Надежность вкладов: где найти дополнительные гарантии?

21 декабря, 2012, 17:26 Распечатать Выпуск №47, 21 декабря-27 декабря

Драматизировать риски сугубо банковского сектора (в случае взвешенного выбора финучреждения) сегодня вроде бы не приходится. Вместе с тем для вкладчиков «собака зарыта» именно в вопросе адекватного выбора банка-партнера.

© tovstyzhenko.com

Банкиры давно знают, что украинские вкладчики — люди очень пугливые. Перманентная суета со сбережениями — следствие не только тяжелого наследия 90-х, когда деньги могли обесцениться на десятки процентов в течение суток. Дали о себе знать и отнюдь не позитивный опыт 2008—2009 годов, когда немало сбережений повисло в банках не только из-за моратория на досрочное снятие вкладов, а также традиционно низкое доверие украинцев к власти в целом (с которой многие из них отождествляют банки).

В таких условиях финансовая система должна постоянно предлагать вкладчикам какие-то пряники. Это отчасти выливается в привлекательные рекламные призывы, в которых нередко рисуются такие заоблачные проценты по гривневым депозитам, что счастливые владельцы кругленькой суммы сбережений могут на них существовать, как некие депозитные рантье, переживая только о дальнейшей судьбе обменного курса гривни к доллару. Поэтому и получается, что любой переполох на валютном рынке провоцирует массовые «набеги» на банки. И именно это является главным препятствием для активизации экономики и повышения спроса на кредиты, возобновление которого возможно только после снижения депозитных ставок. Ведь нынешний их уровень просто убивает предпринимательскую инициативу: зачем, кроме бизнес-рисков и хлопот со всякими уполномоченными официальными удостоверениями захребетниками, еще и головная боль от того, какими доходами перекрыть выплаты по кредитам, если доходность банковских депозитов превышает рентабельность большинства легальных видов предпринимательства. Очевидно, что изменить ситуацию к лучшему невозможно без решения проблемы гигантского теневого оборота и долларизации украинской экономики (и, в частности, банковских пассивов). Но смогут ли в нынешних условиях предложить что-либо действенное банковская система и ее регулятор, не подрывая и без того шаткое доверие вкладчиков?

Текущие тенденции

К началу активной фазы кризиса в Украине доля валютных вкладов в депозитном портфеле населения составляла 38% (на 1 октября 2008 года), а на 1 декабря 2012-го она достигла 50,4%. При этом аналогичный показатель для валютных кредитов (и физ-, и юрлиц) в течение последних четырех лет уменьшился с 58 до 38%.

Из-за парламентской кампании и роста девальвационных ожиданий в сентябре и октябре наблюдался отток гривневых вкладов физлиц (который, тем не менее, перекрывался притоком валютных депозитов). Граждане часто просто переводили гривневые вклады в валютные. В ноябре, если верить банкирам, ситуация опять поменялась на противоположную: прирост вкладов в гривне почти в три раза опередил валютный аналог (4,137 млрд. грн. против 1,455 млрд. грн. соответственно).

Несмотря на многочисленные прогнозы, курс гривни после выборов пока не пошел резко вниз. Пока вроде бы прекратилось подталкивание валютных качелей банками: объем дневных торгов валютой на межбанке уменьшился в полтора-два раза — до 1 млрд. долл. (и это при довольно высоких остатках на корсчетах на уровне 20—25 млрд. грн.). Очевидно, что, по крайней мере, временному снижению накала валютных страстей в наличном сегменте (уменьшению спроса) способствовало также обсуждение инициативы о введении пенсионного сбора с продажи наличной валюты. На таком «успокоительном» фоне интерес к гривневым вкладам закономерно подогревался сохранением за ними высоких ставок.

По данным НБУ, за первую половину декабря дДраматизировать риски сугубо банковского сектора (в случае взвешенного выбора фнучреждения) сегодня вроде бы не приходится. Вместе с тем для вкладчиков «собака зарыта» именно в вопросе адекватного выбора банка-партнера.епозитный портфель физлиц увеличился на 2,1 млрд. грн. Причем объем гривневых вкладов вырос на 2,6 млрд., а валютных — даже уменьшился на 0,5 млрд. грн. «Девальвационные ожидания переломили. Люди снимают валютные вклады и переводят их в гривню», — констатирует директор гендепартамента банковского надзора НБУ Алексей Ткаченко. Как добавляет руководитель департамента кредитования и депозитов розничного бизнеса ПУМБ Максим Мироненко, этот тренд проявился еще в конце прошлого месяца. «Когда стало очевидно, что курс доллар/гривня остается стабильным, ситуация изменилась», — отметил он.

Как долго продержится положительное отношение к гривне вкладчиков банков? В ближайшие месяцы многое будет зависеть, уже традиционно, от внешней конъюнктуры и внутренней политической «температуры», а также от того, удастся ли Николаю Азарову объясниться по поводу цены на газ с россиянами или с МВФ (особых достижений ни на одном из этих направлений пока не видно). А еще от того, насколько удастся стабилизировать ресурсный рынок и до какого уровня в результате снизятся ставки по гривневым депозитам. По мнению старшего советника «Альфа-банка» (Украина) Романа Шпека, они останутся в очень даже интересных для вкладчиков границах — 15—17% (сейчас — 17—23%). По словам же главы правления банка «Финансы и кредит» Владимира Хливнюка, соответствующее удешевление депозитов может состояться в течение ближайших четырех месяцев. Но за счет чего?

Отмена гарантий по валютным вкладам: ложная тревога?

В последние несколько недель в СМИ довольно активно циркулировала информация о вероятном выводе валютных вкладов из-под гарантий Фонда гарантирования вкладов физлиц. В Национальном банке такой сценарий категорически отбросили. «Данный вопрос не рассматривается, поскольку отсутствуют объективные экономические предпосылки для указанных действий», — подчеркивалось в официальном сообщении центробанка. Неактуальным называют этот вопрос и в ФГВФЛ. «Вопрос вообще так не стоит», — подчеркивает директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов Елена Шарова.

Отношение к указанному инструменту дедолларизации банковской системы и экономики в целом на рынке довольно неоднозначное. Поддерживает его, в частности, глава правления Укрсоцбанка Борис Тимонькин. «Это глупость — гарантировать инвестиции в чужие деньги, что разрушает финансовую систему и, как следствие, экономику в целом», — отмечает банкир. В свою очередь, старший аналитик ИК «Тройка Диалог Украина» Евгений Гребенюк высказывает мнение, что кризис 2008—2009 годов научил большинство вкладчиков критически мыслить и выбирать банк по надежности. «Таких вкладчиков меньше интересует факт гарантирования вклада», — убежден эксперт.

Против отмены гарантий по валютным вкладам выступает заместитель председателя правления «Эрсте Банка» Светлана Черкай. «Мы сначала говорим, что хотим привлечь (в т.ч. валютные средства. — Ред.] в банковский оборот, а потом пугаем, что не будет никаких гарантий. Иногда надо подумать о последовательности действий. Мы не должны пугать граждан, налогоплательщиков. Мы не должны нарушать ту стабильность, которая есть. Сказать, что мы можем гарантировать в одной валюте и не гарантировать в другой, — это преждевременно», — соглашается Р.Шпек.

Вместе с тем немало экспертов выступают за поиск компромиссных способов стимулирования населения размещать сбережения на гривневых депозитах. Руководитель аналитического подразделения группы «Инвестиционный Капитал Украина» (ICU) Александр Вальчишен считает, что гарантии по валютным вкладам следует отменить, но постепенно (в течение одного-двух лет). «Дольше всего такая гарантия должна быть закреплена за госбанками», — считает эксперт.

Как уточняет руководитель проектов украинского представительства консалтинговой компании zeb) Тарас Тищенко, отмена гарантий может вызвать отток валютных вкладов из банковской системы. «В отличие от гривневых вкладов, которые в критической ситуации могут замещаться рефинансированием НБУ, валютные вклады не могут иметь такой поддержки», — предупреждает эксперт.

По мнению члена наблюдательного совета УКБС Ярослава Колесника, Украине следует не торопясь двигаться к ограниченному покрытию гарантией валютных депозитов, скажем, до 50% (но с одновременным повышением финансовой грамотности граждан). «Этот вопрос — на три года вперед, пока же он не решается. Но давайте поднимем его сегодня», — замечает финансист.

Возможным вариантом снижения популярности валютных депозитов называется также введение дифференцированной ставки налога на доход от депозита — в зависимости от валюты вклада, а также увеличение разрыва между нормами резервирования по гривневым и валютным вкладам. Напомним, что в Законе «О системе гарантирования вкладов физических лиц», вступившем в действие осенью, предусмотрено повышение регулярного сбора с валютных вкладов физлиц до 0,8% (для гривни этот показатель остался на старом уровне — 0,5%). Как отмечает заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ Андрей Оленчик, это было политическое решение, продиктованное госкурсом на дедолларизацию экономики и стимулирование интереса рынка к работе с гривней.

Вместе с тем заместитель председателя правления Ощадбанка Антон Тютюн справедливо отмечает, что повысить популярность гривни среди населения (соответственно, снизить привязанность к доллару) только банковскими инструментами сложно. «Причина этого совсем в другом. Поэтому таким образом ответ на вызовы, стоящие перед нами, не найдем», — замечает финансист.

Действительно, рассчитывать, что население «разлюбит» доллар только из-за потенциальных ограничительных («репрессивных»?) мер, было бы наивно без одновременного повышения привлекательности гривни. Если же действовать «через колено», сбережения, скорее всего, действительно просто уйдут в «подполье» — под матрацы, в результате чего пострадает вся финансовая система страны.

В конце концов, кесарю — кесарево. Банкиры любят подчеркивать, что даже вместе с НБУ не могут (прежде всего из-за ограниченности инструментария), да и не должны выполнять задачи, находящиеся в компетенции правительства. Тем более что у них сугубо своей работы — под завязку. Но прежде чем поднимать вопросы дедолларизации депозитного портфеля, следует максимально обеспечить бесперебойность поступления средств в систему, усилив доверие к ней. А это не так просто в условиях, когда у некоторых финучреждений появляются симптомы близкого банкротства, а другие — активно задирают вверх депозитные ставки.

Как повысить надежность
и ответственность банков

Драматизировать риски сугубо банковского сектора (в случае взвешенного выбора финучреждения) сегодня вроде бы не приходится. «В целом банковская система демонстрирует стабильность. Я не готов списывать проблемы отдельных финансовых учреждений на проблемы банковского сектора в целом. Хотя общественное мнение у нас готово демонизировать любые проявления нестабильности даже на микроуровне», — отмечает первый заместитель председателя правления Укргазбанка Станислав Шлапак.

Вместе с тем для вкладчиков «собака зарыта» именно в вопросе адекватного выбора банка-партнера. Людей сбивает с толку то, что даже многие системные банки предлагают высокие проценты по депозитам. А это может наталкивать на мысль, что у них не все благополучно с финансовым здоровьем. В этом контексте банкиры, правда, советуют не делать поспешных выводов и предметно анализировать каждый отдельно взятый случай, учитывая, скажем, стратегию работы финучреждений (в частности, вероятную ориентацию на потребительский сегмент, высокая доходность на котором позволяет обслуживать дорогие депозиты и делает обоснованной «переплату» за ресурс).

В.Хливнюк обращает внимание, что за счет значительных остатков средств клиентов средняя стоимость пассивов банка может быть существенно ниже стоимости вкладов. «Если, скажем, банк купил с дисконтом 30-процентный портфель проблемного банка, у него может возникнуть краткосрочная проблема с ликвидностью. Тогда он привлекает более дорогой ресурс. Но если посмотреть общую стоимость пассивов, у него будет не 25, а 17%. И проблемы нет», — дополняет Р.Шпек.

По мнению руководителя аналитического департамента ГК «ТАСК» Андрея Шевчишина, Национальному банку следовало бы публиковать персонифицированные агрегированные показатели устойчивости банков. Это позволило бы вкладчикам понять, в каких финучреждениях безопаснее размещать свои сбережения. «Показатели должны быть понятны для населения. Пусть даже это будут какие-то относительные показатели, с характеристикой, например, выше норматива, на уровне норматива и ниже норматива. Тогда может появиться ответственность и банков, и НБУ», — считает эксперт.

Вместе с тем А.Тютюн — против такого подхода. По мнению эксперта, более оптимальным шагом является повышение финансовой грамотности населения, что позволит вкладчикам самостоятельно сделать взвешенный выбор. «Есть система нормативов. Если банк их выполняет, значит, он условно не рискован. Клиенты должны делать свои выводы», — отмечает банкир. Руководитель ФГВФЛ Е.Шарова тоже подчеркивает, что не только банки, но и вкладчики должны нести ответственность за рискованность размещения средств на депозитах: «Очевидно, следует больше доверять среднерыночной процентной ставке, которая есть у большинства банков, у более стабильных банков».

Но понятно, что, несмотря на поиски нового формата баланса ответственности за депозиты между банками, вкладчиками и государством, это все-таки перспективы. Сейчас же фактом является то, что вклады размером до 200 тыс. грн. гарантированы ФГВФЛ. И точка.

Сейчас практическое значение имеет достижение банками компромисса в вопросе введения дифференцированных взносов в Фонд гарантирования вкладов, которые должны стать предохранителем против того, чтобы финучреждения с более консервативной политикой не платили за чрезмерную склонность к рискам других участников рынка в случае их банкротства. Напомним, такая возможность появилась после вступления осенью в силу Закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц».

Как рассказывает глава гендепартамента банковского надзора НБУ Алексей Ткаченко, Нацбанк, ФГВФЛ обсуждают с банками этот вопрос. «Одним из показателей, которые мы совместно с фондом посчитали и вынесли на обсуждение, — превышение средней ставки (банка. — А.А.) над среднерыночной. Если средняя ставка по системе составляет 14%, а банк сделал 18%, соответственно, вводится более высокий коэффициент, в результате чего он больше перечисляет в фонд», — замечает он.

Е.Шарова подчеркивает, что указанный вопрос о дифференцированных взносах находится только на стадии обсуждения. «Этот вопрос очень чувствительный. Мы привлекли к обсуждению специалистов не только из крупных банков — учитываем точку зрения и банков четвертой группы. Мы не можем сделать определенные преференции для одних банков, оставив без внимания другие», — добавляет глава комитета по вопросам регуляторной политики и надзора НАБУ Артур Загородников.

К сожалению, в этом вопросе ставить точку еще очень рано. Если верить банкирам, соответствующий проект решения может появиться уже до конца текущего года. Пока же не очевидно, что найденный компромисс действительно пойдет на пользу надежности всей системы, способствуя и укреплению системы государственного гарантирования вкладов. Хотя в нынешние непростые времена банковской системе и ее вкладчикам дополнительные гарантии все же не помешали бы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно