НАЦИОНАЛЬНАЯ ГОРДОСТЬ И ПРИВАТИЗАЦИЯ

19 февраля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №7, 19 февраля-26 февраля

Как бы вы продавали жемчужину из царской короны? Конечно, с большой неохотой. Поэтому, решившись на...

Как бы вы продавали жемчужину из царской короны? Конечно, с большой неохотой. Поэтому, решившись на приватизацию ведущей сталелитейной компании страны, южнокорейское правительство оказалось в полном смысле между молотом и наковальней. Недавно президент Республики Корея отдал распоряжение продать акции государственных предприятий, находящихся во владении правительства страны, преимущественно зарубежным инвесторам. Наибольшим призом в начавшейся гонке будет 33,7% активов второй в мире по мощи сталелитейной компании «Поханг Айрон энд стил», известной больше как ПОСКО.

Узнав о решении президента, представители консерваторов в правительстве пришли в ужас. «ПОСКО - это корейская национальная гордость и символ могущества страны, - заявляют они. - Продав ее, мы отдадим в руки иностранцев не только сталелитейную, но и судостроительную, и автомобильную промышленности, которые целиком и полностью ориентируются на продукцию ПОСКО».

Менеджеры самой сталелитейной компании также обеспокоены своим будущим. Само собой, они не хотят лишиться нынешней власти. Ведь ПОСКО является не только крупным производителем стали, но и чрезвычайно рентабельным предприятием. По мнению аналитиков, она является наиболее лакомым куском для частных владельцев на недавно охваченном новой волной либерализации корейском фондовом рынке. Чтобы защитить себя, компания обратилась к своему недавнему главному мировому конкуренту, японской корпорации «Ниппон Стил». Глава ПОСКО Юу Санг Бу выдвинул предложение, согласно которому правительству следовало бы продать часть своих акций именно «Ниппон Стил», дав возможность корейской компании взамен также приобрести часть акций японского гиганта. Он уверен, что ПОСКО должна найти дружественного партнера, который был бы заинтересован в ее процветании и пришел бы на помощь, если бы она оказалась в опасности.

Судя по всему, господин Юу начал действовать самостоятельно - он уже провел несколько встреч с президентом «Ниппон Стил» Имаи Такаси, на которых обсуждал с ним свою идею. Если задуманное будет воплощено в жизнь, эффект его для всей сталелитейной промышленности будет сродни землетрясению. Объединившись, корейская и японская компании с легкостью смогут обойти по объему продукции трех следующих по рейтингу своих конкурентов и полностью установить контроль над азиатским рынком. В свою очередь, их почин может вызвать цепную реакцию и привести к похожим слияниям между другими сталепроизводящими компаниями мира.

Как уже было отмечено,

ПОСКО - не обычная корейская компания. Она является хребтом индустриального развития страны. «Без ПОСКО Корея не смогла бы достичь теперешнего уровня промышленного развития», - утверждает Ким Джу Хан, ведущий экономист Корейского института экономики и технологии. И он прав. Компания была основана правительством страны в 1968 году. Первыми инвестициями в нее стали 600 миллионов долларов, выплаченных Сеулу Японией в качестве репараций за свое жесткое колониальное правление. В самом начале существования компании ее руководство обратилось к «Ниппон Стил» за технологической помощью, однако японцы вежливо отклонили просьбу, опасаясь, как бы корейский младенец в будущем не перерос своего благодетеля.

Внутреннее чутье руководства «Ниппон» его не подвело. Сегодня ПОСКО производит более 28 миллионов тонн стали в год, на самую малость отставая от своего японского конкурента. К тому же корейцы могут предложить высококачественную сталь по умеренным ценам не только на мировом рынке, но и в самой Японии.

В 1988 году тогдашний президент Ро Де У, выполняя свои предвыборные обещания раздать акции государственных компаний в руки каждого корейца, произвел частичное акционирование ПОСКО. После этого владельцами акций компании стали около 10 миллионов человек - только для того, чтобы увезти список своих акционеров, понадобился бы грузовик.

Зарубежные инвесторы впервые получили доступ к акциям компании в 1994 году, когда корейцы выставили их на Нью-Йоркской фондовой бирже. Однако правительство сохранило за собой контрольный пакет и ограничило максимальное количество зарубежных акционеров, так что менеджеры ПОСКО могли не беспокоиться о своей роли в будущем. Теперь все изменилось. Производя под давлением Международного валютного фонда либерализацию своего финансового рынка, Сеул отменил ограничения на приватизацию своих компаний зарубежными инвесторами и в мае прошлого года ослабил свои требования в отношении зарубежных владельцев акций большинства корейских государственных корпораций.

Правда, ПОСКО эти новшества не сильно затронули. Доля ее акций, разрешенных для продажи за рубежом, увеличилась незначительно - всего на 5 процентов (с 25 до 30%). Однако сейчас, когда правительство приняло решение выставить на продажу свои 33,7%, у иностранных охотников до лакомых объектов приватизации появляется множество вариантов для того, чтобы постепенно установить полный контроль за ведущим корейским производителем стали. По мнению аналитика корпорации «Самсунг Секьюритис» Су Ин Вона, ПОСКО может стать первой корейской компанией, которая полностью перейдет в собственность зарубежного владельца. При этом совершенно неизвестно, окажется он дружественным или нет.

Пока что руководство ПОСКО и консерваторы из правительства пытаются найти выход из положения. Кроме предложения об объединении с «Ниппон Стил» рассматривается вариант «золотой акции», владение которой могло бы давать правительству право вмешиваться в управление компанией, сколь бы малой ни была госдоля. Однако для претворения этого плана в жизнь необходимо принятие корейским парламентом нового законодательства. Кроме того, компания подумывает и об изменении своего устава, который определял бы ограничения в принятии стратегических решений, касающихся судьбы ПОСКО, для иностранных менеджеров или владельцев акций.

Однако наиболее актуальным остается вопрос: почему же все-таки Сеул так желает продать принадлежащие правительству акции своего ведущего производителя стали? В конце концов, ПОСКО не относится к числу разорившихся корейских корпораций, срочно нуждающихся в спасении. В минувшем году ее чистый доход составил более 500 млн. долларов США, что на 14% выше, чем за предыдущий год. По данным аналитиков, компания получает с каждой тонны произведенной стали условно чистую прибыль в 75 долларов, в то время как у ее конкурентов из США она не поднимается выше 25 долларов.

Причина этого может быть лишь одна - Сеул остро нуждается в валюте. Вместе с тем, получение 1 миллиарда долларов (в такую сумму оценивают прибыль от продажи акций, принадлежащих правительству, на внешнем фондовом рынке) - всего лишь капля в море по сравнению с 50 миллиардами долларов, которые правительству необходимо привлечь в экономику страны для преодоления последствий мирового финансового кризиса.

Кроме того, говорят, что президент Кореи желает использовать распродажу акций ПОСКО в качестве некоего показательного примера: отягощенным долгами корейским конгломератам, которые никак не могут решиться на сокращение своих чрезмерных аппетитов, продемонстрируют возможный путь решения их проблем. Считается также, что расширение присутствия зарубежных инвесторов в экономике Кореи сможет привнести в нее новый заряд энергии и дисциплины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно