ПОМНИТ ВЕНА И… ВАШИНГТОН

12 мая, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №19, 12 мая-19 мая

В деле выплат компенсаций жертвам национал-социализма, бывшим принудительным работникам — новый ...

В деле выплат компенсаций жертвам национал-социализма, бывшим принудительным работникам — новый поворот: о желании рассчитаться за рабский труд, используемый ими во время второй мировой войны, заявили несколько американских фирм. Ничего удивительного, ведь во времена нацизма в гитлеровской Германии производили продукцию дочерние предприятия таких известных гигантов американской индустрии, как Ford, General Motors, Kodak, Coca-Cola, Exxon- Mobil. Теперь они, во избежание судебных исков, создают собственный фонд для возмещений всем, кто на них работал принудительно.

Список этих предприятий хоть и небольшой, но выглядит внушительно: он состоит из огромных концернов. Более того, известна пламенная любовь к нацистскому режиму антисемита Генри Форда. Шеф одноименного концерна, например, получил в 1938 году к своему 75-летию большой крест от Адольфа Гитлера. Хорошие отношения диктатора и промышленника переросли теперь в финансовые потери, ведь Ford использовал подневольный труд восточных рабочих.

По данным газеты «Вашингтон пост», таких предприятий в США насчитывается почти 40. Американские адвокаты утверждают, что «остарбайтеры» были заняты не только на дочерних предприятиях в Германии, но и на самих фирмах в Америке. Теперь они создают фонд по возмещениям, который будет работать при Торговой палате США. Для того, чтобы не платить огромные деньги адвокатам жертв. По словам вице-президента торговой палаты Крейга Джонстоуна, деньги будут выплачиваться как жертвам нацизма из рук в руки, так и через институции, которые оказывают им поддержку. По данным газеты «Вашингтон пост», американская индустрия пообещала внести в фонд 100 млн. долларов. Американское правительство относится к этой инициативе положительно.

Очень сдержанно воспринял ее спикер фонда немецкой индустрии Вольфганг Глоговски. Хотя, по его словам, похвально, что эти предприятия будут платить жертвам, но существует риск, что они потребуют от своих дочерних предприятий в Германии вносить деньги на компенсации не в немецкий фонд индустрии, а в американский, что противоречит уже достигнутым ранее договоренностям. Кроме этого, заметил Глоговски, правовая защита от судебных исков в США возможна только для тех, кто примет участие в немецкой фондовой инициативе, а это автоматически распространяется и на американские фирмы.

А тем временем в Австрийской Республике создана Фундация примирения для реализации гуманитарной акции федерального правительства относительно лиц, чей труд использовался на рабских или принудительных работах на территории этой страны во времена нацистского режима. 16 мая в Вене состоится конференция, на которой будут обсуждаться вопросы, связанные с выплатами компенсаций бывшим «остарбайтерам». Уполномоченная по вопросам гуманитарных возмещений доктор Мария Шаумайер отправила в правительство Украины проект двухстороннего соглашения, в котором затронуты связанные с этим проблемы.

В проекте, в частности, говорится, что Австрия, сознавая свою ответственность перед жертвами нацизма, готова обеспечить им полную и окончательную компенсацию за подневольный труд. Выплаты будут осуществляться через украинский фонд «Взаимопонимание и примирение». Получателями могут быть лица, которые во времена нацистского режима являлись советскими гражданами и были депортированы на территорию Австрии, где использовались на принудительных работах, и по состоянию на 15 февраля 2000 года постоянно проживали в Украине. При этом подача юридических исков в суды на получение выплат не предусмотрена. Претенденты должны сами составить заявку и доказать свое право на компенсацию соответствующими документами. Лица, получившие выплаты, должны будут подписать заявление с отказом от дальнейших претензий к Австрийской Республике и фирмам этой страны на компенсации за рабский и подневольный труд.

Проектом также предусмотрено, что суммы возмещений должны освобождаться от налогов, отчислений и сборов в стране-реципиенте. Они передаются получателю без отчислений и не могут быть основанием для сокращения поступлений для этих лиц из системы социального обеспечения и здравоохранения.

В интересах большей прозрачности передачи компенсаций жертвам нацизма предполагается создание регулярных международных проверок фонда «Взаимопонимание и примирение» комиссией, состав которой согласовывается с Фундацией примирения для реализации гуманитарной акции. Все связанные с этим расходы, а также покрытие издержек фонда «Взаимопонимание и примирение», а также содержание персонала осуществляются за счет австрийской стороны.

Наконец-то начато движение и в деле компенсаций украинским принудительным работникам, угнанным в Австрию во время второй мировой войны. По разным данным, в Украине их насчитывается от 40 до 60 тысяч человек. И хотя в Киев отправлен только лишь проект двухстороннего соглашения, который будет рассматриваться, уточняться и дополняться украинской стороной, однако уже сейчас возникает ряд вопросов. Например, в нем ничего не говорится о наследниках граждан, пострадавших от нацизма, как это, скажем, предусмотрено в проекте договора о немецком фонде «Память, ответственность, будущее». Или же о деньгах, которых, увы, не дождутся старые люди — они уходят из жизни. Но ведь возмещения для них будут перечислены в украинский фонд «Взаимопонимание и примирение». Об этом тоже нужно думать, поскольку прецедент уже был в случае с разовой гуманитарной помощью от правительства экс-канцлера Гельмута Коля. Кроме этого, выплаты будут осуществляться на протяжении трех-четырех лет, а перечисление средств для этого Австрия планирует провести в один этап. Так уже было, например, с первыми выплатами из Германии. Куда ушли деньги, рассчитанные на получателей, которые не дождавшись их, покинули этот мир? Равно, как и проценты на эти деньги. На какие цели фонд планирует направить их в данном случае? Не думаю, что украинскому фонду «Взаимопонимание и примирение» было бы зазорно отчитаться за них, например, в печати.

Есть и еще одна проблема, неразрешимая для престарелых получателей компенсаций. И австрийская, и, кстати, немецкая сторона предусматривают оформление заявок и предоставление соответствующих документов самими потенциальными получателями. И в Германии, и в Австрии такой порядок — совершенно нормальное явление, ибо в этих странах подобные вопросы за своих клиентов решают адвокаты. Больше чем уверена, что за это обеими руками проголосовал и украинский национальный фонд «Взаимопонимание и примирение», сняв с себя заботы по поиску подтверждающих документов пребывания бывших принудительных работников и в Германии, и в Австрии.

Слов нет, дело это хлопотное для фонда и почти невозможное по своей сложности для старых, очень часто малограмотных, а то и неграмотных людей. Я получила десятки писем от бывших принудительных работников, обивавших пороги фонда и получивших лишь формуляры для отправки их в международную службу розыска в Арользен, из которого они безрезультатно ждут ответа уже по пять—восемь лет. При всей четко организованной структуре этой службы у меня сложилось впечатление, что она создана для того, чтобы тормозить выдачу таких справок. Но от этого не легче людям, ждущим ответа. Фонд «Взаимопонимание и примирение», раздав формуляры, очевидно, считает свой долг исполненным, от чего бывшим «остарбайтерам» тоже ни холодно ни жарко. Но ведь смогли же другие фонды, например, польский и чешский, решить эту проблему, создав собственные службы поиска, которые по согласованию с немецкой стороной работали в Арользене. И в этих странах нет людей, которые бы не нашли следов своего пребывания в Германии.

Российский фонд «Взаимопонимание и примирение» сообщает, что в Москве совместно с обществом «Мемориал» создан банк данных на 400 тысяч бывших принудительных работников. И это правильно, ибо какой немецкий или австрийский чиновник может разобраться с названиями украинских городов и сел, которые зачастую записывались на слух со слов пригнанных и перепуганных на смерть, часто малолетних рабов, и которые называли себя так, как родители, — Дуня, Митько, Грицько? А ведь заявки на розыск теперь отправляют Евдокии, Дмитрии, Григории... А если в архивных документах стоит имя Дуня, то заявку Евдокии в Германии никто и рассматривать не будет. А если бы это делал сотрудник фонда, знающий нашу историю с географией, то проблем с получением подтверждения у бывшей Дуни не было бы. Не было бы такой проблемы и у многих других людей, насильно угнанных в Германию, проработавших там по нескольку лет и до сих пор не имеющих подтверждения об этом. Хотя я убедилась, что получить их не так уж и сложно, ведь пребывание «остарбайтера» в Германии фиксировалось по крайней мере четыре раза: в полиции по месту жительства, на предприятии, в страховой компании, а также в пенсионном фонде.

А ведь заботы об этом просто обязан взять на себя украинский фонд «Взаимопонимание и примирение». Обязан, потому что ему на это выделяются средства и немецким, и австрийским правительствами. Например, по решению немецкой стороны на содержание национальных фондов Польши, Чехии, России, Украины и Белоруссии по выплате компенсаций и на их издержки выделяется 200 миллионов марок. Достаточно большую сумму на эти цели предполагает предоставить и Австрия.

Валентина ПИСАНСКАЯ
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно