О ревизоре с пустыми карманами или попрошайке с пустой головой

11 ноября, 2011, 15:11 Распечатать

Последняя миссия Международного валютного фонда.

© коллаж ZN.UA

Недавно информационное прост­ранство Украины взорвалось победными реляциями власти о возобновлении сотрудничества с МВФ. К нам едет миссия! Провластные аналитики прогнозировали, что Азарова таки порадуют обещанными миллиардами. Когда речь идет о деньгах, то политические сантименты неуместны, намекали они на ожидаемое игнорирование МВФ наглого осуждения Тимошенко.

Я не в курсе того, что произошло на самом деле, но на прошлой неделе в пятницу представители миссии МВФ потихоньку покинули Украину. «В течение десяти дней Азаров не нашел ни минуты, чтобы с нами встретиться», — рассказал мне сотрудник миссии. «Подождите, в печати прошло, что вы дважды встречались». — «Неправда, — последовал лаконичный ответ, — но, знаете, выглядит более чем удивительно, когда двух ваших министров — главных переговорщиков отправили в Вашингтон, представьте себе, не дождавшись завершения нашей миссии!» (Тигипко и Яро­шенко. — Авт.) И о чем это говорит, я намеренно поинтересовался, заведомо зная ответ. «Византийщина какая-то, — неожиданно сорвался на шепот убеленный сединами собеседник. — Они думают, если не вышло договориться на экспертном уровне, то надо искать себе халифа или царя?» «Остыньте, мой друг, потому что ментально эта власть надеется на «барина, который все рассудит», — попробовал я успокоить своего визави. — Давайте лучше я расскажу об этимологии этой идиомы».

Когда уже прощались, я все же выпалил заранее заготовленный воп­рос: «Скажите, а фактический провал вашей миссии как-то связан с фактом осуждения Тимошенко?» «Да и нет, — получил дипломатический ответ. — У нас действительно была короткая интересная встреча с оппозиционным правительством. Но она стала, так сказать, дополнительным пазлом в общую картину вашей страны».

Между прочим, двое украинских посланников в вашингтонскую штаб-квартиру МВФ возвратились ни с чем. Наверное, им рассказали о правилах работы с МВФ, где царя нет. Вместе с тем, конечно, они прекрасно провели время в пятизвездочных отелях и накупили сувениров на командировочные, полученные за счет украинских налогоплательщиков.

Немного истории

Лично я довольно критически отношусь к нынешней роли МВФ в жизни стран — членов ООН. Никаких фобий наподобие всемирного мятежа или масонских заговоров. Но чтобы оценить эффект действий МВФ, нужно знать историю этой организации.

* * *

В конце 1945 года мир, ошалевший от Второй мировой, лихорадочно искал способы установления глобальной экономической гармонии. Тогда под эгидой ООН был создан Международный валютный фонд.

Цели были прекрасными и гуманными: «Способствовать международному сотрудничеству в валютно-финансовой сфере, расширению и сбалансированному росту международной торговли в интересах развития производственных ресурсов, достижения высокого уровня занятости и реальных доходов государств-членов, обеспечения стабильности валют, поддержания упорядоченных соотношений валютной системы и недопущения обесценивания валют с целью получения конкурентных преимуществ». МВФ обязывался оказывать странам помощь в развитии многосторонней системы расчетов и ликвидации валютных ограничений, а также предоставлять кредиты для исправления нарушений равновесия их платежных балансов.

Возникло своеобразное «общест­во на паях», где бремя наибольшего взноса взяли на себя США, чья эконо­мика меньше всего пострадала от этой войны. Понятно, что существовал элемент альтруизма, но все же преобладал четкий расчет. В условиях разрухи в валютных системах Европы и Японии банкнота Феде­ральной резервной системы США, единственного в мире частного эмитента денег, на много десятилетий стала главной резервной валютой мира. По Бреттон-Вудскому соглашению доллар стал эталоном оценки стоимости валют других стран, а для платежных целей — декларативно приравнивался к золоту. Декларативно потому, что не существовало правил автоматического обмена доллара по фиксированному весу золота, как, допустим, в случае российского червонца или «золотой рейхсмарки».

* * *

Идиллия акционеров ФРС была разрушена только через 30 лет. В 1973-м члены МВФ получили право самостоятельно устанавливать правила обмена валют тем способом, который в наибольшей степени отвечает их внут­ренним экономическим целям. По­нятно, что такая «вольница» не была жестом доброй воли, просто изменились соотношения глобальных экономических потенциалов. Этому предшествовал ряд «торговых войн», которые и сейчас продолжаются, но благодаря ВТО — со стихающей амп­литудой.

* * *

Отказ от золотого стандарта и фиксированных обменных курсов вызвал эффект «греческой пращи» — быст­ро на взлете, но нежно при приземлении. Тогда страны Европы, Япония и их валютные доминионы (в частности Канада, Австралия, Гонконг, Син­гапур) немедленно установили особые правила обмена своих валют. Таким образом, появилось несколько автономных центров эмиссии резервных валют, альтернативных доллару США. Это привело, с одной стороны, к валютной конкуренции, что само по себе хорошо. Но с другой — страны начали использовать валютную политику с торговыми целями. Девальви­руешь национальную валюту — экспорт растет, ревальвируешь — повышается уровень внутреннего потребления. Неко­то­рые страны стали использовать курсо­вую политику даже в политических целях.

Со временем страны поняли, что нет смысла в одиночку конкурировать с долларом США. Поэтому начали создавать валютные союзы. Первым серьезным примером было введение ЭКЮ в 1979-м. Советский Союз тоже не дремал и придумал «клиринговые валюты» для расчетов со странами «дружеских» политических режимов.

В случае Европы был установлен так называемый магистральный курс, от которого национальные валюты не могли отклоняться более чем на 2,5%. Но многие европейские страны прос­то проигнорировали подобные ограничения. Греция мотивировала тем, что ей надо прийти в себя после нахождения у власти «черных полковников», Испания — возродить королевство после каудильо Франко, Италия — ликвидировать последствия правления до сих пор популярного в некоторых горных селах Муссолини, а Португалия — избавиться от влияния пришлых коммунистов, которые после гражданских войн 30-х годов поселились на атлантическом побережье от Сеуты до Лиссабона.

* * *

Парадокс в том, что Франция, Германия и страны северной Европы, в наибольшей степени пострадавшие от Второй мировой, всегда четко соб­людали правила использования ЭКЮ как совместной расчетной единицы. Но вследствие латентного политического бардака в отдельных европейских странах, где большинство исповедовало левые идеи, прошло много лет с момента появления ЭКЮ до полноценного введения ЕВРО.

Отступление. В новогоднюю ночь 2002 года я стоял со своим четырехлетним сыном вторым в очереди для обмена французских франков на первые евро. Перед нами маялся типичный парижский бомж, наверное, из-под ближайшего моста, судя по длинному поношенному пальто с рыбным запахом. Он теребил измятую купюру в сто франков. В сутолоке я его спросил, зачем меняет, ведь можно еще год франками платить? Он искренне удивился: это же исторически. Тогда мы получили за франки сто евро мелкими купюрами и победно помахали ими перед длиннющей очередью. «Вив ля Франс!» — взорвалась толпа. Почему была такая радость, не понимаю. Но до сих пор мы храним купюры, подписанные нашими французскими друзьями в ту историческую ночь.

Советский Союз тоже решил не плестись в хвосте. Советский рубль был замкнутой валютой. Факт владения иностранной валютой на территории СССР приводил к тяжкому осуждению. Поэтому для целей международной торговли придумали виртуальные клиринговые расчетные единицы. Как правило, они использовались в расчетах за продовольствие и оружие, поставленные СССР в рамках Варшавского договора или в адрес других «дружеских» Кремлю стран.

Советский Союз любил сателлитов по-разному. Даже внутри стран Варшавского договора действовали переводные рубли разной «тяжести». Например, переводной рубль для расчетов с ГДР стоил больше, чем с Чехословакией. А переводные рубли для Польши были весомее болгарских или румынских.

СССР с подозрением относился к странам, которые не двигались в унисон с линией ЦК КПСС. Поэтому для Югославии Тито, Кубы Фиделя, Индии Ганди, ряда латиноамериканских стран использовались так называемые клиринговые доллары США. После распада СССР клиринговые расчетные системы постепенно исчезли. Поскольку они базировались преи­мущественно на бартере оружия против политической лояльности соответствующей страны.

Отступление. В 1991 году я помог использовать умирающие клиринговые доллары СССР для расчетов с Индией. Имея доступ к ОПЕРУ Внеш­экономбанка, я помог финансированию поставки танков с Харьковс­кого тракторного завода и киевского подрядчика. Тогда я взял «переводные рубли» для Монголии и поменял на «переводные рубли» для Польши. А потом поменял их на «клиринговые доллары» для расчетов с Индией. В результате образовалась сумасшедшая курсовая разница, за которую ХТЗ и КТЗ получили свежий оборотный капитал, тысячи людей — зарплату, а Индия — отремонтированные танки. Замечу, что со временем Украина поставила танки Пакистану, политическому антагонис­ту Индии, приняв специальный закон. Парадокс заключался в том, что все валютные аферы использовались в полнейшем соответствии с действующим тогда правом, в том числе знаменитыми инструкциями №1 и №6 Госбанка СССР. «Так что, заработал на этом?» — как-то спросила жена. «Да нет», — я сник, потому что тогда думал лишь о бюджете Украины. О реакции жены я вам не расскажу.

Со временем ЭКЮ преобразовали в евро, а клиринговые валюты бывшего СССР исчезли. Но некоторые страны со слабыми валютными системами до сих пор используют золото или доллар США в качестве валютного якоря. Артикулированным примером является Украина, где гривня намертво привязана юридически и ментально к доллару США. Дело в том, что НБУ довольно своеобразно трактует статью 99 Конституции Украины об обеспечении стабильности гривни. Вместо того, чтобы сдерживать цены (инфляционное таргетирование), НБУ пытается удержать курс гривни к иностранной валюте, и почему-то только к доллару США.

У нас, в отличие от других стран, где иностранная валюта приравнивается к национальной, все происходит наоборот. В теории, обменные пунк­ты должны определять, сколько стоит одна гривня в иностранной валюте, а не сколько гривен — единица иностранной валюты. Объясняю: если сейчас в обменнике вы видите, что один доллар стоит, допустим, 8 гривен, евро — 11, а российский рубль — 30 украинских копеек, то назавтра получите парадоксальный курс: 1 гривня будет стоить 13 американских центов, 9 евроцентов или 5 российских рублей. Для чего это нужно? Просто думайте категориями страны, в которой живете.

* * *

К сожалению, идея специальных прав заимствования (СПЗ, SDR) как общей расчетной валюты для членов МВФ умерла при ее рождении. По­тому что английский фунт и швейцарский франк имели тогда, по боксерской терминологии, меньшую весовую категорию, чем доллар США. Швей­царцы считали, что лучше принимать иностранные деньги, чем продавать свои, наверное, опасаясь мести стран антигитлеровской коалиции за так называемый дружеский нейтралитет. Если же вынести за скобки итальянс­кие лиры, испанские песеты, греческие драхмы, рейхсмарки (их производные) и другие фантики наподобие румынского лея или венгерского форинта, то в то время конкурентов доллара США просто не существовало.

* * *

В прошлом году известный финансист Джордж Сорос призвал мир вернуться к идее СПЗ и установить правила замещения разных валют из резервов центробанков единой, эмитированной МВФ валютой. С точки зрения формальной логики, это было бы правильным решением. Но правительства стран — членов МВФ отчасти являются популистскими. Они хотят иметь возможность маневрировать с собственной валютой в политических целях. Или посодействовать экспортерам для увеличения богатст­ва их владельцев, или, наоборот, ревальвировать валюту в пользу импортеров, следовательно, для повышения уровня потребления рядовых граждан. Вследствие борьбы таких идей предложение Сороса провалилось.

Отступление. Ирония в том, что в середине 90-х я встречался с Джорд­жем Соросом в Киеве. Мы сидели втроем на печерских холмах в доме тогдашнего представителя Всемирного банка Даниэля Кауфмана. Тогда Сорос поинтересовался, как Украина собирается проводить международные расчеты. «Не знаю точно, потому что сейчас не у власти. Наверное, правительство установит валютный якорь к доллару США или, как Польша, к немецкой марке». — «Скажите как автор валютной системы Украины, — спросил Сорос, — что вы думаете о введении глобальной валюты для международных расчетов типа СПЗ?» — «Считаю позитивом, если такая валюта будет обмениваться на украинскую по правилам, установленным Украиной, потому что это является частью суверенитета моей страны». — «Принесите десерт»,разочарованно попросил Сорос.

Украина versus МВФ

Программу stand-by утвердили 29 июля 2010 года. 15,8 млрд. долл. США были выделены для поддержки программы украинских правительств, предусматривающей экономический рост и реформу финансово­го сектора. Кредит более чем в семь раз превышает квоту Украины, которая рассчитывается на основе взносов в капитал МВФ. Украина уже получила первый транш нового кредита фонда в размере 1,89 млрд. долл. Условия кредита предусматривают ряд экономических мер, в том числе сокращение дефицита бюджета до 3,5% ВВП в 2011 году и до 2,5% — в 2012-м.

* * *

Недавно в Украину снова приехала миссия МВФ с желанием пересмотреть меморандум украинского правительства. Знаете, соль этой заметки отнюдь не в критике уставной роли МВФ. Хотя, по моему мнению, Украине не помешало бы присоединиться к кампании других стран — реципиентов МВФ, настаивающих на ремонте самой сущности существования фонда. Особенно в свете сегодняшних глобальных финансовых вызовов. То есть вынесем за скобки подозрения, что МВФ действует не только (или не столько) для установления глобального социального благополучия и экономической гармонии в странах-заемщиках. Давайте просто оценим переговорные позиции правительства Азарова.

* * *

Нет, все же не удержусь, потому что на самом деле интересно узнать — действительно ли МВФ хочет продолжать кредитную программу с Украи­ной? Ведь это явно не благотворительная организация. Все знают о гуманных целях, заложенных в ее уставе. Но де-факто последние усилия МВФ сосредоточены преимущественно на защите экономических интересов стран — главных акционеров фонда (их правительств и резидентских компаний). Понятно, что такие акционеры несут наибольшие кредитные риски от неправильных решений МВФ. Поэтому сейчас фонд хочет снизить вероятность дефолта по суверенным и корпоративным обязательст­вам происхождением из страны-заемщика, поддержать ликвидность суверенного долга, снизить размеры спредов на вторичном рынке, то есть стоимость страхового покрытия риска дефолта или реструктуризации долга.

* * *

В прошлом месяце в Париже собрались представители G-20. Тогда страны G-7 (без РФ) не поддержали предложение стран BRIC (Бразилии, РФ, Индии и Китая) об увеличении капитала МВФ на 450 млрд. долл. США. А знаете, почему? Все просто: дополнительное финансирование капитала МВФ автоматически приводит к увеличению кредитования стран, которые по формальным признакам могут претендовать на финансовую помощь. Парадокс состоит в том, что в этом случае в потенциальный клуб заемщиков надо включать сонм европейских стран: уже сегодня — Грецию, Исландию, Ирландию, Венгрию и Словению, со временем — Португалию и Испанию и, не дай Бог, Италию, на которую приходится четверть (!) всего суверенного долга стран зоны евро. Который, между прочим, в сумме превышает 4 трлн. евро, или 140% совокупного ВВП таких стран. Сравнили цифры между входом и выходом?

Так что вполне закономерно, что сначала министр финансов США Тимоти Гайснер (Timothy Geithner) довольно твердо заявил, что у Европы достаточно денег для решения своего внутреннего кризиса и она не должна обращаться за денежной помощью в МВФ. Потом, как заведено, в унисон выступил министр финансов Канады Джим Флаэрти (Jim Flaherty): «Мы должны только наблюдать, как Европа выйдет из кризиса, но не должны обращать внимания на мелочи, требующие увеличения капитала МВФ».

* * *

Вместе с тем Евросоюз, зная о проблемах с ликвидностью МВФ, решил создать своеобразный региональный клон — Европейский фонд финансовой стабильности (ЕФФС), деятельность которого распространяется исключительно на страны еврозоны. Резон простой. ЕС является сейчас крупнейшим акционером МВФ. Но внутри зоны евро происходят экономические процессы, подрывающие стабильность единой европейской валюты. Поэтому сначала надо сделать ремонт в собственном доме, а потом помогать соседям, считают в Европе.

Если доверие к евро как одной из главных резервных валют мира упадет, то и специальные права заимствования (SDR) как расчетная валюта МВФ также девальвирует относительно других резервных валют. Это вызовет рост стоимости кредитов и подорвет саму суть существования МВФ.

* * *

Между прочим, недавно было принято решение увеличить капитал ЕФФС на 560 млрд. — до 1 трлн. евро и заставить МВФ (несмотря на протест США) выступить сокредитором бумаг Греции, что явно снижает возможность фонда кредитовать другие страны. Кстати, в позапрошлый понедельник МВФ сделал достоянием гласности доклад об экономической ситуации в странах «арабской весны». Так вот, Тунис, Египет и, очевидно, Ливия, которую не включили в отчет по понятной причине, имеют все основания стать новыми должниками МВФ. То есть первая серьезная инициатива директора-распорядителя МВФ Кристин Лагард об увеличении капитала фонда тогда не нашла поддержки среди главных акционеров.

* * *

Вы можете спросить: каким же боком здесь Украина? Ответ очевиден. Чем больше появляется потенциальных клиентов МВФ, тем меньше возможности маневра украинской власти для согласования условий получения очередного транша. Как вы думаете, в каком приоритете находится Украина с ее куцым суверенным долгом в 7 млрд. долл. США и номинальным банковским долгом в 12 млрд. долл. США? На фоне, например, Греции, где только суверенный долг превышает 120 млрд. евро. Об Италии с ее долгом в триллион евро лучше промолчим, скрестив пальцы за спиной. Так что в экономических приоритетах МВФ Украина где-то в конце списка.

* * *

Вы можете возразить — МВФ час­то руководствуется больше политическими мотивами своих крупнейших акционеров, чем их экономической целесообразностью. Но когда дом горит, то сначала выносят своих детей, а потом помогают соседским. Такова человеческая натура. Так что я уверен, что МВФ не пойдет на какие-либо уступки этой временной власти, а она, в свою очередь, не сможет по своим умственным и нравственным способнос­тям предложить какие-либо альтернативы своего экономического поведения, которые удовлетворили бы МВФ.

По секрету скажу: кажется, МВФ ищет повод сэкономить на Украине. Как это ни парадоксально, я поддерживаю такой порыв. Просто не хочется, чтобы босяки при власти в очередной раз растранжирили миллиарды долларов, за что своим благополучием будут потом расплачиваться мои дети и внуки.

Скудость ума

Главным условием получения кредита МВФ является консолидация сферы публичных финансов и «жесткий» бюджет (austerity budget). В меморандуме правительства Азаро­ва с МВФ определен предельный размер дефицита сводного бюджета, меры по сбалансированию бюджетов публичных социальных фондов и отказ от субсидирования бюджетов публичных (государственных) монополий.

* * *

Для этого правительство Азарова предложило конкретные меры, которые были обсчитаны миссией МВФ с точки зрения их эффективности. На­помню, что конкретное меню таких мер самостоятельно выбирает правительство страны-заемщика. В нашем случае был избран путь сокращения социальных программ (для соблюдения дефицита бюджета), повышения пенсионного возраста и обязательного пенсионного стажа (для сбалансиро­вания бюджета Пенсионного фонда), а также повышения тарифов на коммунальные услуги (для сбалансирования бюджета НАК «Нафтогаз Украи­ны»). На практике это выразилось в подаче проекта закона о госбюджете на 2012 год с предельным размером дефицита в 2,5% ВВП и в отмене социальных льгот даже без их монетизации (закон принят в первом чтении); в изменении правил общеобязательного пенсионного страхования (закон принят в целом), а также в увеличении тарифов на газ для населения (проект на рассмотрении правительства).

* * *

В принципе правительство Аза­рова могло бы предоставить МВФ и альтернативное меню, например:

1) для уменьшения дефицита бюджета: увеличение доходов за счет прогрессивного налогообложения самых богатых или их пассивных доходов (сейчас таких налогов нет); введение налога на крупную недвижимость или товары роскоши (отложено до июля 2012 года); поднятие ренты за полезные ископаемые (украинские ренты сейчас от 8 до 40 раз по отдельным видам ниже средних в ЕС), внедрение известных предложений Уоррена Баффета, которые стали одной из причин сегодняшних волнений в странах «старой демократии», ну и, понятно, сокращение операционных расходов бюджета и хотя бы замораживание расходов на содержание бюрократии;

2) для сбалансирования бюджета Пенсионного фонда: отказ от полной фискализации пенсионных страховых взносов и немедленный переход на персонификацию пенсионного депозита, независимо от возраста вкладчика; замена действующего режима управления средствами Пен­сионного фонда стандартным режимом инвестиционного фонда с некоторыми особенностями гарантирования вкладов и доходов по ним; повышение доверия работающих к государственному пенсионному плану путем отмены особого порядка расчета пенсий для госслужащих и отдельных профессий;

3) для сбалансирования бюджета «Нафтогаза Украины»: фактическое выполнение хотя бы ключевых из всех требований Европейской энергетической хартии, ратифицированной Украиной, а именно: а) отделение распределительной функции от транзитной; б) установление правил ценообразования на потребляемый в Украине импортный газ автономно от стоимости транзита газа; в) конкурентная продажа квот для транзитной транспортировки газа по магистральным сетям Украины. В последнем случае достаточно принять национальный закон о том, что договора транзита газа и хранения его в украинских хранилищах могут заключаться исключительно с потребителями, но это отдельная тема.

* * *

Если бы фискальный эффект от таких альтернативных мер был не хуже, чем согласно правительственному плану, то МВФ безусловно предоставил бы очередной транш. Прекратились бы потрясения украинского общества, вызванные очередными новшествами правительства. Но проблема в том, что такое альтернативное меню никогда бы не было рождено этим правительством, поскольку оно задевает не только фундаментальные коммерческие интересы правящей элиты Украины, но и геополитические интересы поставщиков углеводородов, прежде всего РФ.

* * *

Итак, на сугубо утилитарный вопрос, следует ли с точки зрения крупнейших акционеров МВФ кредитовать Украину, ответ очевиден. Нет, еще раз нет. Просто Украина неинтересна экономически как место для размещения имущества или денег происхождением из крупнейших акционеров МВФ. Вы можете возразить: неправда, поскольку акционеры МВФ хотят увеличить ликвидность украинского долга перед инвесторами в государственные бумаги. Но обратите внимание, где и сколько в глобальном рынке занимают украинские бумаги. На протяжении последнего года размер синдицированного долга, предоставленного материнскими компаниями в пользу «дочек», упал на 40%. Парадокс вот в чем: чем лучше вы платите, тем меньше помощь МВФ.

Резюме: непредоставление очередного транша кредита МВФ предс­тавляет угрозу только действующей власти. Мы можем пошутить: «Боже мой, какая досада — пацаны не смогут приватизировать деньги акционеров МВФ и МБРР».

Долг за глупость

Из общего внешнего долга в
40 млрд. евро (55,3 млрд. долл. США), подлежащего погашению в следующем году, только 12 млрд. долл. приходятся на погашение долга перед банками-нерезидентами. Чуть больше 6 млрд. долл. — это государственный долг. Ос­тальное — корпоративные долги, за которые государство априори ответственности не несет.

А теперь подумаем вот о чем. Предположим, что суверенный долг не подлежит реструктуризации. То есть в следующие 12 месяцев государственный бюджет должен выплатить инвесторам в счет погашения основной суммы долга и начисленных процентов государственных ценных бумаг около 72 млрд. грн. Такая сумма превосходит все бюджетные расходы на здравоохранение и оставляет тех же афганцев, чернобыльцев и детей войны без доплат.

Предположим, что из 12 млрд. евро долга банков половина будет погашена на протяжении следующих
12 месяцев. Почему же только половина? Ответ простой — банк, предос­тавивший синдицированный кредит своей украинской «дочке», должен удерживать как минимум ее нулевую доходность.

Можно предположить, что финансовый счет платежного баланса станет положительным. Для этого нужен чрезвычайный рост валютных инвестиций (прямых или портфельных) и/или валютных переводов частных лиц.

Понятно, что при президентстве Януковича финансовый счет не увеличится. Ведь кто поверит во власть, подгребающую под себя весь бизнес, даже маленький? Или в судебную систему, обслуживающую исключительно политических и экономических рейдеров?

Смотрите, валютный резерв государства упал. Спросите, почему? Во-первых, потому что НБУ в закрытом режиме начал менять структуру валютного портфеля валютного резерва Украины, стараясь максимально захеджировать (застраховать) обменные рис­ки. В результате таких неуклюжих спекулятивных операций Украина номинально потеряла на протяжении последних месяцев около полутора миллиардов долларов США из своего резерва. Чем не перспектива для будущего прокурорского внимания? Во-вторых, продолжается превышение спроса на валюту над ее предложением, как безналичную, так и наличную. Между прочим, благодаря последним «гениальным» решениям НБУ наподобие копирования паспортов легальные объемы наличного валютного обмена сократились почти втрое, а «менялы» резко улучшили свое материальное положение.

На сегодняшний день в казне НБУ есть кэш, эквивалентный 12 млрд. долл. США, монетарные металлы на сумму до 1,9 млрд., остальные активы НБУ размещены в ценных бумагах, структура которых не раскрывается. Я лично не уверен, что в портфеле не найдется бумаг типа от погибшего банка Lehman Brothers. А вы?

* * *

НБУ проводит чрезвычайно жесткую политику связывания гривни. Стерилизует, так сказать, избыточную ликвидность. Это объясняется просто. С одной стороны, НБУ как эмиссионный центр выполняет политические прихоти правительства, выкупая правительственные долги за счет напечатанных денег. Чтобы не раздражать МВФ, это делается непрямо, но это отдельная история, которая, наверное, со временем тоже заинтересует прокурора. С другой — НБУ согласно конституционному положению вынужден удерживать уровень монетарной инфляции. Это инфляция, возникающая из-за чрезмерного печатания денег. Украинцы среднего и старшего возраста помнят крушение их семейных бюджетов в 1994—1995 годах, когда инфляция достигла 10250% за текущие 12 месяцев.

Отступление. В конце 1991 года я был включен в состав делегации во главе с первым после провозглашения независимости Украины премьер-министром Витольдом Фокиным. Нас отправили в Москву на ТУ-134 традиционнос тортами «Киевский», салом и полтавскими колбасами. Мне было 29 лет, и тогда я занимал должность главы валютного управления новообразованного Министерства внешней торговли Украины. Приехав, мы узнали, что встречи с Горбачевым не будет, а Ельцин занят внутренней борьбой с другими членами ЦК. В результате Фокин встретился с Иваном Силаевым. На вопрос Силаева, как Украина самостоятельно поддержит свой бюджет, Фокин ничтоже сумняшеся ответил: «Мы национализировали Госбанк в Украине. Поэтому сколько денег надо, столько и напечатаем».

Решение НБУ привело к дефициту гривневых ресурсов и сокращению кредитования реальной экономики. Именно поэтому украинские банки пошли путем наименьшего сопротивления, направив свободный ресурс на валютный рынок. Банки скупили около 9 млрд. долл. США и ждут нового «гениального» решения НБУ типа копирования паспортов при валютном обмене. За последние 19 лет достигнут своеобразный анти-рекорд по динамике потери банками депозитов физических лиц.

Мне как автору декрета о валютной системе Украины, принятого в 1993 году, кажется, что нынешний способ управления валютным резервом Украины противозаконен по духу и форме, определенной статьей 99 Конституции Украины.

* * *

На фоне того, что экономический рост в еврозоне в следующем году сос­тавит менее 1%, МВФ считает, что «вопрос состоит в том, как эффективнее использовать ресурсы ЕФФС, целеустремленно и адресно, а если это приведет к возвращению инвесторов на рынки облигаций, то проблема будет решена для Испании и Италии, в нормальных рыночных условиях являющихся платежеспособными». Кро­ме того, МВФ не собирается скупать суверенные долги стран зоны евро, Италии и Испании, чтобы помочь преодолеть долговой кризис, но будет искать пути для получения помощи.

* * *

Недавно было принято действительно грандиозное решение. Евро­пейским банкам надо привлечь в капитал дополнительно около 148 млрд. евро, а в случае списания 60% греческих бумаг, 40% долговых обязательств Португалии и Ирландии и по 20% итальянских и испанских активов банк-кредитор получит соответст­вующую компенсацию. По моему мнению, такого рода списания являются путем в никуда. Это финансовый тупик, поскольку остальные дебиторы будут бегать за банками с высунутым язы­ком: если этим можно, то как же мы?

Резюме

На прошлой неделе в среду состоялась встреча стран G-20 в Каннах. В результате были приняты решения, касающиеся стран зоны евро. Чем больше денег ЕС будет выделять на защиту бюджетов стран еврозоны, тем меньше вероятность получения Украиной кредита от МВФ. В Каннах об Украине речь не шла.

С экономической точки зрения, предоставление очередного транша МВФ бесполезно по своей сути, поскольку пра­вительство Украины как заемщик вряд ли использует деньги кредита сог­ласно целям, определенным уставом МВФ.

С политической точки зрения, неприемлемо предоставлять кредит государству, власть которого нарушает базовые правила гражданских свобод. В случае Украины вряд ли средства, выделяемые за счет налогоплательщиков — акционеров МВФ, могут направляться честно и откровенно власти, которая методично и нахально убирает своих потенциальных конкурентов. В том числе нагло осужденную Юлию Тимошенко.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно