиссии, а это может сделать только владелец имущества, взяв на себя, помимо всего прочего, ответственность за работу сложного и масштабного энергетического комплекса.

— Только «Укргидроэнерго» может подписать акт о введении в эксплуатацию уникальной машины, которой является гидроагрегат, по мощности равный всей Каховской ГЭС, и только эта компания со своим уровнем и опытом может достроить Днестровскую ГАЭС, — отметил г-н Щербатюк.

Первый гидроагрегат планируется запустить в режиме синхронного компенсатора. На этом настаивает председатель «Укргидроэнерго», гидроэнергетик с мировым именем Герой Украины Семен Поташник.

— Для оборотного гидроагрегата, которым является агрегат Днестровской ГАЭС, это не тренинг, как кто-то себе представляет, а нормальный эксплуатационный режим, — рассказывает Семен Израйлевич. — Именно так мы запускали в 1970 году первую тогда в Советском Союзе Киевскую ГАЭС. Так начинали работать другие гидроаккумулирующие станции, в том числе Ташлыкская. Это общепринятая практика. Подчеркиваю, у нас есть опыт, мы знаем, как и что делать с точки зрения техники и производственных задач. Почему именно такой режим? Потому что это вообще весьма непросто — запустить машину. Тем более такую огромную и уникальную. Ее непременно нужно сначала проверить именно в режиме синхронного компенсатора по всем параметрам (это понятно каждому гидроэнергетику, никто не возьмется сразу эксплуатировать машину в насосном режиме, кто бы и что бы сегодня ни говорил), провести комплекс испытаний, наработать какое-то количество часов и только тогда приступать к сложной технической задаче — запуску в режиме двигателя-насоса, который по графику должен состояться в мае следующего года. Надеемся, к тому времени машина уже будет работать в сети, производя реактивную энергию.

— Более того, я убежден, — продолжает г-н Поташник, — что вводить в эксплуатацию первый гидроагрегат нужно по решению специально назначенной государственной комиссии по результатам полученного опыта, с учетом всех замечаний, а они будут — это же новая машина, одна из самых мощных в мире. Только после этого можно дать добро на серийное производство остальных агрегатов для Днестровской ГАЭС. Напомню, их должно быть семь. Тогда в 2010 году мы сможем ввести в эксплуатацию вторую машину, а в 2011-м
— третью. Это и будет первый пусковой комплекс, о котором давно идет речь в правительственных постановлениях.

И в заключение хочу сказать: пока мы дискутировали и без конца строили, нас, к сожалению, опередили. Хотя именно гидроагрегат Днестровской ГАЭС должен был быть самым мощным в мире.

Когда в 2006 году я имел честь докладывать на Всемирном конгрессе гидроэнергетиков, проходившем в США, о Днестровской ГАЭС общей мощностью почти 2,5 тыс. МВт с турбинами по 320 МВт, основное оборудование для которой производили отечественные заводы (те же гидроагрегаты), все, включая японских фирмачей, удивлялись и с восторгом переспрашивали: неужели Украина способна запустить такую станцию, еще и своими силами, от проектирования и производства оборудования до проектирования и строительства самого гидроэнергетического объекта? Я с гордостью отвечал: как видите — может. Так вот, недавно «Тошиба» поставила Соединенным Штатам более мощный агрегат. Мы теперь вторые в мире, но пока еще первые в Европе. Полагаю, нужно с большим уважением относиться к национальному престижу, особенно в такой сфере, как энергетика, и, отбросив никому не нужные споры, достроить наконец Днестровскую ГАЭС. Хотя бы для того, чтобы доказать миру, кто мы есть, не говоря уж об экономической необходимости иметь этот гидроаккумулятор, который будет выравнивать пики в суточном и недельном распределении нагрузок энергетической системы страны для надежного и стабильного ее функционирования...

Строительство ГАЭС идет по графику. Генподрядчик, ООО «Энергопром», выполнил сверхсложное и ответственное задание, от которого все открещивались, — успешно перевез из Харькова в Новоднестровск, преодолев около 50 мостов и более тысячи километров, 120-тонное рабочее колесо гидроагрегата, изготовленное харьковским «Турбоатомом».

— Таким образом, было устранено одно из основных технологических препятствий на пути к введению в действие первого гидроагрегата, — говорит генеральный директор «Энергопрома» Сергей Лисниченко. — Продолжается монтаж турбины в кратер шахты, все готово для приема блочного трансформатора, доставку которого несколько тормозит завод-производитель. Однако с нашим опытом («Энергопром» работал не на одной гидростанции) мы его смонтируем в установленные сроки. К сожалению, из-за продолжительной чехарды со сменой заказчика и связанной с этим задержки финансирования потеряно много времени. В прошлом году так и не провели тендеры на поставку комплексного распределительного устройства, его поступление на строительную площадку задерживается. Поэтому специалисты «Укргидроэнерго» рассмотрели технически обоснованную и практически безопасную схему пуска гидроагрегата от Днестровской ГЭС-1. Напомню, что по проекту первый пусковой комплекс из трех гидроагрегатов будет вырабатывать 1015 млн. кВт электроэнергии. Нужно будет лишь определить тариф, и станция начнет сама зарабатывать на себя средства. Если же кто-то снова надумает тормозить и приостанавливать ее строительство, которое и без того продолжается уже четверть века, это будет настоящее преступление против страны.

Форс-мажор с наводнением, ясное дело, внес свои коррективы в строительно-монтажный график. Для строителей — это еще более интенсивный режим работы, которая и без того продолжается здесь днем и ночью. Как говорят в «Энергопроме», с ненастьем и всеми задачами — справятся. Неплохо бы еще иметь согласие в действиях и мыслях — и тех, кто на строительной площадке ГАЭС, и тех, кто вне ее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно