Национальные проекты — шаг к энергетической независимости Украины

8 октября, 2010, 16:28 Распечатать

В «Зеркале недели» (№34 от 18 сентября 2010 года) была опубликована статья под названием «Национальные проекты: очередная «Панама»?..

В «Зеркале недели» (№34 от 18 сентября 2010 года) была опубликована статья под названием «Национальные проекты: очередная «Панама»? Ее авторы Алексей Комаров и Алексей Романов положили начало дискуссии по поводу национальных проектов, в частности целесообразности реализации энергетических проектов. Тема, вне сомнения, актуальна для Украины, учитывая ее энергетическую зависимость и поиски альтернативных источников энергии. Но, на наш взгляд, аргументы экспертов неубедительны ни в политической, ни в экономической плоскости. Мы предлагаем свой ответ на вопрос: почему Украине все же нужно срочно менять свою энергетическую стратегию и воплощать реальные проекты, а не только рассуждать на тему «как обрести независимость»?

Политическая составляющая

Вопрос энергетической безопасности Украины с момента провозглашения независимости и по сегодняшний день является ключевым в отечественной политике и самым болезненным для политикума. Несмотря на ура-патриотизм и популизм, за 20 лет не были предложены ни конкретные планы, ни конкретные механизмы того, как избавиться от «газовой» зависимости. Определение на самом высоком уровне национального приоритета «Новая энергия» и, соответственно, двух ключевых национальных проектов — LNG-терминала и ветровых и солнечных электростанций — это уже значимое для Украины политическое решение. Государственная стратегия заключается в том, чтобы обеспечить страну альтернативными источниками энергии. Не просто удешевить, а диверсифицировать рынок этих энергоносителей.

В контексте ежегодных газовых торгов с Россией все прекрасно понимают: формирование цены на газ для Украины — это политика. То есть каждый раз нас убеждают, что она формируется по известным рыночным схемам, а в действительности политическая составляющая чрезвычайно весома. Отечественная экономика все время находится в стрессовом состоянии, а тема газоснабжения как была, так и остается крайне неприятной для украинских политиков.

Кроме того, показательные акции российского «Газпрома» по перекрытию газового крана оказались весьма эффектными. Европейские лидеры в очередной раз задумались об энергетической безопасности региона и оживились в поисках альтернативных источников энергоносителей. Ведь ситуация, когда тепло и свет в европейских домах в значительной степени зависят от российского монополиста, Евросоюз не устраивает. После обострения российско-украинского газового конфликта страны ЕС начали рассматривать именно сжижение природного газа выходом из зависимости от российского поставщика и украинского транзита. Вместе с тем сжиженный газ является самым реальным путем диверсификации поставок голубого топлива и в Украину. И пока у нас длятся дискуссии, европейские государства активно воплощают стратегию диверсификации энергоносителей. Сейчас в Европе строится около 25 терминалов по регазификации, еще свыше 15 таких установок уже работают. Крупнейшие расположены во Франции и Испании.

Польша в порту Свиноуйсце строит первый терминал по приемке сжиженного газа, пропускная способность которого составит около 7,5 млрд. кубометров в год. Так официальная Варшава пытается значительно сократить зависимость от российского газа, на который приходится две трети от потребностей страны. Немцы заканчивают строительство первого в стране терминала сжиженного газа мощностью 7,5 млрд. кубометров в год. Стоимость строительства — около 500 млн. евро. Первый в Нидерландах газовый терминал в порту Роттердам планируется открыть в 2011 году. С мощностью 12 млрд. кубометров в год и тремя газохранилищами этот газовый терминал может стать крупнейшим в Европе. Эстонцы планируют к 2012—2014 годам построить терминал для импорта газа мощностью 3 млрд. кубометров в год. Строительство обойдется примерно в 480 млн. евро.

Даже такой экономический «монстр», как США, пытается избежать энергетической зависимости от Ближнего Востока. В Соединенных Штатах уже действует пять LNG-терминалов и активно обсуждаются еще почти 40 потенциальных мест для размещения терминалов по приемке и хранению импортного сжиженного газа.

Показательна и перспективна для Украины реализация энергетического проекта Azerbaijan—Georgia—Romania Interconnector (AGRI). Газ из азербайджанских месторождений будет поставляться в Европу в сжиженном виде танкерами по Черному морю. Для этого планируется построить газовые терминалы в Грузии и Румынии. AGRI позволит ежегодно транспортировать до 8 млрд. кубометров голубого топлива. По предварительным расчетам, стоимость проекта составит от 1,2 млрд. до 4,5 млрд. евро. Причем его будут финансировать не государства, а заинтересованные компании. Уже озвучены три варианта реализации проекта: первый предполагает поставки до 1 млрд.
кубометров газа в год, второй — до 5 млрд., третий — 8 млрд. кубометров. К этому масштабному энергетическому проекту уже присоединилась и Венгрия.

Итак, Азербайджан, Грузия, Румыния и Венгрия уже договорились о поставках газа в ЕС в обход России. Украина, имеющая выходы к Черному морю, тоже могла бы присоединиться к этому проекту, а не рассматривать его как конкурентный. Ведь азербайджанский газ действительно мог бы стать в том числе и ценовой альтернативой для Украины.

«Строительство на черноморском побережье терминала по приемке 10 млрд. кубометров сжиженного газа (LNG-терминала) должно избавить Украину от монопольного импорта природного газа. Именно этот проект является энергетической стратегией и политической волей, нереализованной в Украине в течение всего периода ее независимости. С учетом исключительного политического содержания этого проекта он является первым не только по счету, но и по значению», — убежден руководитель группы по подготовке национальных проектов Владислав Каськив, и с этим трудно не согласиться.

Кроме того, проект учитывает мировую тенденцию — сжиженный газ становится дешевле трубопроводного. Благодаря его реализации мы можем достичь снижения стоимости природного газа для домашних хозяйств и жилищно-коммунального хозяйства. Запуск LNG-терминала в Украине должен стать выгодным делом не только для инвесторов. Это шанс для Украины закрепить за собой статус главного поставщика сжиженного газа в Причерноморском регионе. Если же строительство терминала не начнется в ближайшее время, мы сможем потерять преимущества, существующие сегодня на мировом рынке сжиженного газа.

Экономические LNG-аргументы

Необходимость уже в ближайшее время начать строительство в Украине терминала для приемки сжиженного газа имеет мощное экономическое обоснование. Аргументы же авторов вышеупомянутой статьи, на наш взгляд, неубедительны.

Что касается окупаемости проекта. А.Комаров и А.Романов пишут, что «при расчетах окупаемости проекта рассматривалась цена газа около 190 долл. за тысячу кубометров». При участии специалистов «Нефтегазстройинформатики» пока разработана только концепция и предпроектные предложения (pre-feasibility study) относительно организации поставок сжиженного газа в Украину и строительства LNG-терминала. Вопрос самой окупаемости проекта будет решаться на следующей стадии — технико-экономического обоснования (ТЭО) проекта. Только начиная с этого момента можно достоверно говорить обо всем спектре экономических показателей проекта. Проведение тендерного отбора компании или консорциума компаний, которые будут разрабатывать ТЭО проекта согласно распоряжению Кабинета министров Украины от 31.03.2010 года №992-р, запланировано на четвертый квартал 2010 года.

Относительно формирования цен на сжиженный газ. Авторы пишут, что на самом деле «разница между формульными ценами долгосрочных контрактов и ценой российского трубопроводного газа (с учетом 30-процентной скидки для Украины) почти нулевая, поэтому в случае заключения Украиной формульных контрактов с поставщиками LNG-терминал не окупится».

Подчеркиваем, что проект строительства LNG-терминала прежде всего преследует цель диверсификации поставок природного газа в Украину. Ценовые параметры проекта, уровень его рентабельности, конечно же, имеют большое значение, но они не должны доминировать над ключевым вопросом — обретением энергетической независимости.

О важности решения проблемы диверсификации энергоносителей свидетельствует пример Беларуси. Несмотря на отсутствие выхода к морю, все «союзные» обязательства, довольно низкую цену на импортируемый из России газ, белорусская власть заинтересована в строительстве регазификационного LNG-терминала в Литве, в районе Клайпедского порта.

Возвращаясь к ценам, важно также отметить, что структура ценообразования в долгосрочных контрактах неоднородна. Определенная в результате переговоров цена газа в долгосрочных контрактах может существенно отличаться от формулы цены на трубопроводный газ, которую использует «Газпром». Об этом свидетельствует и нынешняя ситуация на европейском рынке, когда российская монополия потеряла значительную его часть.

Касательно утверждения авторов уже упомянутой статьи о том, что «в долгосрочном периоде спотовые и формульные цены LNG — игра с нулевой суммой». В действительности очень трудно спрогнозировать конъюнктуру цен на газовом рынке в долгосрочной перспективе (соотношение спотовых и контрактных цен на природный газ и LNG), а также возможные условия будущего контракта, от которых будет зависеть цена LNG для Украины. Ответы на эти вопросы должны появиться на стадии ТЭО. Но если бы регазификационный LNG-терминал уже действовал в Украине, то в первой половине 2010 года мы могли бы иметь природный газ (после регазификации) по цене около 190 долл. за 1000 кубометров при покупке на спотовом рынке и почти 260 долл. — при получении LNG по контрактной цене. А весь 2009 год цены были еще ниже.

Вопрос безопасности транспортировки также важен. Всем известно, что танкеры перевозят LNG при температуре минус 160°С и атмосферном давлении. Также LNG-танкер менее опасен, чем нефтяной, ведь практически не существует угрозы взрыва. А при любой аварии или разливе LNG, в отличие от нефти, просто испаряется в атмосферу, не требует сбора и утилизации и не оказывает такого вредного влияния на морскую флору и фауну.

Авторы упомянутой статьи упрекают инициаторов строительства LNG-терминала в том, что этот «проект в нынешнем виде не будет иметь достаточных ценовых преимуществ перед российским трубопроводным газом при условии сохранения 30-процентной скидки на российский газ в течение десяти лет».

Так вот, если этот проект позволит получать природный газ даже по такой же цене, что и российский, это уже — реальная диверсификация энергоресурсов.

Также ценовые показатели проекта в значительной степени зависят от условий вхождения инвесторов-продавцов, у которых есть ресурсы газа, на внутренний рынок Украины — один из самых крупных в Европе. Например, австралийский LNG поставляется в Китай по цене на 20% меньше, чем в Японию. Вероятно, это связано с заинтересованностью продавцов в освоении новых рынков. Подобные скидки действуют и при продаже малазийского LNG в Японию.

Не аргумент против строительства LNG-терминала в Украине и так называемая зависимость от строительства терминала в Грузии, находящегося еще на стадии проектирования, и от амбиций Румынии.

Поставки азербайджанского LNG из Грузии рассматриваются только как дополнительный источник сырья для Украины. В качестве основных потенциальных поставщиков LNG в Украину рассматриваются страны Северной Африки (Алжир, Египет) и Катар. Эти государства имеют значительные мощности по производству LNG. Фактическая загрузка мощностей (в 2009 году не превышала 72%) и фактический их излишек (в 2009 году — 34,1 млрд. кубометров) позволяют сделать вывод, что Украина может рассчитывать на получение из этих стран нужных ей объемов газа. Кроме того, по оценкам экспертов, 20—25% LNG можно закупать на спотовом рынке.

В случае реализации уже упомянутого проекта AGRI (Azerbaijan—Georgia—Romania Interconnector) можно рассчитывать на присоединение к нему Украины или договариваться о получении части LNG. Подтверждение этому — планы Азербайджана значительно увеличить как запасы газа (с 2 до 5 трлн. кубометров), так и объемы его добычи.

Не исключено также, что к этому энергетическому проекту может присоединиться и Туркменистан, испытывающий трудности с экспортом своего газа в Европу.

Национальная электроэнергетика

В контексте национальной безопасности Украина вынуждена искать и альтернативные источники электроэнергии. Опять же в качестве примера возьмем развитые страны. В мире ветровая энергетика развивается рекордными темпами. В течение 2009 года прирост мощности мировых ветровых электростанций (ВЭС) составлял 38500 МВт, что соответствует 38,5 блока Чернобыльской АЭС, а по производству электроэнергии — 13 таким блокам. Годовой темп увеличения установленной мощности ВЭС достиг рекордной отметки — 31,7%. В отдельных странах доля произведенной ВЭС электроэнергии в общем объеме ее потребления достигла впечатляющей величины: в Дании — 20%, Португалии — 15, Испании — 14, Германии — 9%. Во всех странах, где развивается ветроэнергетика, она имеет государственную поддержку (в том или ином виде).

Согласно принятой в Евросоюзе программе, до 2020 года доля электроэнергии, произведенной из возобновляемых источников, должна составить не менее 20%.

Солнечные элементы, введенные в 2009 году в эксплуатацию в Европе, обеспечили прирост мощности на 5800 МВт, а в целом по миру — 7400 МВт. К концу 2009 года общий объем установленных солнечных мощностей в Европе увеличился до 16000 МВт, а в мире — до 22000 МВт. В текущем году власть США выделила почти 2 млрд. долл. на развитие солнечной энергетики.

Национальный проект «Энергия природы» — строительство ветровых и солнечных электростанций — это еще один шаг к усилению энергонезависимости государства. Годовая генерация электроэнергии ветровых электростанций мощностью 2000 МВт составляет 5,4 млрд. кВт·ч, что позволяет сэкономить почти 1,8 млрд. кубометров газа. Таким образом у нас значительно сократится потребление энергоносителей.

Проект, который будет реализован преимущественно в южных регионах Украины, имеет важное региональное значение. Расположение ряда территорий Украины, владеющих потенциалом возобновляемых источников энергии — ветровой и солнечной, делает экономически малоэффективным транспортировку к ним энергии, произведенной из традиционных источников. Поэтому развитие этого проекта, во-первых, решает проблему экономической эффективности транспортировки электроэнергии, а во-вторых, сберегает окружающую среду, что делает эти территории привлекательными для развития туристического бизнеса. «Энергия природы» — инновационный проект, с воплощением которого Украина присоединится к высокоразвитым государствам.

Аргумент против строительства ветровых и солнечных электростанций состоит в том, что Украина пока не ощущает дефицита электроэнергии. Но подобная позиция недальновидна. В табл. 1 приведены сроки введения в эксплуатацию первых очередей тепловых и атомных электростанций Украины.

Эти данные ярко демонстрируют, что технический ресурс почти всех украинских электростанций исчерпан и вся традиционная генерация в Украине нуждается в срочной реновации основных фондов, преимущественно оборудования. Такая реновация требует колоссальных средств (особенно, если осуществлять ее с учетом международных норм по охране окружающей среды). У государства таких денег нет и не скоро найдутся. Негосударственные же инвесторы не будут вкладывать свои средства в генерацию, связанную с рисками относительно поставок энергоресурсов. Это подтверждают современные европейские тенденции развития электроэнергетики (см. рис.).

Для Украины такими рискованными для инвесторов отраслями электроэнергетики являются атомная (из России импортируются топливные элементы) и тепловая на газе (из России импортируется газ). В украинскую угольную электроэнергетику тоже вряд ли можно ожидать инвестиций — как видно из рисунка, в Европе крайне неохотно вкладывают средства в эту отрасль генерации (одной из причин этого является тенденция к увеличению стоимости квот на выбросы парниковых газов).

Привлекательными для инвесторов технологиями генерации электроэнергии в Украине является только солнечная и ветровая энергетики — они не связаны с использованием импортного топлива и не наносят ущерб окружающей среде. Разумеется, эти технологии генерации не могут полностью решить проблему реновации электроэнергетических мощностей, но их ускоренное развитие будет способствовать решению этой неотложной и крайне важной для страны проблемы.

Поэтому национальный проект «Энергии природы» как раз и направлен на предотвращение в Украине дефицита электроэнергии.

Что же касается объемов производства электроэнергии, то только «разведанный» ветропотенциал позволяет построить в Украине ВЭС общей мощностью 20000 МВт. Отметим, что в Испании такой уровень уже достигнут, а в Германии — превышен. Проект «Энергии природы» по сути является пилотным, что прокладывает пути государственной поддержки этого направления. Государственные же расходы по сравнению с привлеченными за их счет негосударственными инвестициями в энергетику Украины являются мизерными.

По поводу утверждения, что этот проект является «чрезвычайно капиталоемким по сравнению с альтернативами». В табл. 2 приведены средние удельные инвестиции в разные виды генерации (по данным публикаций США). Отметим, что в этих оценках учтена стоимость всех необходимых природоохранных мероприятий, но не учтена стоимость экстернальных затрат.

Данные из табл. 2 демонстрируют, что утверждение о высокой капиталоемкости ветроэнергетики ошибочно.

Касательно утверждения о дополнительных рисках в управлении и поддержке стабильности энергосистемы, которые вроде бы будет нести проект «Энергия природы». Наибольшие проблемы для энергосистемы создают технологии генерации без возможности маневра. Прежде всего это АЭС и ТЭС на угле. Относительно ветроэнергетики, то она является «полуманевренной» — в отличие от упомянутых технологий, ВЭС легко отключить от системы и легко подключить (при наличии ветра). Кроме того, упомянутая в статье как негативный фактор пространственная распространенность ветра как энергоресурса в действительности является положительным фактором. В мире было проведено много исследований, показавших, что это (так называемая географическая дисперсия) способствует сглаживанию колебаний генерации электроэнергии. В Германии принят специальный закон, использующий эту специфику, — им инвесторы стимулируются к развитию ветроэнергетики не в отдельных регионах, а по всей территории страны.

Отметим также, что распределение скоростей ветра во времени в Украине хорошо согласуется с графиком потребления электроэнергии.

Но введение в эксплуатацию мощных ВЭС действительно будет нуждаться в определенной модернизации системы диспетчеризации электроэнергетики. Но эта модернизация не дорогая, и в европейских странах этот вопрос давно снят с повестки дня.

Национальные проекты необходимы Украине. Они имеют стратегическое значение для отдельных отраслей украинской экономики, направлены на решение многих социальных проблем, радикальное экономическое обновление целых регионов. Они должны стать фундаментом для экономических реформ. Но эффект от реализации национальных проектов — не только экономический или социальный. Это — политический прорыв. Ведь национальные энергетические проекты избавят Украину от зависимости от монопольного импорта природного газа и позволят решить ключевые вопросы национальной безопасности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно