КОММЕРЧЕСКИЕ ИЛИ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ

2 августа, 1996, 00:00 Распечатать

Заметки на полях пресс-релиза АУБ 26 июля, спустя месяц после 5-го съезда Ассоциации украинских банков, состоялась презентация итогов деятельности коммерческих банков Украины в первом полугодии 1996 г...

Заметки на полях пресс-релиза АУБ

26 июля, спустя месяц после 5-го съезда Ассоциации украинских банков, состоялась презентация итогов деятельности коммерческих банков Украины в первом полугодии 1996 г. Вчитываясь в цифры пресс-релиза и вслушиваясь в их интерпретацию руководством АУБ, невольно хочется задать вопрос председателю правления НБУ г-ну Ющенко: отчего в своем выступлении на съезде он так и не решился сказать главное - коммерческих банков в прямом понимании этого словосочетания в Украине нет.

Да, за полгода они увеличили свои активы, капитал и прибыль примерно в 2 раза. Да, вклады граждан за то же время возросли на треть, что свидетельствует, по мнению АУБ, об активизации работы банков с деньгами населения. Но если не забывать, что доля последних в подавляющем числе банков занимает менее 1% общего объема депозитов, а размеры вложений юридических лиц - главных заемщиков банков - во втором квартале резко пошли на убыль (средства до востребования сократились на 55%, срочные депозиты - на 67%), то радужная картина несколько меркнет. Невольно задаешься вопросом: за счет чего же банки наращивали свои финансовые мускулы?

За ответом, естественно, следует обратиться к изменениям в структуре активов. Что же мы здесь видим? Оказывается, только за второй квартал ликвидные активы сократились на 11%, кредиты - на 6%, зато - внимание! - вложения в гособлигации выросли на 33% с учетом инфляции (в первом квартале - на 20%).

Если все эти цифры перевести на доступный язык, то они означают следующее: большая часть почти 220 учреждений Украины, зарегистрированных НБУ в качестве комбанков, мало что имеют общего с организациями, принимающими деньги от клиентуры и эффективно их размещающими. Ибо все 6-7 лет своего существования наши «коммерсанты» занимались в основном перераспределением госактивов. Поначалу это были активы советских спецбанков, затем полученные по отрицательной процентной ставке кредиты Нацбанка и, наконец, сверхдоходные гособлигации.

Правда, нас пытаются уверить, что во всем виновато драконовское законодательство. Вот если бы не было в свое время ограничений на участие банков в уставных фондах других хозсубъектов (1 февраля с.г. сняты), если бы узаконили конвертацию долгов предприятий в их акции или хотя бы кредитование под залог корпоративных акций - вот тогда банки ринулись бы на фондовый рынок и подняли из руин отечественное производство.

Не стану отрицать - изрядная доля истины в этих утверждениях присутствует. Но тут вот какая интересная получается картина. На начало нынешнего года суммарный уставный фонд всех банков составлял 54 трлн. крб. Стало быть, при действовавшем в то время 10-процентном ограничении на инвестиционную деятельность банки имели право на покупку корпоративных акций в сумме 5,4 трлн. крб. В действительности же последняя цифра равнялась чуть более 1 трлн. И поскольку суммарные вложения банков в акции, гособлигации и векселя составляли на тот момент 31 трлн. крб., «производственная» доля в них составляла всего-навсего 3%. Львиная же часть банковских инвестиций - 65% - приходилась опять-таки на гособлигации.

В последний год и в России, и в Украине отчетливо наблюдается тенденция огосударствления банковского сектора экономики. Банки ее с удовольствием восприняли, так как национализация кредитных ресурсов была для них едва ли не единственным способом держаться на плаву. Вопрос состоял лишь в том, как подороже продать государству свои активы. Последнее в лице Минфина и НБУ приняло условия покупки сверхдорогих частных денег через аукционный механизм размещения гособлигаций внутреннего займа (на 1.07.1996 около 100% годовых при учетной ставке НБУ 40%), и все остальные финансовые рынки были опустошены.

Но поскольку российская экономическая «лошадь» постоянно бежит впереди украинского «паровоза», уместно обратить внимание наших финансовых мужей, что с начала 1996 г. Минфин и Центробанк РФ постепенно теряют интерес к своим гособлигациям. ГКО-пирамида не только более не курица, несущая золотые яйца: она вообще не приносит доходы в бюджет, и единственная забота уважаемых госучреждений - расплатиться с кредиторами с минимальным для бюджета ущербом. Как выразился один из высокопоставленных российских чиновников, «наркота ГКО убила банки».

В такой ситуации теоретически наилучшим способом создания жизнеспособной банковской системы был бы отбор учреждений, умеющих заниматься именно кредитованием, а не поиском денег в казне. Но НБУ, конечно же, так не поступит, ибо невозможно одновременно закрыть большинство банков...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно