КОНСОРЦИУМ: КОТ В МЕШКЕ?

29 августа, 2003, 00:00 Распечатать

Cериал по созданию газотранспортного консорциума вступил в новую фазу На этой неделе в Киеве прошло очередное собрание учредителей...

Cериал по созданию газотранспортного консорциума вступил в новую фазу

На этой неделе в Киеве прошло очередное собрание учредителей. Стороны обменялись мнениями, из которых стало ясно, что до конкретных договоренностей еще очень далеко. На том в общем и порешили, перенеся конкретные договоренности с 30 августа на декабрь…

Тем не менее встреча была несомненно полезной — достаточно четко расставлены акценты, кто и как видит будущие взаимоотношения.

Позиция России вполне определенная: все и сразу. Создается консорциум, и под его контроль переходят три транзитных трубопровода и, как минимум, пара подземных газовых хранилищ на Западе Украины.

Немцев и «прочих шведов», не говоря уж о поляках, россияне в составе консорциума предпочли бы и в глаза не видеть. Взамен они любезно готовы поискать финансирование (своих денег у РАО «Газпром» все-таки нет) на строительство еще одной линии газопровода — от Новопскова в Луганской области до Ужгорода — мощностью до 15—28 млрд. кубов. Ну и основное обещание — сохранить нынешний уровень транзита в Европу (примерно 105—110 млрд. кубов газа). И в общем-то все…

Украинская сторона от подобной перспективы была явно не в восторге. Основной вопрос сводится к следующему: зачем, собственно, нам это нужно?..

Впрочем, сказать, с какой радости нам следует отдавать трубу россиянам, сильно затрудняются даже в самом Газпроме…

Если консорциум создается для устойчивого обеспечения транзита газа в Европу, то он без проблем осуществляется и сейчас. Проблема несанкционированных переборов уже три года как в прошлом. Резко вырос и уровень оплаты потребления газа в стране, что увеличило приток средств на ремонт и модернизацию газопроводов. Правда, нельзя сказать, что этих денег сколько-нибудь достаточно: надо хотя бы вдвое, а еще лучше — втрое больше.

Однако это проблема внутреннего налогообложения, а не управления трубопроводами. В конце концов, независимо от того, кто будет управлять трубой, единственным реальным источником средств, в том числе и для возвращения кредитов, будет все тот же тариф на транспортировку газа.

Газпром: период сбора разбросанных камней

Подчеркнем: все «непонятки» насчет мотивации консорциума приходятся исключительно на долю Украины. Напротив, с точки зрения Газпрома — все просто и вполне логично. Компания стремится максимально укрепить свои позиции.

За последние два года Газпром здорово изменился. При Рэме Вяхиреве он был вполне семейной организацией. Сам Рэм Иванович занимался общим руководством, сын заведовал экспортом. Другие родственники Вяхирева, членов правления, того же Виктора Черномырдина тоже неплохо устроились в многочисленных близких к РАО фирмочках.

Самыми крупными из явных фаворитов были «Итера» (Игорь Макаров), «Сибур» (Яков Голдовский), ну и «Стройтранcгаз», где разнообразные родственники Вяхирева и членов правления РАО числились практически открыто.

По оценкам давнего оппонента РАО (и в то же время его акционера) компании Hermitage Capital Management, в семь компаний, близких к бывшему менеджменту Газпрома, было выведено 9,65% активов. К примеру, «Итера» получила половину украинского и весь среднеазиатский рынок. И если здесь еще можно было говорить о проблемах неплатежей, то зачем ей отдали четверть абсолютно платежеспособного прибалтийского рынка, внятно не мог объяснить никто. Суммарно потенциальные потери Газпрома в СНГ и Балтии оценивались в 1 млрд. долл. в год.

Впрочем, СНГ дело не ограничилось. Шел активный размыв дочерних компаний, отвечавших за экспорт российского газа.

Уже в этом году, после очередной перестановки в отвечающей за экспорт газа газпромовской дочке — компании «Газэкспорт» — ее новый гендиректор говорил, что серьезные проблемы были во всех сбытовых компаниях Центральной Европы: «Придется укреплять, а возможно, и ликвидировать польский «Газтрейдинг», турецкий «Турусгаз», венгерский «Панрусгаз», болгарский «Овергаз» и сербско-черногорский «Прогрессгаз-Трейдинг»...

Да и московский аппарат «Газэкспорта» по части предоставления льгот и скидок не сильно отставал. Скажем, в 2002 году российский газ продавали германской Ruhrgas по 110,5 долл. за тысячу кубов, а более мелкому Wingas — со скидкой 14,7%, т.е. за 96,2 долл.

В Австрии компания GWH Gas und Warenhandelsgesellshaft получала скидку 6,5%, в Болгарии Bulgargas – 13,6%, в Румынии Conef – 24,5%. Больше всего повезло полякам: там EuroPol Gaz скостили цену аж на 34,2%. По подсчетам Hermitage, упущенная прибыль Газпрома, в результате этих операций составила 170 млн. долл.

Естественно, что газпромовское руководство подобные обвинения отрицает, заявляя, что все дело в условиях поставок. Хотя и признает необходимость пересмотра ряда контрактов.

Внутри страны все было тоже не слишком хорошо. К примеру, созданной в 1998 году компании «Регионгазхолдинг» удалось консолидировать крупные пакеты акций 30 региональных газовых компаний и 128 газораспределительных организаций. И все бы было ничего, но первоначально РАО получило только 20% акций нового холдинга.

Остальные оказались у инвесторов, среди которых было как руководство самого холдинга, так и компании, почти половина акций которой принадлежала, по данным Мосрегпалаты, сыну Виктора Черномырдина Виталию. Новому руководству Газпрома удалось вернуть контроль, но это стоило времени и денег.

К этому году процесс внутренней консолидации был почти завершен: что могли быстро вернуть, то уже практически вернули. РАО заметно окрепло и его финансовое положение явно улучшилось… Однако, как известно, нет предела совершенству. И одним из вопросов, несколько отравляющих россиянам жизнь, несомненно остается украинский.

Чего я не сделал для Украины

Львиная часть российского газового экспорта шла и идет через Украину. В прошлом году транзит РАО составил 104,5 млрд. кубов, т.е. почти 82% от общего экспорта в Западную и Центральную Европу. А именно экспорт обеспечивает три четверти выручки РАО. Если средняя цена реализации тысячи кубов внутри России в 2002 году составила 15,2 долл., то в Европе она свыше 110 долл. Если уж быть абсолютно точными, то, по данным российской таможни, средняя стоимость отправленного на экспорт газа в первом полугодии нынешнего года составила 124 долл. В общем, экспорт для РАО — не забава, а средство выживания. И вниманием его не обижали ни при Вяхиреве, ни при Миллере.

Хотя общие подходы заметно отличаются. Вяхирев тоже не раз пробовал максимально поставить под контроль наши газопроводы. Однако периодически возникавшие проекты достаточно быстро сходили на нет еще на ранней стадии. Так же, впрочем, как и предложения западных компаний, той же Shell.

Единственным запомнившимся проектом масштабного захода россиян была попытка Игоря Бакая, а затем его антипода Юлии Тимошенко, создать СП «Оптовый рынок газа». Его учредителями выступили бы НАК «Нафтогаз України» и горячо любимая Газпромом «Итера». Это поставило бы наших газовщиков, точнее, их финансовые потоки, под четкий контроль Москвы (откуда шел бы газ). Впрочем, трубы в СП не передавались, да и сама идея быстро себя исчерпала.

Порядок на газовом рынке наводили мы сами, и одной из его составных частей стало удаление той же «Итеры» с рынка…

Но в прошлом году объединительная идея разгорелась с неожиданной силой. Сначала россияне провели массированную и грамотную психологическую атаку, рассказывая, как быстро и легко они обойдут Украину… При этом вовсю обыгрывались планы строительства газопровода-перемычки из белорусского Кобрина в Словакию. В отличие от чудовищно дорогого проекта Ямал—Западная Европа, проект был действительно потенциально реализуем. Да и стоил он в пределах миллиарда долларов. Другое дело, что, с учетом строительства на территории Польши, с учетом необходимости выкупа участков, решения экологических и прочих вопросов, воплощение идеи в жизнь растянулось бы не на год и не на два.

Угроза дегазификации Украины обыгрывалась на все лады, благо, что параллельно на финишную прямую вышел проект газопровода через Черное море «Голубой поток». Надо отдать должное — украинское руководство все это впечатлило…

Тем не менее прошлогоднее июньское заявление Кучмы, Путина и Шредера стало шоком. В Киеве о подготовке консорциума практически никто не знал, так как идея шла из Москвы, там же сидели и разработчики.

Какое-то время и в Москве, и Киеве казалось, что россияне попытаются быстро дожать партнера. Они бы так и сделали, но, очевидно, мешало безденежье…

Когда Владимир Путин заявил, что «создание международного консорциума позволит привлечь в ближайшее время на реконструкцию газотранспортной системы Украины 2,5 млрд. долл., в ближайшие 10 лет — до 15 млрд. долл. для реконструкции трубопроводов, проходящих по территории Украины», это прозвучало как насмешка. Не говоря уж о том, что за эти деньги можно построить новые трубы (Украина все же не Заполярье), таких денег у РАО просто не было.

Ситуацию с финансами РАО хорошо иллюстрировал проект «Программы заимствований и размещения ценных бумаг на 2003 год», представленный членом правления РАО Андреем Кругловым. Согласно документу, общая задолженность Газпрома по всем видам заимствований составляла 14,7 млрд. долл. США, т. е. превышала его годовую выручку от экспорта.

При этом в обеспечение было заложено около 70% совокупной экспортной выручки, в том числе 97% выручки по контрактам с первоклассными европейскими партнерами. Незадействованными оставались только два контракта (с Gaz de France и нидерландской Gasunie).

Контракты же с покупателями из стран СНГ и ряда государств Центральной Европы признавались «не отвечающими условиям, предъявляемым к кредитному обеспечению международными банками. Данные контракты с недостаточно надежными (с точки зрения кредитного рейтинга) покупателями газа не имеют безупречной истории и поэтому могут использоваться лишь в обеспечение кредитов российских банков».

Между тем деньги были остро необходимы для удлинения сроков займов. Весь прошлый год проводилась политика замены краткосрочных заимствований долгосрочными, что несомненно дало результат. Доля краткосрочных заимствований в общей структуре долга Газпрома за 2002 год сократилась до 42% (с 50% в 2001 году). А по итогам первого квартала 2003 года вообще до 34,6%. Ставится задача снизить задолженность до уровня примерно 11 млрд. долл.

Однако даже нормализация финансов напрочь исключала что-то большое и амбициозное — во всяком случае, за газпромовский счет.

Нормальные герои…

А тут в первом квартале с.г. Газпром с шумом и плеском сел в еще одну лужу — черноморскую. Широко разрекламированный и технически блестяще осуществленный, проект «Голубой поток» налетел на финансовые рифы.

То, что у проекта будут проблемы, было видно с самого начала. В Турции просто отсутствовал тот рынок, под который по дну на глубинах более двух километров тянули трубу. И когда турки заявляли, что будут потреблять в 2010 году 50 млрд. кубометров газа, надо было держать в уме, что Восток — дело тонкое.

Однако Россия полезла напролом. В какой-то степени это объяснялось тем, что строительство вел уже упомянутый «Стройтрансгаз», а значит, часть его доходов укрепляла благосостояние родственников и Рэма Ивановича, и Виктора Степановича. По данным все той же Hermitage, при анализе проекта обнаружилось, что российский участок трубопровода, проложенный по равнинной части, оказался в два раза дороже, чем более длинный турецкий, проложенный по гористой местности. Стоимость километра газопровода в России составила 2,95 млн. долл., а в Турции — 1,35 млн. долл. Т.е. при условии, что трубопровод строили бы турки, экономия составила бы 600 млн. долл.

Но это были цветочки. Ягодки начались тогда, когда обнаружилось, что, как и предполагалось, турки газ брать не очень-то и хотят. В принципе, контрактом было предусмотрено, что в этом случае они все равно должны газ оплачивать. Но тут оказалось, что еще при Вяхиреве в контракте допустили ошибку, и Турция в принципе могла оплачивать газ не по цене 126 долл., как хотели россияне, а по 75 долл. Это был шок… С такой ценой окупаемость проекта стоимостью в 3,2 млрд. долл. улетала в тартарары.

Последовавшие долгие и сложные переговоры привели к тому, что турки, в общем, согласились, что цена будет побольше 115 долл. Но зато почти отказались брать газ: вместо двух миллиардов кубов в этом году они возьмут только 0,8 млрд. Газпрому остается только надеяться, что в будущем, лет через пять-семь, проект все же заработает. Однако пока что очевидно — деньги от турецкой трубы придут не скоро. Кстати говоря, строительство рекламировалось как обходящее Украину, варианты транспортировки через которую были минимум втрое дешевле. Ну что ж, действительно обошли…

Хотя черноморский подарочек — «гиря» еще от Вяхирева. Сейчас россияне таких ошибок стараются не допускать.

В 2001— 2002 году они активно занимались новыми проектами, заметно более эффективными и не требовавшими таких вложений. В первую очередь речь шла о Средней Азии.

Раньше практически отданный на откуп «Итере» рынок теперь стал остро необходимым. Для обеспечения внутренних поставок и экспорта россиянам явно не хватает газа. И закупать его, кроме как в Средней Азии, негде. Поэтому Газпром стремительно стал восстанавливать позиции. «Итеру», за ненадобностью, отстранили от кормушки, и чтобы окончательно не утратить рынок, ей пришлось покупать газ у Сапармурата Ниязова на свой страх и риск. При этом Узбекистан любезно информировал, что в первую очередь будет качать свой газ, потом туркменский, ну а остальное — это уж как получится...

Однако стоит помнить, что, кроме богатой, но маленькой «Итеры» в регионе находятся большие и бедные украинцы. Если для России Средняя Азия важна как источник для поддержания экспортных поставок, то для Украины — это почти половина газопотребления.

Можно много и долго говорить о том, что мы, упаси Боже, не конкуренты. Пардон, а как это теперь называется? Когда Россия заявляет о намерении через четыре года купить в Туркмении 60—80 млрд. кубов, это значит, что продавать Украине туркменам будет просто нечего. Добыча прошлого года — 53 млрд. кубов, причем из них порядка 12 млрд. — собственное потребление да еще 6—8 ушло в Иран. К 2007 году из действующего парка скважин выжмут максимум 80 млрд.

Это другое дело, что Москве вряд ли позволят купить все: Ашгабат уже имеет прекрасный опыт общения с монопольным покупателем и не стремится положить все яйца в одну корзину...

Туркменам уже и так намекали, что «себестоимость туркменского газа на границе с Узбекистаном составляет 18 долл. и платить за него в 2,5 раза больше — это слишком… Пока в силу не вступит новая формула цены, Газпром будет платить за газ лишних 15—20 долл. за тысячу кубометров. За четыре года сумма этой «премии» может достичь 600—800 млн. долларов». Точка зрения не официальная, но в РАО действительно так думают.

Но все равно, российский договор — это неплохая зарубка на память. (Кстати говоря, когда мы стремимся заключить аналогичный контракт, это тоже нормально. Просто тут уж кто кого.)

Пока по очкам мы явно отстаем. Газпром не только перебрал на себя функции оператора по транзиту в Казахстане и Узбекистане, но и стремится максимально закрепиться на этих рынках. В Астане транзитом занимается совместное российско-казахстанское ЗАО «КазРосГаз». В Узбекистане Миллер еще недавно собирался приобрести 44% национального транзитера — «Узбектрансгаза». Правда, Ташкент не очень рвется продавать.

Однако уже сейчас ведутся разработки совместного баланса поставок и транзита среднеазиатского газа на период 2003—2012 гг. Ну и, конечно, именно Газпром будет ремонтировать систему газопроводов Средняя Азия—Центр. Поставлена задача обеспечить в 2003—2004 гг. по ней транспорт газа в объеме 50 млрд. кубометров в год, а в 2005—2012 гг. — по 60 млрд. кубов. Это, конечно, не 80, но, с другой стороны, кто купил, того и тапки…

При этом когда говорят о 60, то в них включают, как минимум, 10 млрд. кубов узбекского газа и минимум столько же казахстанского. Туркменам (и украинцам), очевидно, придется здорово подумать над своими перспективами. Очевидно, что весь их газ в трубу не влезет.

Ну а строить новую трубу по восточному берегу Каспия — дело, мягко говоря, недешевое. Хотя, скорее всего, придется. Любопытно, кому она будет принадлежать, а еще интереснее роль Киева в процессе строительства и владения.

Пока нам четко указывают на место в системе — в углу, подальше от окна. В идеале (для РАО) зона украинского влияния должна и начинаться, и заканчиваться на границах «рідної Батьківщини».

Предложение Украины, чтобы в консорциум так или иначе вошел газопровод, проектируемый между Александровым Гаем на российско-казахстанской границе и относительно недалеким нашим Новопсковом, россияне демонстративно игнорировали…

На пресс-конференции было весьма любопытно наблюдать, как сидящие бок о бок Виталий Гайдук и Виктор Христенко называли одну и ту же трубу по-разному. Гайдук говорил о системе Александров Гай—Новопсков—Ужгород, а его российский коллега за точку отсчета брал именно Новопсков…

Правда, чтобы построить 1500 километров газопровода мощностью 28 млрд. кубометров в год, понадобятся около 2,3 млрд. долл. Своими средствами участники смогут покрыть 25%, остальное придется брать в кредит.

Интересно, под что… Автор искренне надеется, что вариант со сдачей в залог если не газопровода, то, скажем, нашего получаемого в качестве оплаты за транзит газа всерьез рассматриваться не будет.

Потому что, похоже, стороны страдают выпадением слуха. Гайдук говорит о том, что эксперты не рекомендуют брать трубу в концессию. Российские участники с удовлетворением отмечают, что все другие варианты, кроме концессии, уже отпали. В общем, налицо полный прогресс и идиллическое единодушие…

Бегом в Европу

Россию можно понять: она очень боится появления на еврорынке порций среднеазиатского газа. В РФ сейчас намечается либерализация, и цены несколько упадут. Газпром готовится к этому, как только может, покупает (чуть ли не на последние евро) пакеты акций газосбытовых компаний. Благо, что нынешние достаточно высокие продажные цены— в этом полугодии РАО получит в Европе на 2,5 млрд. долл. выручки больше, чем за аналогичный период прошлого года — позволяют некоторые траты.

Однако, несмотря на надувание щек, в Европе Газпрому светит только доля миноритарного акционера (пакеты от 5 до 30%). Рассказы о своей крутизне и ужасности рассчитаны на простаков. Антимонопольное законодательство в Европе очень жесткое, и нарушать его для Газпрома никто не будет. Так что если кто захочет торговать среднеазиатским или украинским газом, то Газпром с этим ничего не поделает. Придется ловить потенциального продавца на подходе к границам ЕС…

Чем, в общем, народ и занимается. Консорциум — это для украинцев, а на суверенную российскую территорию не лезьте. Даже с учетом того, что идти по системе будет отнюдь не уренгойский, а чистейший среднеазиатский газ, робкие попытки даже представить, что Ташкент, Астана и Ашгабат получат долю в консорциуме, вызывали бурную реакцию. Впрочем, еще далеко не вечер, а торговаться умеют не только в Москве. Говорят, на Востоке это тоже иногда получается. Вот, к примеру, Вяхирев, очень веселый человек, и тот не все всерьез воспринимал — потом пришлось лично ездить извиняться в Туркмению.

Между прочим, в этом году на аналогичной нашему консорциуму попытке россияне круто обломались в Белоруссии. Уж на что Лукашенко за братскую любовь и воссозданный Союз, а когда дело дошло до передачи контрольного пакета «Белтрансгаза», тут Александр Григорьевич рассказал россиянам, как он себе это представляет. Газпром это очень впечатлило. Во-первых, никакой передачи акций за долги не будет. А хотелось бы Минску, чтобы соседи внесли в уставный фонд создаваемого СП белорусский участок свежепостроенного Ямальского газопровода (это 1,5 млрд. долл.) плюс примерно 1,7 млрд. долл. инвестиций. Вдобавок республика должна полностью обеспечиваться газом по внутрироссийским ценам (сейчас она по ним получает 10,2 млрд. кубов, а надо примерно 18). Ну и, под занавес, контрольный пакет должен остаться за белорусами…

Газпром, рассчитывавший, что операция по присоединению «Белтрансгаза» будет стоить не более 600 млн. долл., возмутился. На что ему дружелюбно посоветовали попробовать обойти Белоруссию — ну хотя бы через Украину. (Прибалтику по понятным причинам можно исключить).

Россияне, правда, вспомнили о проекте Северо-Европейского газопровода — от Выборга до Германии по дну Балтийского моря. Технически там действительно все осуществимо: проложить 1100 километров по дну неглубокого моря вполне реально. Вот только мощность в 20 млрд. кубов как-то не очень впечатляет. Да и дорого, около 5,7 млрд. долл.

Чтобы окупить затраты и оплатить хотя бы минимальные проценты за кредит, в первые десять лет из цены продаваемого газа надо минусовать 85 долл. Если покупная цена будет, как сейчас, за 120, то это еще терпимо. Но ведь, бывает, она и на 60 опускается. А денег у Газпрома нет, так что придется искать дядю с большим кошельком, готового рискнуть в условиях намечающейся либерализации цен. Так что Александр Григорьевич правильно не боится.

Похоже, мы остаемся едва ли не единственной страной в Европе, где можно на полном серьезе попробовать получить что-то на шару…

Не то чтобы участники этого не понимали. Напротив, потенциально наши позиции весьма сильны: попытки нас обойти, по большому счету, пока оказывались малоэффективными.

Однако не все так просто. Во-первых, наши позиции серьезно подрывает тот факт, что денег на модернизацию нет не только у россиян — их нет и у нас. Клянчить деньги у той же Германии мы будем по простейшей причине. Там импортный газ на границе стоит примерно 120—130 долл. за тысячу кубов, потребителю он обходится уже в 350—400 долл., т.е. втрое дороже. В Украине газ на входе стоит 50 долл., продаем мы его в среднем по 35 — такой вот замечательный бизнес. И какие уж при этом ремонты.

Бесконечно так продолжаться не может, но годика три точно еще протянется. К тому же, даже если абстрагироваться от того, что чиновники в Украине излишним бескорыстием не страдают, скоро у нас выборы, а значит, может понадобиться политическая поддержка. Так почему бы не в обмен на положительное решение по поводу консорциума. От варианта пахнет на редкость скверно, но исключать его целиком нельзя. Желающие разыграть такую карту наверняка найдутся.

Ну и о прозрачности: в прошлом октябре Виктор Степанович Черномырдин рассказал, что каким-то его знакомым от прозрачности вокруг консорциума аж плохо стало. Очевидно, чтобы не подвергать риску их здоровье в дальнейшем, всю информацию засекретили. Это, конечно, очень человеколюбиво, да только готовить кота в мешке — занятие на любителя. Блюдо получается крайне неудобоваримое…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно