Nemiroff проверят на разрыв

17 июня, 2011, 14:08 Распечатать

С 23 мая в Немирове остановлены разливочные линии Nemiroff.

С 23 мая в Немирове остановлены разливочные линии Nemiroff. Впервые за 19 лет существования компании… Мировой кризис тут ни при чем, компания его вполне спокойно пережила и даже нарастила показатели. Все заметно хуже. На предприятие пришел «национальный зверь №1 — жаба зависти». Акционеры занялись переделом.

Собственно, разное видение перспектив развития компании давно ни для кого не секрет. Создатели компании Nemiroff — семья Глусь — хотят и далее развивать компанию. Другие ключевые акционеры намеревались продать ее любому, кто купит.…

Разница в подходах сложилась давно.

Для основателя компании Степана Карловича Глуся это гораздо больше, чем просто бизнес. Когда-то он лично искал новые вкусы, разрабатывал рецептуры водок, контролировал качество в процессе их производства, выводил продукцию на украинский и международный рынки. Позже наблюдательный совет возглавил его сын Александр, а генеральным директором компании стала его жена, Алла Сигизмундовна.

А вот отношение других акционеров было заметно более утилитарным: Яков Грибов и братья Анатолий и Виктор Кипиши появились заметно позже (в конце 90-х) и в последние годы играли вполне пассивную роль. У них хватало и хватает других бизнес-интересов и проблем, чего они, в общем-то, и не отрицают.

Как сказал г-н Грибов журналистам, он «ушел из компании по собственному желанию по личным обстоятельствам…» «Обстоятельства» во многом заключались в конфликте с братьями Кипишами. «На момент ухода из Nemiroff у нас действительно был конфликт с г-ном Кипишем, но не из-за Nemiroff, а из-за другого актива, в котором мы были собственниками… Сейчас у нас нормальные отношения. Из спорного актива я вышел», — отметил он.

Правда, ждать несколько лет, пока эти отношения нормализуются, компания Nemiroff не могла. Тем более что на дворе был кризис, и возглавившему компанию в 2006 году Александру Глусь пришлось резко перестраивать систему сбыта и управления.

В тот момент в группе Nemiroff производством, маркетингом и прочим занимались… аж одиннадцать юридических лиц. При этом у каждой из компаний были свои особенности отчетности, структуры менеджмента. В период кризиса и на высококонкурентном международном рынке такое положение амбициозного украинского игрока обрекало на проигрыш.

Реструктуризация системы была нелегкой, но в результате даже в самое сложное время компания показывала рост продаж продукции и увеличение рыночной доли. Собственно говоря, тот факт, что даже в разгар противостояния не прозвучали упреки в развале компании, говорит сам за себя.

Менеджмент компании признавался всеми как «очень сильный». Казалось бы, зачем его менять…

Разговоры о семейственности звучат малоубедительно. Семейные компании — вполне нормальная вещь в мире. Более того, родственными связями могут похвастаться все акционеры. Так, из 40% акций, которыми управляет Яков Грибов, половина принадлежит его сестре Белле, по-братски (по 17,49%) разделен и пакет Анатолия и Виктора Кипишей.

Заявления о планах «сделать систему более эффективной» — при нескрываемом намерении вообще продать компанию — звучали тоже как-то странно. Ведь именно эти акционеры вообще настаивали на продаже бизнеса. Причем в самый невыгодный для этого период, посткризисный, когда его стоимость минимальна…

Причина, увы, банальна — проблемы их собственных бизнесов. Так, у Анатолия Кипиша затянувшийся конфликт с рядом банков, предъявляющих ему претензии в уклонении от выплаты долгов на десятки миллионов долларов и публично обвиняющих его в том, что он избегает переговоров, что только усугубляет конфликт.

А банки, как специально, крупные и с иностранными акционерами, что делает дальнейшее финансирование бизнеса А.Кипиша по производству полимерных изделий крайне проблематичным.

Господину Грибову, после размена активами с партнерами, также нужны средства для новых проектов. Их и собирались получить за счет продажи долей в Nemiroff.

Стороны не сошлись в цене. По неофициальным данным, речь шла о сумме в 350—380 млн. долл. То есть доля Грибова и его сестры, а также братьев Кипишей составила бы около 300 млн. долл. Чего точно хватило бы и на погашение долгов, и, возможно, на новые проекты.

Интерес к продаже проявили польская компания CEDC, британская Stock Spirits и холдинг «Русский стандарт». Но переговоры, длившиеся весь прошлый год, результатов не принесли. Да и собственники заметно по-разному оценивали стоимость компании. Так, Александр Глусь не видел острой необходимости продавать ее ниже рыночной стоимости.

Интересно, что потенциальные покупатели отзывались о компании и ее менеджменте весьма лестно. Более того, все компании, предполагавшие купить контрольный пакет, предлагали г-ну Глусю сохранить свое присутствие в ней… «Видя результаты, они делали мне предложение остаться. Кто-то с 15% акций компании, кто-то с 25%. Когда продается компания и есть акционер, который остается в управлении, — это как некая гарантия того, что с активом все хорошо», — сказал А.Глусь.

Однако для других акционеров несоответствие их запросов и рыночной ситуации стало поводом для давления на партнера. Глава наблюдательного совета отметил: «Они, по сути, решили, что разницу между ожидаемой и предложенной рынком ценой должен был покрыть я. А это десятки миллионов долларов».

Уже осенью прошлого года произошли первые попытки давления на одного из акционеров. В феврале 2011-го А.Глусь собирает совет директоров для определения дальнейшей стратегии развития компании. Но Яков Грибов и Анатолий Кипиш на это собрание не являются и позже выпускают письменную резолюцию об изменении в структуре управления. В этом документе шла речь об отстранении Аллы Глусь от должности генерального директора Дочернего предприятия Украинской водочной компании Nemiroff, а Александра Глуся — должности главы наблюдательного совета компании.

Вместо Аллы Глусь на эту должность хотели назначить Юрия Сорочинского. Такое решение не имеет законной силы, однако стало поводом для дальнейшего обострения ситуации. А позже суды приняли несколько решений, восстановивших Аллу Глусь и Александра Глуся в должностях, признав незаконным решение собственника с резолюцией Я.Грибова и А.Кипиша.

Однако ситуация накалялась, и в середине мая завод внезапно подвергся силовому захвату при помощи неизвестных людей спортивной наружности.

Таким образом, вокруг компании действительно сложилась чрезвычайная ситуация. Во-первых, такой шаг однозначно резко снижал рыночную стоимость актива. Во-вторых, он фактически срывал работу предприятия, что вскоре подтвердилось на практике — через неделю завод остановился. Часть сотрудников не были допущены на предприятие «новой властью», часть — уволены, часть — отправлены в отпуск.

При этом сотрудники частной охранной фирмы просто не пустили на завод государственных исполнителей, прибывших проконтролировать исполнение судебных решений относительно предприятия, о чем те составили соответствующий акт. Правда, на этом этапе остановка градообразующего предприятия все же привлекла, наконец, внимание властей.

По словам главы Винницкой областной государственной администрации Николая Джиги, сейчас выясняется, «каким образом на заводе появились люди в спортивных костюмах, кто, где и кого бил».

«Уже есть две печати предприятия, есть два оригинала устава, есть еще много нюансов, требующих расследования со стороны правоохранительных органов… Nemiroff платит в год около 800 млн. грн. налогов. Это существенная статья доходов бюджета области. Завод… не работает, нет отгрузки продукции», — подчеркнул он.

Также губернатор вполне резонно заметил, что «чем дольше будет тянуться этот конфликт, тем хуже для всех… Для акционеров, для рабочих и для власти. Потому что всемирно известный бренд может потерять рынок. На водочном рынке очень высокая конкуренция, и нишу винницкой компании могут занять другие производители. И тогда Nemiroff из высокодоходного предприятия может превратиться в убыточное».

Действительно, каждый день простоя больно бьет по позициям предприятия. На ключевом для компании российском рынке (половина выручки группы) ее с радостью потеснят конкуренты.

Так что, судя по обстановке, владелец холдинга «Русский стандарт» Рустам Тарико, ничего пока не купив и не потратив ни копейки, уже может подсчитывать прибыль. Конкурент занялся… самоустранением с рынка.

Пока положение спасают запасы дистрибьюторов, но ситуация двоевластия напрочь убивает любые перспективы. Сильной стороной Глуся всегда считалось умение договариваться в самых безнадежных ситуациях. Его позиция была следующей: «неразрешимого конфликта не существует, есть просто эмоциональная часть непростого процесса продажи».

После штурма «эмоциональной части» явно прибавилось. Однако даже сейчас еще есть возможность выйти из кризиса и мирно урегулировать конфликт.

Александр Глусь заявил: «Действия вне правового поля в Украине сегодня не проходят. Мы предлагаем акционерам три варианта. Они могут либо продать свои акции мне, либо выкупить мою долю акций. И третий вариант — снова объединиться и двигаться вперед. Это очень сложно в сегодняшней ситуации, но мы готовы и к этому.

К сожалению, пока все наши попытки к диалогу наталкиваются на полное неприятие такого способа решения проблемы моими оппонентами. Видимо, у них есть основания предполагать, что выбранная ими тактика даст результат».

Интересно, что в соглашении, подписанном всеми собственниками, главный пункт гласит: «Каждый акционер обязан действовать в интересах развития компании и других акционеров». Хотелось бы, чтобы они (да и власти) об этом помнили. Как и о тысячах людей, для которых Nemiroff — это место работы, источник средств к существованию для их семей… Будет очень обидно, если один из и так немногочисленных украинских брендов, завоевавших международное признание, убьют свои. Он явно заслуживает лучшей участи.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно