ПРИВАТИЗАЦИЯ МЕНЕДЖМЕНТА — ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ ИТОГ

4 декабря, 1998, 00:00 Распечатать

Коммунисты зря надеялись остановить «прихватизацию», инициируя введение моратория на этот процесс...

Коммунисты зря надеялись остановить «прихватизацию», инициируя введение моратория на этот процесс. Движение собственности сродни броуновскому, и происходит не только в ходе приватизации имущества

Авторы этого материала с сожалением констатируют, что, увы, не им принадлежит меткое определение «приватизация менеджмента». Пару месяцев назад формулу этого процесса если не вывел, то четко сформулировал народный депутат Юрий Ехануров. В двух этих словах сконцентрировано почти все, что в последние месяцы происходит параллельно процессу приватизации в Украине. Более того, рискнем предположить (на основании фактов, о которых далее пойдет речь), что если это явление станет масштабным, о приватизации как таковой вообще придется забыть. Атавизм, знаете ли…

Ну зачем попу гармонь?

Логика нашего предположения весьма проста: приватизация менеджмента (то есть получение права управлять государственным пакетом акций, который зачастую является еще и контрольным) обходится почти даром. А коль так - к чему издержки на покупку собственности да еще хлопоты с инвестициями? Если какое-то юридическое лицо уже владеет (или хотя бы контролирует), скажем, 20-25% акций облюбованного предприятия, то для того, чтобы получить полный контроль над ним совсем не обязательно докупать 25-30%, недостающих для формирования контрольного пакета акций.

Попросту говоря это значит, что, воспылав желанием не только контролировать (а точнее - не столько) технологический процесс на облюбованном предприятии, но, главное, влиять на действия руководства и принимаемые им решения, относящиеся к сбыту, кредитам, доходам АО - словом, на финансовые потоки этого предприятия, претенденту достаточно добиться, чтобы именно ему был передан в управление государственный пакет акций этого ОАО.

Мы не будем вдаваться в возможные сложности современной (и, видимо, все же временной) технологии «приватизации менеджмента». В конце концов, важен результат. А на сегодня он таков: весомые, если не контрольные, госпакеты акций весьма привлекательных и далеко не безнадежных в финансовом отношении предприятий Украины переданы или готовятся к передаче в управление негосударственным юрлицам на безальтернативной основе.

Первой ласточкой в этой стае оказалось калушское предприятие «Ориана», 50% плюс одна акция которого было передано в октябре в управление украино-канадскому СП «Шелтон». Затем пакеты трех облэнерго были отписаны «Украинскому кредитному банку». А 2 декабря, по сообщению агентства «Интерфакс-Украина», правительство поручило Фонду госимущества передать в управление тому же банку госпакет ОАО «Запорожский завод ферросплавов». Примерно в то же время контрольный госпакет акций «Запорожстали» перекочевал в управление от физического уполномоченного лица к юридическому. Известно, что кто-то глаз положил и на госпакет «Азовстали»...

Впрочем, вполне вероятно, что скоро к этому перечню присоединятся и другие акционерные общества, созданные на базе оставшихся самых рентабельных в Украине предприятий (см. таблицу).

С мнением о том, что процесс приватизации менеджмента нарастает, согласился в ходе обсуждения этой темы и народный депутат Александр Рябченко, возглавляющий специальную контрольную комиссию Верховной Рады по вопросам приватизации:

- Я считаю, что еще много заводов пойдет по такой схеме. Ведь суть не в том, чтобы ждать, пока цена госпакета акций поднимется и собственник его продаст. Суть в том, что управляющие компании будут иметь влияние на хозяйственную деятельность управляемых АО. Например, поставщики газа, нефти, электроэнергии. В стране очень большой круг потребителей энергоносителей. И большинство из них не может рассчитаться со всеми своими поставщиками тех же энергоносителей. Поэтому, я думаю, поставщики будут стремиться получить госпакеты акций своих должников в управление, чтобы те поскорее с ними рассчитались.

Остается попросить у трейдеров от энергоресурсов список их должников?

Практика «приватизации менеджмента»

Вообще-то, согласно июльским указам Президента, а также постановлению Кабмина от 4 ноября 1998 года № 1741, функция управления государственными корпоративными правами отошла к специально созданному органу - Национальному агентству по управлению государственными корпоративными правами, возглавляемому Олегом Тарановым. Но пока Кабмин его (управление) продолжает осуществлять через Фонд государственного имущества.

Объяснений этому факту может быть несколько. Но, вероятно, достаточно сказать о том, что к середине нынешней недели Нацагентству передано по акту лишь 46 государственных пакетов акций. Из более чем 6 тысяч имеющихся. А.Рябченко по этому поводу заметил, что в новосозданном Нацагентстве «такие сумасшедшие объемы пока некому принимать».

Как выглядит сейчас кабминовское управление практически, нам популярно объяснил председатель Фонда госимущества Украины Александр Бондарь:

- Мы получили распоряжение премьера: передать в управление госпакет акций АО «Запорожский завод ферросплавов» в соответствии с установленным порядком. А установленный порядок на сегодняшний день таков, что хотя с 4 ноября с.г. все функции по этим вопросам отошли к Национальному агентству, но Кабинет министров вправе поручать эти функции и другим органам. Отдельным распоряжением.

Поэтому на поручение о передаче пакета я ответил: да, мы готовы его передать, но требуется отдельное распоряжение премьер-министра. И подготовили его проект. Текст один к одному, как это было в случае с передачей госпакетов трех облэнерго тому же «Украинскому кредитному банку».

(Еще во вторник в ФГИ утверждали, что такой документ за подписью премьера к ним не поступал. Теперь, как уже известно, поступил.)

- Это конкретное распоряжение, оно не предусматривает проведения конкурса, - отметил А.Бондарь.

- Почему в обход Национального агентства поручение идет к вам, в ФГИ?

- Это уже не ко мне вопрос.

- Какие требования будут предложены к управляющему лицу?

- Они стандартные. Будут также учтены требования Минпромполитики.

- То есть к содержанию договора вы отношения не имеете?

- Мы подписываем его, согласовываем юридически. А все технологические требования всегда готовит Минпромполитики.

- Александр Николаевич, а проверяется ли при заключении подобных договоров финансовая и, скажем так, управленческая состоятельность кандидата «в управленцы»?

- Мы уже не можем проверять. Какой смысл проверять состоятельность, если я должен выполнять распоряжение Кабмина? Тут надо понимать субординацию. В данном случае премьер определил исполнителем Бондаря. Это его право.

- Могут ли данный договор пересмотреть после принятия парламентом закона об управлении?

- Я думаю, что подобные договора с юридической точки зрения очень уязвимы, они отличаются от договоров купли-продажи. Сегодня они подписаны, а завтра подпись может быть отозвана без объяснения причин. Такой договор не заверяется нотариально, он не имеет формы опротестования в арбитражном суде и т.п.

- Допускает ли договор на право управления госпакетами акций возможность «субуправления» - то есть передачу функций по управлению третьему лицу? Нам, во всяком случае, довелось уже слышать о том, что право на управление госпакетом акций ОАО «Запорожсталь» якобы передано третьей структуре.

- Не якобы, а точно. Я подписывал документы и, опять же, было поручение премьер-министра. Договор был составлен на Василия Хмельницкого как физическое лицо. Вы же знаете, какая реакция была - и в правительстве, и у Фонда госимущества, и у меня как его председателя. Но в договоре есть пункт о том, что если управляющее лицо отказывается от своих функций, то их можно передать другому. Новое управляющее лицо было указано распоряжением премьера, и мы перезаключили договор. Я не помню названия фирмы, но это юридическое лицо.

- По некоторым данным, существует целая группа предприятий, которые пойдут на управление по этой схеме. И есть список…

- Пойдут. Может, и список есть. Все может быть. Просто я хочу посмотреть, какой от этого будет результат. Если на предприятиях от этого управления ничего не изменится, то схема себя изживет и мы снова вернемся к приватизации. Хотя, подчеркну, что речь идет о пакетах, которые мы сейчас не приватизируем, они закреплены в госсобственности…

- А не правильнее ли определять очень жесткие требования к управляющему лицу относительно обеспечения будущей деятельности предприятия? Это ведь ваша парафия, в распоряжении Кабмина не оговорено, какими именно должны быть договорные условия.

- Это уже не «фондовская» тематика, пусть Национальное агентство по управлению корпоративными правами этим занимается…

Мы еще не знаем точно, какие пункты будут указаны в договоре-поручении по управлению госпакетом акций ОАО «Запорожский завод ферросплавов». Однако известно, что в договоре-поручении, заключенном между ФГИ и «Украинским кредитным банком» 24 ноября с.г. на управление государственными пакетами акций «Кировоградоблэнерго», «Тернопольоблэнерго» и «Херсоноблэнерго», оговорено, что ответственность управляющего наступает в одном-единственном случае, а именно: ущерб, нанесенный управляющим лицом, компенсируется «в соответствии с действующим законодательством».

Поскольку действующего законодательства по описываемой проблеме, скажем прямо, кот наплакал, а опыта в определении того, что ущерб нанесен именно в результате неэффективного управления, - еще меньше, ответственность управляющего выглядит весьма и весьма эфемерно. Скорее даже, как дань особенностям жанра - ну что за договор без никого ни к чему не обязывающих слов об ответственности?

Контролеры, они же великие теоретики?

Национальное агентство по управлению государственными корпоративными правами, между тем, сегодня занято не столь конкретными делами.

- Сейчас мы собираем информацию и предложения министерств, госадминистраций и третьих сторон, - говорит глава Нацагентства Олег Таранов. - Я считаю, что сегодня мы должны найти тех, кто способен предложить наиболее эффективную модель управления госимуществом, кто имеет сегодня реальные средства. Сейчас сказать конкретно, какие предприятия куда пойдут, я не могу. Все это будет проводиться через конкурс, будет абсолютная прозрачность. К примеру, если госакции хотят взять в управление облгосадминистрации, мы планируем предъявить им в качестве одного из условий принятие на баланс области коммунальной сферы. Потому что без этого 10-20% предприятий сегодня будут убыточными...

- Предусмотрена ли Нацагентством система проверки серьезности не только намерений управляющего, но и серьезности его самого, например, аудиторская проверка претендентов?

- Обязательно. В Нацагентстве уже сформирована команда профессиональных аудиторов и финансистов, которые реально будут оценивать и финансовое состояние предприятий, и предложения по управлению предприятиями, которые подадут нам и коммерческие организации, и министерства, и областные администрации.

Будет введена система отчетности управляющих, т.е. мы регулярно будем получать информацию о работе управляемых предприятий, анализировать ее, и если кто-то не выполнит взятых обязательств, договоры с такими управляющими будут расторгаться и предприятия будут передаваться в руки тех, кто сможет наиболее эффективно работать.

- Олег Вадимович, вы говорите о том, что Нацагентство еще только будет делать. Но процесс передачи госпакетов акций в управление уже идет: «Ориана», «Запорожсталь», три облэнерго, «Запорожский ферросплавный...»

- Это мимо нас. Мне сегодня сложно сказать, насколько будет эффективно управление, договоры на которое уже заключены Фондом госимущества. Как раз наша задача - проанализировать это управление, и если оно окажется неэффективным, то выйти с предложением в Кабмин о расторжении этих договоров.

Хотя, в принципе, все эти уже заключенные договора управления должны перезаключаться через нас по схеме, уже утвержденной Кабмином, которая будет работать во всем государстве. В любом случае, мы будем пересматривать все эти моменты...

Чем мутнее,

тем вкуснее?

Надеяться и тем более утверждать, что управляющее лицо будет стремиться поднимать производство в надежде на грядущее вознаграждение своих усилий (скажем, в виде определенного процента от суммы дивидендов на государственные акции, которая направляется в бюджет), пока рановато. Да, возможно, в новом законе такую норму предусмотрят, и в департаменте ФГИ по корпоративному управлению нынче записывают расплывчатую фразу о вознаграждении в надежде именно на это.

Но коль скоро нынешние кандидаты в управленцы не стали дожидаться принятия соответствующего закона, значит, есть какие-то резоны посерьезней. Мы можем только предположить, что самая большая «страшилка» для них - прозрачность схемы, конкурсный порядок отбора уполномоченных лиц по управлению, который, кстати говоря, уже утвержден постановлением Кабмина № 1741 от 4 ноября.

О конкурсной системе отбора уполномоченных по управлению госпакетами акций в нашем отечестве говорят давно. Она была козырем принятого еще в январе нынешнего года в первом чтении закона «Об управлении объектами государственной собственности» и не похоронена до сих пор. А еще раньше декларировалась в программе приватизации-97. В 1998-м программа приватизации, утвержденная одноименным законом, также предполагала конкурсы по отбору уполномоченных лиц (юридических и физических) - «в порядке, установленном ФГИ, Минэкономики, Антимонопольным комитетом Украины и Госкомиссией по ценным бумагам и фондовому рынку». Кстати, в пункте 105 этой госприватизационной программы предусматривалось автоматическое назначение уполномоченного управляющего лица (если ему в управление передано более 50% акций АО) если уж не главой, то как минимум членом наблюдательного совета этого АО.

К слову, об управленческих способностях потенциальных претендентов. В уже упомянутом законе о программе приватизации на 1998 год (пункт 107) предусматривалось, что претенденты в управленцы, должны иметь «соответствующий сертификат (диплом)», который после спецучебы выдается претендентам специально аккредитованными Минобразования учебными заведениями. Нам неизвестно, располагают ли такими сертификатами уже ставшие управленцами лица и позаботились ли об их получении претенденты в управляющие госпакетами акций.

Впрочем, в сертификатах ли дело, если посреди года ломается худо-бедно действовавшая система, и после июльских указов Президента, в одночасье вопросы управления перестают регулироваться исключительно программами приватизации. ФГИ уже не управляет процессом, Нацагентство - еще не управляет. В юриспруденции ситуация, аналогичная такому межвластию, характеризуется как правовой вакуум.

Тут «вдруг» вспомнили, что управление - это неотъемлемое право Кабмина. В ход пошли правительственные распоряжения...

Признавая в принципе логичность процесса передачи госпакетов акций в управление, народный депутат Александр Рябченко заметил, что по сравнению с покупкой пакета право управления им намного выгоднее: «Во-первых, это дешевле. Во-вторых, никакого конкурса нет, принимается правительством решение и никто его не оспаривает. Парламенту такие решения не подведомственны».

В принципе, проводись назначение управляющих - даже по стратегически важным предприятиям - открыто, с оглядкой не только на политическую «родословную», но и на финансово-экономические особенности претендентов (хотя точнее было бы, наверное, написать «не столько»), даже нынешние решения можно было записать в графу «эксперимент» и спокойно наблюдать за тем, что происходит на объектах, доверенных управляющим. Может, где-то задолженность ликвидировали, может, где-то давно остановившееся производство возобновили. Опыта управления госпакетами никто в Украине не имеет, так что любая попытка на первых порах сгодится.

Но пара-тройка вопросов остается. Например, почему в лидеры по управлению в Украине нынче выбился именно «Украинский кредитный банк», а не, скажем, «Приват», «Финансы и кредит», «Нефтегазбанк» или кто иной?.. И почему именно банк? Если верить публичным сообщениям и данным, характеризующим успехи самого «Украинского кредитного банка», то считать его самым преуспевающим в стране нет веских оснований. Как сообщает агентство «Интерфакс-Украина» со ссылкой на данные Ассоциации украинских банков, на 1 ноября с.г. «Украинский кредитный банк» занимал 6-е место среди украинских банков по объемам активов. Правда, без учета «Украины», «Проминвестбанка», «Укрэксимбанка» и «Укрсоцбанка». Кстати, нынче, сообщает это же агентство, Минэнерго направило в Кабмин предложение пересмотреть распоряжение о передаче «УКБ» в управление госпакетов трех облэнерго - так как банк, якобы, не имеет соответствующего опыта работы в области электроэнергетики. Однако это почему-то никого не смутило при принятии первоначального решения...

В своем письме премьер-министру 20 октября 1998 года председатель правления «Украинского кредитного банка» Ю.Лях просит передать в управление этому банку госпакет акций ОАО «Запорожский завод ферросплавов» (как сам он отмечает, занимающего по производственным мощностям второе место среди аналогичных предприятий Украины) - и на том основании, что у банка имеется опыт и средства для изменения кризисной ситуации, сложившейся в этом АО. Но какой конкретно опыт и, собственно, какие средства - об этом конкретно ничего не говорится... Уж не получается ли, что «Украинскому кредитному банку», как говорится, верят на слово? Во всяком случае проект распоряжения Кабмина насчет передачи госпакета акций «Запорожского ферросплавного...» дождался-таки подписи премьера...

Продолжение следует.

Не стесняйтесь просить!

Но что это мы все об облэнерго да «Запорожском ферросплавном..»? Похожее поручение В.Пустовойтенко дал ФГИ и причастным министерствам 27 октября 1998 года. На этот раз - к письмам объединения и СП «Ирэн» от 12 октября, в которых один из авторов (примечательна его фамилия и должность - президент И.Жовтис) просит передать в управление объединению предприятий корпорации «Ирэн», куда входит и одноименное СП, госпакет акций ОАО «Николаевский глиноземный завод». СП о себе сообщило значительно больше, чем «Украинский кредитный банк». Возможно, поэтому и соответствующий проект был подготовлен не в виде распоряжения Кабмина, а как проект постановления правительства?

По информации, которую представили И.Жовтис и гендиректор С.Спатар, СП «Ирэн» уже имеет в собственности 1 247 850 акций ОАО «НГЗ» и много лет обеспечивает завод энергоресурсами. И.Жовтис также сообщает премьеру В.Пустовойтенко, что «в 1995 году, благодаря работе, проведенной СП «Ирэн», ОАО «НГЗ» была получена квота на переработку глинозема на Красноярском металлургическом комбинате в размере 800 000 тонн». Квота действительно, что называется, была для НГЗ спасительной (это могло обеспечить реализацию чуть ли не 90% годового производства глинозема). Но была ли она реализована? Кроме того, еще недавно «прорыв блокады» на российском рынке сбыта глинозема директор НГЗ В.Мешин публично объяснял вовсе не заслугами СП «Ирэн». Или кто-то не так что-то понял?

Что же касается обеспечения НГЗ энергоносителями, то «Ирэн» в самом деле имела к этому отношение, как и к некоторым другим проблемам НГЗ. Но среди, например, оптовых импортеров газа в те годы «Ирэн» упоминалась только несколько раз. Затем она, вероятно, стала реализовывать газ, поставляемый другими газотрейдерами. И нам неизвестно, рассчиталась ли с ними эта компания за газопоставки... Но тем, кто рассматривает возможность передачи в управление корпорации «Ирэн» государственные 55% акций ОАО «НГЗ», видимо, есть смысл задаться такого рода вопросами. Одних только отношений с алюминщиками России и Таджикистана для этого маловато. НГЗ и сам тем же может похвастаться, только почему-то это не решает его проблем...

Ситуация, конечно, утрирована, но коль скоро для получения в управление госпакета акций таких стратегически важных для экономики страны предприятий, как вышеназванные и перечисленные в таблице, достаточно(?) всего лишь написать кратенькое письмецо премьер-министру, почему бы авторам и редакции «ЗН» не последовать примеру вышеназванных сограждан? И почему бы и нам (как и любому желающему) не попросить «порулить НГЗ»? Ну чем мы хуже? Попросим, например, взаймы у банка (скажем, у того же «Украинского кредитного...»), чтобы уставный фонд нашего юрлица достиг 5% номинальной стоимости желаемого в управление госпакета акций, как предусмотрено законодательством. Мы даже не поленимся запастись соответствующей лицензией - поучимся после работы в аккредитованных учебных заведениях. А ежели без юрлица, так авторам вообще легко: просто напишем письмо премьеру. Тем более, что немало «глиноземных генералов» мы лично знаем не только в России и Таджикистане, а и в куда более цивилизованных и платежеспособных государствах.

Но разве это основание для передачи нам в управление госпакета акций НГЗ?!

Государство, читай, что подписываешь!

Много неясностей и с типовым договором-поручением. Легкость, с которой стороны могут в случае чего «передумать» (с одной стороны - передавать в управление, а с другой - управлять), как на взгляд неспециалиста, просто поразительна: сторонам достаточно друг друга за месяц уведомить об изменившихся обстоятельствах. А было ли управление? А кто чего науправлял? Какой получен эффект? Ищи-свищи… Будто речь идет не о пакетах акций структурообразующих для украинской экономики предприятий.

Один из авторов этих строк тщетно искал в упомянутом договоре про трем предприятиям облэнерго хотя бы намек на то, как в случае его расторжения будут проверяться результаты, каков механизм? Какая структура уполномочена эти результаты проверять? Тщетно. Возможно, просто невнимательно читали. Возможно, и нет механизма вовсе. А внезапное, на первый взгляд, упоминание в одном из пунктов Министерства энергетики Украины, которое «в случае достаточных на то причин или в случае ликвидации юридического лица» может также подать представление о расторжении договора, уже, кажется, сыграло свою черную роль для «Украинского кредитного банка». Отберут пакеты - не отберут, но нервы потреплют, это уж как пить дать.

Есть и другой вопрос к договору. Так ли уж очевидно, что управлять госпакетом акций будет только лицо, в нем означенное? Опыт «Запорожстали», контрольный пакет акций которой передавался государством в управление сначала физлицу (оказавшемуся к тому же народным депутатом Украины), а потом - лицу юридическому, вроде бы развеивает эти сомнения: все действия, как заявил корреспонденту «ЗН» председатель Фонда госимущества А.Бондарь, производились по конкретным распоряжениям правительства. Ну а премьер знает, что делает. Однако… обсуждая вопрос о «субуправлении» с директором департамента по корпоративному управлению ФГИ И.Войцеховским, мы не нашли ни одного законодательного запрета на подобную операцию. А раз запрета нет - все не запрещенное разрешено?

Неясность с правом передачи управления госпакетов акций смущает и главу парламентской контрольной комиссии по вопросам приватизации А.Рябченко:

- Если дальнейшая передача управления возможна, то в принципе, этот процесс от приватизации почти нельзя отличить.

- Выходит, что даже мораторий на приватизацию в случае его утверждения парламентом, ничего бы не изменил по сути? Но может ли в нынешней ситуации парламент хоть как-то повлиять на процесс передачи госпакетов акций в управление негосударственным компаниям, существует ли такой механизм?..

- Дело даже не в том, что нет механизма... Если бы эти факты были единичными, тогда, наверное, было бы много недовольных. Но так как этот процесс набирает обороты, может оказаться, что возражающих против передачи госпакетов акций в управление в сессионном зале ВР меньше, чем заинтересованных... Нужно просто серьезно посмотреть, как обстоят дела: кто выигрывает, кто проигрывает?

Похоже, что чаще рискует проиграть государство. Почти во всех случаях?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно