От большой деревни до транснациональной метрополии

2 июля, 2010, 16:57 Распечатать Выпуск №25, 2 июля-9 июля

Еще недавно Братиславу считали провинциальным городом, расположенным на самом краю тогдашней Чехословакии...

Еще недавно Братиславу считали провинциальным городом, расположенным на самом краю тогдашней Чехословакии. Пересечение австрийской границы, находящейся всего в четырех километрах от Братиславского замка, было связано с большими проблемами, а пограничные села Австрии казались раем на земле. Не прошло и одного поколения, а роли изменились: теперь именно Братислава является магнитом для пограничных австрийских деревушек и городков, а сотни братиславцев селятся в Австрии и Венгрии, поскольку недвижимость там значительно дешевле, нежели на словацкой стороне.

Современная словацкая «колонизация» австрийских и венгерских городков — едва ли не самое неожиданное следствие расширения Евросоюза, произошедшего в 2004 году. Когда страны Центральной Европы должны были вступить в ЕС, противники евроинтеграции пугали граждан мифическим «немцем, который выкупит нашу славянскую землю» (в случае Словакии — австрийцем). Однако произошло по-другому. В роли покупателя недвижимости выступает предприимчивый словак, а пограничные городки и села Австрии постепенно становятся словацкоязычными. Но самое главное — это едва ли не первая колонизация, у которой нет политических мотивов, а переселяться или нет, зависит от экономических факторов.

Успехи «словацкого Ужгорода»

Можете ли вы представить себе ситуацию, что Киев и Ужгород поменялись местами, и как раз над Ужом находится столица и крупнейший город Украины? Но именно это происходит в Словакии, где столицей стал пограничный город, расположенный примерно так же, как Ужгород. И это несмотря на то, что еще в 1920 году принадлежность Братиславы к Чехословакии считали временной, поскольку жители этого города говорили в основном по-немецки и по-венгерски и не считали себя словаками.

Вплоть до 1960 года Братислава была скорее провинциальным городом, больше напоминавшим Тернополь или Чернигов, нежели полноценную столицу республики. В 60—70-е годы коммунисты провели блестящую урбанизацию этого города, построив целые спальные районы, в том числе стотысячную Петржалку на южной стороне Дуная, родную сестру киевской Троещины. Население Братиславы увеличилось таким образом со 100 до 450 тыс. — и с этим показателем Блава (так в народе называют этот город) стала в 1993 году столицей независимой Словакии.

Но Братиславу еще долго называли «большой деревней», и лишь стремительное развитие Словакии с 1998 года и до начала нынешнего кризиса полностью разрушило эти стереотипы.

Словаки переселяются
за Дунай

Сегодня в полумиллионной Братиславе стоит больше современных небоскребов, чем во втрое большей Варшаве, а Братиславский край (то есть, в украинском понимании, область) — один из трех регионов «нового ЕС», где ВВП на душу населения превышает средний евросоюзовский уровень.

В то же время в соседних австрийских землях Нижней Австрии и Бургенланде этот показатель ниже, чем в среднем по Евросоюзу. То есть восточноавстрийские уезды статистически беднее Братиславы и Братиславской области. Почему же роли поменялись так быстро?

На протяжении 50 лет «холодной» войны Восточная Австрия была самым выдвинутым на восток районом свободного мира. Понятно, что жизнь здесь мало кого привлекала, и кто мог, переселялся в Вену, расположенную в 50 км. На пограничной территории перспектива была разве что у фермеров и таможенников, потому что ни промышленность, ни туризм здесь не развивались.

Вступление Словакии в ЕС полностью переориентировало отношения в этой части Австрии. Территория, к которой житель Вены имел такое же отношение, как рядовой киевлянин к полесской пуще, для словаков стала привлекательным пригородом Братиславы. В 2000—2007 годах Словакия развивалась блестящими темпами, а цены на недвижимость в столице выросли до астрономических размеров. Люди стали искать более дешевые участки за городом, но даже на расстоянии до 40 км от центра цены были очень высокими.

И вдруг после расширения ЕС выяснилось, что в австрийских селах Вольфсталь, Китзе, Пама и Берг, находящихся примерно в десяти минутах езды на автомобиле от центра Братиславы, цены на треть ниже, чем в далеких подбратиславских Пезинке или Малачках.

Первые «колонизаторы» появились в Австрии еще в 2005 году, то есть перед вступлением Словакии в Шенген, а после декабря 2007-го их там становится все больше. Как признаются представители агентств недвижимости из Нижней Австрии, 90% их клиентов — это словаки, которые вовсе не ищут работу в Австрии, но хотят ездить отсюда на работу в Братиславу. В конце концов, несмотря на отсутствие границ, еще несколько лет будет действовать переходный период, препятствующий свободному трудоустройству словаков, чехов и поляков в Австрии и Германии.

Австрийские мэры приветствуют «колонизацию»

На первый взгляд, словацкая «колонизация» пограничных земель Австрии не могла понравиться местным жителям. И в самом деле, у австрийцев было много опасений по поводу открытия границ. В свою очередь, жители Братиславы с особой обидой вспоминают официальное празднование расширения шенгенской зоны — даже за десять минут до праздничной полуночи австрийские пограничники весьма придирчиво проверяли паспорта, словно речь шла о чем-то чрезвычайно важном.

Однако теперь, спустя два года после расширения Шенгена, взгляды австрийцев изменились. Несправедливые лозунги о «словаках-преступниках» не нашли подтверждения — наоборот, власти пограничных деревень и городков всячески приветствуют словацкую иммиграцию.

«Мы были бесперспективной деревней на востоке западного мира, из которой каждый более способный хотел сбежать в Вену. А теперь у нас массово селятся молодые семьи с детьми, самые способные граждане Словакии. Это очень большой позитив», — говорит мэр Вольфсталя, Герхард Шредингер, свободно владеющий словацким языком.

В настоящее время в австрийский Вольфсталь и Гайнбург ходят братиславские городские автобусы, в австрийских школах открыли словацкие классы, а приезжих встречают надписи на словацком языке. Австрийские органы местного самоуправления делают все возможное, чтобы словаки отправляли своих детей в местные школы, а не в Братиславу.

Так уж вышло, что в Вольфстале на уроки словацкого языка ходит 90% австрийских детей. «Конечно, сейчас в Братиславе можно найти работу без знания словацкого языка, если хорошо владеешь английским. Но я желаю для своего сына как можно лучшее будущее и в то же время не хочу, чтобы он уехал в Вену. Если он должен остаться здесь и при этом сделать карьеру, он просто должен хорошо выучить словацкий», — говорит Штефан Гайнзен, один из местных жителей, раньше работавший на австрийской таможне.

Однако не только в два раза более низкие цены подталкивают словаков к покупке недвижимости в Австрии. Важно, что на южной стороне Дуная чиновники совершенно не знают, что такое взяточничество и пренебрежительное отношение к гражданину. Словаки всегда просят повторить, когда австрийский чиновник говорит им, что разрешение на строительство они получат в течение двух часов после подачи заявки (а не месяца-двух, как в Словакии). Потом удивляются, что здешний чиновник действительно хочет им во всем помочь, а не препятствовать. И что важно, он не хочет за свою вежливость ни цента взятки — Австрия относится к наименее коррумпированным странам евросообщества.

Рай на земле, или Райка

Хотя эмиграция словаков в Австрию — весьма заметное явление, ни в одной австрийской деревне словаки еще не составляют и трети жителей, хотя в течение нескольких лет подобное наверняка произойдет. Совершенно иная ситуация в пограничных районах Венгрии, где словацкая «колонизация» намного сильнее, чем в Австрии.

Венгерское село Райка находится всего в двух километрах от братиславского квартала Чуново (что-то вроде киевской Пущи-Водицы) и в 15 км — от центра города. На работу в центр Братиславы из Райки можно доехать за десять минут (на собственной легковушке, потому что трансграничные автобусы будут ходить только с сентября). В то же время из северных и западных районов Братиславы до центра нужно ехать 20—30 минут, поскольку в течение рабочего дня там всегда пробки. Именно эти факторы подталкивают словаков к переселению в Райку, где недвижимость намного дешевле, чем в Братиславе и Австрии.

Когда в Словакии был замечательный период развития на уровне 10% роста ВВП ежегодно, соседняя Венгрия боролась с рецессией, начавшейся за два года до мирового кризиса и независимо от него. Одно из последствий этой ситуации — за двухкомнатную квартиру в «хрущевке» в братиславском спальном районе можно купить отдельный дом в венгерском селе Райка. Приятное сельское окружение, поблизости — лес и Дунай, недалеко до известного курорта Мошонмадьяровар. Результат? Уже сегодня половина жителей трехтысячной Райки — словаки, и с каждым месяцем их становится все больше.

Если попадешь в Райку, трудно сказать, что ты в Венгрии. Везде надписи на словацком (и только на словацком) языке: «на предай» (продам), «потравины» (магазин), «ляцне поземки» (дешевые земельные участки). Типичное предместье Братиславы!

Новые возможности, но и новые угрозы

Словацкая миграция в Австрию и Венгрию полностью переформатирует недавние представления о трансграничном сотрудничестве. Сразу же возникли новые вызовы, и среди прочего — отсутствие удобного транспортного сообщения Братиславы с ее зарубежными пригородами. Правда, уже несколько месяцев курсирует городской автобус из Братиславы в австрийский Вольфсталь и Гайнбург, но билеты в этих автобусах намного дороже, чем на обычных линиях (одноразовый проезд туда и обратно стоит целых 2 евро, то есть 20 гривен).

Кроме этого, появились первые проблемы и напряжение в связи с тем, что большинство новых жителей пограничных сел официально зарегистрированы в Братиславе. То есть они пользуются австрийской или венгерской инфраструктурой, а налоги платят в Братиславе. Для богатой Австрии это еще не проблема, а вот самоуправление венгерских территориальных единиц бьет в набат: села и городки разрастаются, нужно строить новые улицы и инфраструктуру, а откуда на это брать деньги, если значительная часть жителей не платит местные налоги?

Очередным неизвестным является то, какими будут последствия завершения действия переходного периода, согласно которому словаки не могут свободно работать в Австрии (это произойдет 1 мая 2011 года). Начнется ли массовая миграция братиславцев в Вену и другие австрийские города? Это привело бы к повышению зарплат в Братиславе, что, в свою очередь, подтолкнуло бы к переселению в словацкую столицу многих мигрантов из Восточной Словакии, Польши, Украины...

Безусловно, большинство из тех, кто найдет работу в Вене, не будет переселяться туда, а останется жить в Братиславе, приезжая каждый день в Австрию на работу. А это — очередной шаг к возникновению венско-братиславской метрополии, которая могла бы сыграть большую роль в Европе и даже перехватить у Брюсселя функцию «европейской столицы».

Среди урбанистов популярны дебаты на тему, через сколько лет Братислава проглотит своих австрийских и венгерских сателлитов, создав первую в Европе трехгосударственную метрополию, сама являясь частью более крупной венско-австрийской агломерации. Сомнений в том, что подобное случится, нет ни у кого. Но как будет выглядеть через десять лет столичный город, треть работников которого ездит на работу из-за границы? Не закончится ли это все конфликтами, которые разрушат достижения экономической интеграции?

Ответы на эти вопросы мы, конечно, еще не знаем. Однако словацко-австрийско-венгерский треугольник является едва ли не самым ярким примером перемен, которые несет европейская интеграция.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно