ПРИВАТИЗАЦИОННЫЙ СПЛАВ С ПРИМЕСЬЮ АЛЮМИНИЯ

11 июля, 2003, 00:00 Распечатать

Очередная иньекция в экономику на поверку оказалась обыкновенной клизмой. Радио по-киевски Для запорожских промпредприятий этот год особенный...

Очередная иньекция в экономику на поверку оказалась обыкновенной клизмой.

Радио по-киевски

Для запорожских промпредприятий этот год особенный. Ну, просто куда, извиняюсь, не глянь — сплошные юбилеи. Не у всех, конечно, но у подавляющего большинства ведущих — точно. И это неудивительно. В начале 30-х, параллельно со строительством Днепровской ГЭС, Страна Советов возводила в Запорожье мощный металлургический комплекс, перекроенный впоследствии в ряд предприятий-гигантов: «Запорожсталь», «Днепроспецсталь», ферросплавный... Присутствует в этом перечне и Днепровский алюминиевый завод, позже названный Запорожским алюминиевым комбинатом. В начале нынешнего лета здесь справили 70-летие.

Дата солидная, и, как полагалось встарь, ее ознаменовуют «новыми трудовыми достижениями». К числу таковых на предприятии относят 6-процентный прирост производства товарного алюминия в прошлом году и, соответственно, увеличение выпуска первичного алюминия на 2,8%, а также освоение сплава с повышенными техническими характеристиками для АвтоВАЗа и современной упаковки для отгрузки глинозема. Наконец, перед самим праздником была возобновлена работа руднотермической печи, остановленной ранее из-за нехватки электроэнергии.

Откровенно говоря, список предъюбилейных свершений не очень впечатляет. Даже если к нему добавить еще один показатель, которым администрация предприятия тоже гордится. Это — увеличение объема поставок алюминия на внутренний рынок. В прошлом году — на 7%, и этот показатель продолжает увеличиваться в нынешнем. А это, дескать, свидетельствует о возрождении экономики Украины.

Как говорится, блажен, кто верует. Только, помнится, два года назад бывший гендиректор комбината Иван Бастрыга заявлял в интервью: «В Украину мы поставляем около 23% алюминия, но нам достоверно известно, что для собственного производства Украине нужно не более 17% нашей продукции. Выходит, что разница в 6% проходит через посредников за кордон и сбивает нам цены». И кто бы мог подумать, что с тех пор ситуация в отечественной экономике кардинально улучшилась. Или все же тон в ней задают традиционные причинно-следственные связи? Хотя, собственно, к чему гадать. Предпочтительнее ознакомиться с истинным положением дел на комбинате, скрытом за цветастой ширмочкой показного благополучия.

Первое, что бросается в глаза, — вопреки некоторым ожиданиям, экономического рывка на ЗАлКе не произошло. Скорее, даже наоборот. Хотя объемы выпуска товарной продукции увеличились, годовая прибыль от ее реализации сократилась до
14,3 млн. грн.

Причину такой неблагоприятной динамики администрация комбината объясняет падением мировых цен на алюминий. В 2000 году средняя стоимость тонны металла составляла 1549 долл., в 2001-м — уже 1444, а в прошлом и вовсе 1349 долл. за тонну. Что ж, о коварстве мировой буржуазии мы хорошо наслышаны еще с 1917 года. Правда, примерно с тех же пор неоднократно представлялась возможность убедиться, что собственные неурядицы далеко не всегда вызваны происками извне.

В 1995 году на комбинате в отведенные правительством сроки подготовили пакет документов по корпоратизации. Но на этом процесс застопорился. Создавалось впечатление, что из-за кадровой чехарды в Кабмине о ЗАлКе попросту забыли. Хотя на самом деле интерес к нему постоянно присутствовал. Правда, несколько своеобразный. Планы приватизации комбината несколько раз уточнялись и изменялись. И лишь 21 апреля 1999 года (за 9 дней до окончания срока сертификатной приватизации), предприятию дали добро на реализацию акций. К тому времени многие алюминщики, разуверившись в возможности стать акционерами своего предприятия, уже использовали свои сертификаты, поэтому по условиям льготной продажи за ПС и КС работникам комбината досталось всего 1,58% акций. Еще 0,41% приобрели другие граждане-льготники, и 5% — руководители предприятия, имеющие право на дополнительную покупку акций.

Столь жесткие условия приватизационного процесса можно было бы объяснить ставшей привычной безалаберностью, однако дальнейший ход событий давал серьезные основания полагать, что проблемы возникали отнюдь не сами по себе, а отображали последовательность этапов осуществления плана не столько выгодной продажи госсобственности, как его покупки.

Примечательно, что в течение нескольких лет с начала приватизации индексация основных фондов ЗАлКа не производилась ни разу. Его оценочная стоимость оставалась неизменной — 155,7 млн. грн., или порядка 30 млн. долларов. Но и это не все. Когда акции комбината выставили на открытые торги, его экономическое положение было крайне сложным. С ноября 1999-го предприятие удерживали на голодном энергопайке, из-за чего производство алюминия сократилось почти на 1,5 тыс. тонн. Не улучшилось положение и в 2000 году. Только в январе из-за ограничения поставок электроэнергии убытки комбината составили около 2 млн. грн. Если учесть, что к тому времени украинские энергоснабжающие организации уже находились в частной собственности, в том числе и «Запорожьеоблэнерго», поставляющее электроэнергию на ЗАлК, то нетрудно предположить, для кого работа комбината по принципу «чем хуже, тем лучше» была весьма предпочтительной.

Когда 6 сентября 2000 года Фонд госимущества объявил конкурс по продаже 68,1% акций ЗАлКа, никто особо не удивился, что среди кандидатов на покупку оказались концерн «Металлургия» и Сумское НПО им. Фрунзе — фирмы отнюдь не равнодушные к ряду облэнерго и, в частности, запорожскому. Вполне возможно, что один из упомянутых претендентов мог бы стать собственником пакета акций, не случись скандального столкновения интересов.

Помимо двух названных претендентов, заявки на участие в конкурсе подали еще шесть компаний — «Итера-Украина», внешнеторговая фирма КрАЗ, «АвтоВАЗ-Инвест», НГЗ, «Сибирский алюминий» и БрАЗ. Правда, три последних претендента отказались от участия в конкурсе после того, как «неожиданно» стало известно о долге ЗАлКа Госрезерву в 155,7 млн. грн. Любопытное совпадение: сумма долга практически точь-в-точь соответствовала размеру уставного фонда предприятия...

Основная борьба развернулась между двумя конкурсантами — ВТФ «КрАЗ» и ЗАО «АвтоВАЗ-Инвест», занявшими в итоге соответственно первое и второе места. И хотя ценовое предложение победителя было бесспорно предпочтительнее (кразовцы посулили за выставленный пакет 101,5 млн. долларов, а «АвтоВАЗ-Инвест» — 69,1 млн.), организаторы конкурса явно к нему не благоволили. Тогдашний премьер В.Ющенко к подобной позиции отнесся резко негативно, настаивая на подписании договора купли-продажи с претендентом, который заявил большую цену. Его мнение осталось неизменным и поныне. В ходе недавнего пребывания в Запорожье Виктор Андреевич вспомнил о событиях почти трехлетней давности.

— Ко мне приходят два народных депутата. Один — глава фракции, другой — сын большого, очень большого человека, и говорят: «Виктор Андреевич, тебе не все равно: или 103, или 72 миллиона?» А я говорю: «Голуби сизые, разница между первой цифрой и второй — это половина месячного фонда пенсионеров Украины». На том и расстались. Правительство трижды обращалось в суд, оспаривая итоги конкурса. И трижды проиграло.

То, что экс-премьер несколько ошибся в предложенных сторонами суммах, в принципе, не суть важно — все же времени прошло немало. Главное, что указанная разница в цене соответствует действительности, если не мелочиться на 1,4 млн. долларов. Гораздо интереснее другое. Какие же все-таки имена кроются за недомолвкой в стиле «если кто-то кое-где у нас порой»? Неужто и вправду подобные беседы, как гласит молва, воздались в итоге одному из «сизарей» 15 млн. долларов и 17,63% акций ЗАлКа? Или это всего лишь сплетня, запущенная недоброжелателями, неспособными своим куцым умом понять, с какой это стати на майском 2001 года собрании акционеров в состав наблюдательного совета ОАО «ЗАлК» вошли представители многоуважаемой компании «Интерпайп»?

Однако мы, кажется, немного отвлеклись от затронутой темы арифметических упражнений в отношении двух обозначающих миллионы долларов цифр — 101,5 и 69,1. Зададимся очередным относительно несложным вопросом: а по какому, собственно, поводу истерика? ВТФ «КрАЗ» первоначально определили победителем конкурса? Таки да! Хоть и не без трений, но преимущество фирмы было признано. И что от нее требовалось? Правильно, уплатить заявленную сумму. На 11,5 млн. кразовцы сподобились, оставалось перечислить еще 90 млн. Но дальше обещаний дело так и не сдвинулось. Поэтому ФГИ заключил договор купли-продажи с «АвтоВАЗ-Инвестом», который без проволочек «отстегнул» государству 69,1 млн. долл. Так в чем проблема?

Примечательно, что окончательный результат конкурса представители и сторонники внешнеторговой фирмы, прежде выступавшие непримиримыми борцами за справедливость, приняли практически безропотно. Хотя, собственно, что им оставалось делать, если КрАЗ и платежеспособность на деле оказались понятиями несовместимыми…

Тут как раз самое время выяснить, какой же форме приватизации предприятия отдавали предпочтение сами алюминщики? Исходя из согласованного в очередной раз плана продажи акций, будущим собственником ЗАлКа виделся не желающий предложить большую сумму, а имеющий намерение инвестировать средства в модернизацию производства. Именно с таким расчетом на средства гранта, предоставленного правительством США и фирмой Kaiser Aluminum в сумме около полумиллиона долларов, было разработано ТЭО инвестпрограммы стоимостью 300 млн. долларов, которые предполагалось освоить в течение 5—8 лет. Это позволяло полностью избавиться от вредных выбросов металлургического производства и значительно улучшить его технико-экономические показатели. В частности, на 15—17% сократить расходы электроэнергии, одновременно увеличив выпуск продукции на 57%. И это при том, что выполнение программы не требовало дополнительных площадей и сокращения производственных мощностей. Наконец, программа предусматривала завершение строительства на комбинате полного цикла переработки алюминия, начатого еще в 1993 году.

К слову, закупленное с этой целью у итальянской фирмы Fata оборудование на 70 млн. долл. по сей день лежит на комбинате мертвым грузом. В работоспособном состоянии находится лишь первая очередь по выпуску рулонной заготовки. Но и она не выдает продукцию, а лишь запускается вхолостую раз в месяц — чтобы техника окончательно не вышла из строя. А, между прочим, работа полного цикла переработки алюминия позволяет повысить цену конечной продукции в шесть раз по сравнению с нынешней в виде чушек.

Но у государства в лице ФГИ сложилось иное видение перспективы приватизации ЗАлКа. Ставку сделали не на заманчивые обещания инвестора, а на реальные деньги, которые готов был выложить потенциальный покупатель. По мнению бывшего руководства комбината, это был в корне неверный подход, поскольку он не позволял облегчить условия работы на предприятии, обновить технологии и предельно изношенные основные фонды. «В случае проведения свободной продажи, игнорирующей инвестобязательства, новые владельцы попросту выкачают деньги и похоронят предприятие», — столь безрадостный прогноз высказал три года назад бывший гендиректор ЗАлКа И.Бастрыга.

И все же, надо отдать должное: в ходе конкурса компромисс формально был достигнут. Согласно договору купли-продажи, подписанному 8 февраля 2001 года ФГИ и «АвтоВАЗ-Инвест», покупатель обязывался не только уплатить заявленную сумму, но и в течение пяти лет инвестировать в ЗАлК 200 млн. долл. Да только обещаниям так и не суждено было осуществиться.

Сначала новые владельцы выступили с инициативой прямых поставок на комбинат российской электроэнергии, что позволило бы снизить себестоимость выпускаемой продукции. Разумеется, идея не была поддержана украинской стороной, поскольку генерирующих мощностей в стране и без того достаточно. Затем последовало новое предложение: провести дополнительную эмиссию акций комбината на сумму 274,5 млн. грн. Аналогичный результат. Что, впрочем, и неудивительно. С какой это стати государство позволит «размыть» принадлежащую ему 25-процентную долю собственности предприятия?

Шло время, а о выполнении инвестобязательств никто и не заикался. Лишь накануне юбилея комбината в ходе одной из пресс-конференций председатель облгосадминистрации Евгений Карташов, будучи уже избранным городским головой Запорожья, в ответе на прямой вопрос о судьбе инвестобязательств вынужден был признать, что выполняются они «из рук вон плохо». Естественно, у нынешнего руководства комбината на сей счет несколько иная, точнее, совершенно противоположная точка зрения.

Суть ее сводится к тому, что после изучения в конце прошлого — начале нынешнего года сложившейся ситуации, технические службы комбината пришли к выводу... о нецелесообразности ранее запланированной реконструкции предприятия. Взамен предложена концепция модернизации, которая позволит оптимизировать технико-экономические показатели и потребует гораздо меньших расходов. Примерный срок ее реализации определен 2014 годом, а сумма — приблизительно 70 млн. долл. Оказывается, за два с лишним года условия изменились, и опыт российских заводов свидетельствует, что реконструкция производства чревата снижением объема выпускаемой продукции, сокращением численности работающих. Вроде бы звучит убедительно. Но как быть с тем, что договор купли-продажи пакета акций предусматривает не модернизационную мимикрию, а вполне конкретные и по срокам, и по суммам объемы финансирования? Например, в течение первого года новые владельцы обязывались вложить в ЗАлК 51,525 млн. долл., второго — еще 13,795 млн. А что касается изменившихся условий, то у новоявленных владельцев вряд ли есть весомые основания на них пенять. Напротив, стараниями чиновников для комбината создан такой режим благоприятствования, что подавляющему большинству отечественных предприятий впору только позавидовать.

Еще в 2001 году Минпромполитики при активной поддержке Запорожской ОГА выступило перед правительством с инициативой снижения тарифов на электроэнергию для ЗАлКа. Подобная попытка была у министерства далеко не первая, но прежде затеи заканчивались неудачей из-за нежелания Кабмина создавать негативный прецедент на энергорынке. А на этот раз все пошло как по маслу — бывший премьер А.Кинах дал поручение подготовить соответствующий проект постановления. С 1 марта прошлого года алюминиевый комбинат перевели со второго на первый класс потребления электроэнергии. Специально для непосвященных: в 2002 году тарифы для потребителей-«первоклассников» были на 36, а то и 40% ниже, чем для «второклассников». Но и это еще не все. С подачи правительства тарифы на электроэнергию для ЗАлКа стали устанавливать ежемесячно и пропорционально средней цене алюминия на Лондонской бирже металлов. Это объясняется значительным снижением цены первичного алюминия на мировом рынке, что наряду с большим удельным весом энергозатрат на его производство резко снижает конкурентоспособность комбината. В качестве примера приводилась деятельность аналогичных зарубежных предприятий, которые несут значительно меньшие затраты на приобретение электроэнергии.

Вообще-то, исходя из подобной логики, лучше всего было бы поставлять электричество ЗАлКу бесплатно. Тогда конкуренты взвоют от зависти, навсегда отказавшись даже от мысли выступать соперниками Запорожского алюминиевого. А если серьезно, то приведенные аргументы не что иное, как банальное запудривание мозгов. Поскольку на Западе металлурги делают ставку не на льготное попрошайничество, а на обзаведение собственными генерирующими мощностями, снижение энергозатрат за счет внедрения современных энергосберегающих технологий и технического перевооружения.

И еще одно немаловажное обстоятельство. Необходимость предоставления энергольгот мотивировалась заботой о единственном украинском предприятии по производству алюминия. Но, позвольте, причем тут ЗАлК? Ведь если на то пошло, комбинат такой же отечественный, как Майкл Джексон — славянин. Третий год фактически полноправным хозяином предприятия выступает зарубежная — даже не государственная, а частная фирма, на которую по сути дела батрачит украинская экономика. Если кому-либо такой вывод покажется слишком резким, пожалуйста, ознакомьтесь с решениями НКРЭ, предписывающими «компенсировать компании «Запорожьеоблэнерго» потери от поставки электроэнергии Запорожскому алюминиевому комбинату», включив убытки в оптовую цену электричества. Очень мило, не правда ли?

Впрочем, в арсенале апологетов льготного тарифа имеется еще один аргумент, который, не исключено, они могут использовать, дабы упрекнуть автора в некомпетенции или предвзятости. Суть его сводится к следующему. Это сейчас, когда стоимость алюминия снизилась, украинская экономика инвестирует комбинат за счет низкой цены поставляемой электроэнергии. А когда металл подорожает, затраты компенсируются с лихвой, поскольку электротариф привязан к среднебиржевой цене алюминия. Вот только интересно, приверженцы этой точки зрения сами в нее верят? Или, может быть, им неведомо, насколько обязательными показали себя владельцы ЗАлКа в течение двух с половиной лет по части выполнения договорных обязательств? Тогда рекомендую обратиться в ФГИ, председатель которого М.Чечетов в конце июня обнародовал намерение расторгнуть договор купли-продажи 68,1% акций Запорожского алюминиевого, заключенный с «АвтоВАЗ-Инвестом». По какой причине? Да потому что компания игнорирует выполнение инвестиционных обязательств.

В подобных случаях принято говорить: «Лучше позже, чем никогда». Однако на этот раз, увы, лучше вряд ли получится. И проблема вовсе не в том, что закона о реприватизации не существует, а перспективы его принятия чересчур туманны. В конце концов есть договор, и, следовательно, должна быть и ответственность за невыполнение его условий. Однако в действительности не все так просто. О чем и свидетельствуют мнения заинтересованных сторон. В частности, заместителя гендиректора компании Сергея Петрова.

Комментируя заявление М.Чечетова, С.Петров в интервью агентству «Интерфакс-Украина» выразил уверенность, что отношения с Фондом удастся нормализовать. Какие для этого имеются основания? Во-первых, по заверению г-на Петрова, «АвтоВАЗ-Инвест» выполняет свои обязательства по ЗАлКу». А во-вторых, «небольшие разногласия с ФГИ» он считает непринципиальными. Противоречия возникли вследствие обращения в суды третьих лиц еще в процессе приватизации предприятия. А судебные запреты, наложенные в результате исков, отметил г-н Петров, препятствуют выполнению некоторых пунктов обязательств.

Судя по всему, заместитель гендиректора имеет в виду решение Деснянского райсуда г.Киева от 12 марта 2002 года по делу №2-569/02. Суть его сводится к тому, что после рассмотрения ходатайства ЗАО «АвтоВАЗ-Инвест», суд, руководствуясь ст.152 ГПК Украины, запретил «до рассмотрения дела ЗАО «АвтоВАЗ-Инвест» проводить действия, связанные с выполнением инвестобязательств и осуществлением рефинансирования, предусмотренные договором купли-продажи пакета акций». Аналогичное требование распространяется и на Фонд госимущества в части требования от ЗАО внесения инвестиций и осуществления рефинансирования. На опротестование данного решения судом было отведено 15 дней. Но, если я не ошибаюсь, в апелляционный суд ФГИ так и не обратился.

Вполне возможно, что партнерам еще предстоит продолжить выяснение отношений в суде. Хотя бы потому, что иного легитимного способа расторгнуть договор попросту не существует. Но даже если в ходе процесса, который, несомненно, окажется занудно продолжительным, претензии ФГИ будут удовлетворены, это вовсе не ознаменует торжество госинтересов. Поскольку и к столь неблагоприятному для себя повороту событий «АвтоВАЗ-Инвест» подготовился намного лучше, чем ФГИ. Об этом весьма наглядно свидетельствует нынешнее экономическое состояние алюминиевого комбината.

В процессе знакомства с балансовыми показателями ЗАлКа за прошлый год сразу же бросается в глаза стремительный рост кредиторской и дебиторской задолженности. Первая увеличилась на 480,3 млн., вторая — на 348, 5 млн. грн. Похоже, привычка жить взаймы стала для комбината стилем жизни. Иначе и не скажешь, коль долги за товары, работы и услуги увеличились за год в три раза — на 308 млн. грн.

Наращивание «дебиторки», как известно, является одним из распространенных легитимных способов уклонения от уплаты налогов. Но для нынешних хозяев комбината оно предоставляет еще одно существенное преимущество. Случись, допустим, так, что настойчивость ФГИ по возврату пакета акций окажется результативной, жалеть о потере особо не придется. Поскольку взыскание дебиторской задолженности — занятие в нынешних условиях практически бесперспективное, а вот кредиты возвращать придется. Если в Фонде госимущества питают надежды на то, что с этой задачей справится комбинат, то, право слово, совершенно напрасно.

По данным финансовой отчетности, на протяжении трех последних лет показатель чистого дохода от реализации продукции снизился на ЗАлКе более чем на 100 млн. грн. Почти в 2 раза сократился и уровень рентабельности реализованной продукции — с 35,2% в 2000 году до 17,7% в 2002-м. Кстати, как уже отмечалось, именно на этот год припадает стремительный рост дебиторской задолженности. Причем, если период ее погашения в 2000 году составлял 34 дня, то в первом квартале нынешнего — уже 234. Наверное, даже очень далекому от экономики человеку не составит труда представить, сколь роскошную возможность получения «навара» имеют посредники, пользуясь беспроцентным кредитом почти в течение трех кварталов.

Ничего, кроме уныния, неспособен вызвать и показатель общей рентабельности производства. Три года назад он составлял 8,3% (это в то время, когда предприятие задыхалось от нехватки электроэнергии), а в прошлом — 1,2%. Интересно, в Кабмине и Минпромполитики по-прежнему непреклонно убеждены в том, что льготный тариф на электроэнергию на комбинате используется во благо?

Ну, и напоследок — о рентабельности собственного капитала ЗАлКа. С ним на предприятии вообще чума. В 2000 году показатель был на уровне 93,2%, а два года спустя снизился в 10 (десять!) раз...

В процессе проведения объявленного ФГИ конкурса по продаже 68,1% акций Запорожского алюминиевого комбината одна из газет опубликовала следующий прогноз развития событий: «И останется Украина «с носом» — вроде бы и завод алюминиевый есть, дающий в идеале солидные отчисления, но и проходят они куда-то в сторону от государственного кармана». Теперь, согласно уточненному плану, оставшийся в госсобственности 25-процентный пакет акций ЗАлКа должен быть реализован через фондовую биржу до 1 сентября. Однако найдутся ли охочие его купить — большой вопрос. По крайней мере, у нынешнего владельца контрольного пакета такого желания не наблюдается. А другим потенциальным претендентам он, скорее всего, и даром не нужен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно