КАК ЛЕТЕТЬ С ПОДРЕЗАННЫМИ КРЫЛЬЯМИ, или ДЕЛА БУМАЖНЫЕ — СОВСЕМ НЕВАЖНЫЕ

22 декабря, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №51, 22 декабря-29 декабря

«Крылья, разносящие мысли мудрецов по белому свету» - такие поэтичные слова узбекский мыслитель Алишер Навои нашел, чтобы воспеть бумагу...

«Крылья, разносящие мысли мудрецов по белому свету» - такие поэтичные слова узбекский мыслитель Алишер Навои нашел, чтобы воспеть бумагу. Вспомнились они, правда, в связи с глубокой прозой, когда редакция в очередной раз занялась поисками бумаги для выпуска газеты. Нет бумаги - хоть и есть мысли, но белый свет о них не узнает. А пока что все надежды по поводу обеспечения ею возлагаются на импорт. Об этом достаточно красноречиво могут рассказать все, кто занимается изданием книг, журналов, газет. А что же украинская целлюлозно-бумажная промышленность (ЦБП)? Ее удельный вес в объеме всей промышленной продукции страны - всего 0,5%, а вот состояние...

В самом «урожайном» для ЦБП Украины 1990 году произведено 912 тыс. тонн бумаги и картона (для сравнения - 520 тыс. тонн бумаги в год выпускает сейчас только один из российских комбинатов АО «Волга» - бывший Балахнинский ЦБК). В 1994 -соответственно 101,2 тыс. тонн и 202,6 тыс. тонн, или около 1,6 кг и 3,6 кг на человека. При этом потребление составило около 14 кг бумаги на душу (оно включает газеты, журналы, книги, тетради, салфетки, этикетки, папки, прочие бумажно-беловые товары, туалетную бумагу, наконец, а также упаковку). Много это или мало? Аналогичный показатель в Европе за прошлый год - в среднем 75 кг, в Германии же - около 190 кг, Финляндии - 332,6 кг. Мы в европейском списке последние (если не считать Албанию). Закономерно напрашивается вопрос: а сколько же вообще бумаги нужно, чтобы ощутить себя цивилизованной страной? Чтобы не опустились или вообще не исчезли как атавизм те самые крылья, о которых вспоминалось в начале?

Прогнозы неутешительные. Производство постоянно сокращается. Неужели единственная панацея - покупать за границей? Но цены приблизились к мировым и многократно умножаются пошлинами и торговыми накрутками посредников. А если это не всегда по силам? Тогда каким образом пополнять ставший поистине золотым бумажный запас?

От какого наследства мы не отказывались?

Бумажную отрасль в Украине нельзя назвать новорожденной, ибо насчитывает она ни много ни мало - более 450 лет. Первая папирня появилась на Львовщине в 1541 году (называли такое предприятие бумажной мельницей, ибо сырье размалывали подобно зерну). В XVIII веке из тряпья и соломы делали бумагу уже 50-60 мануфактур, а в 1835-1840 гг. начали действовать четыре бумажные фабрики и один древесномассный завод. К 1913 году у нас работало 32 бумажных фабрики, и производили они картон, бумагу оберточно-упаковочную, папиросную, раскурочную, копировальную, писчую, тетрадную, печатную.

В Украине есть и своя научная база - 64 года научно-исследовательскому институту целлюлозно-бумажной промышленности (УкрНИИБу). Выходит, традиции давние и прочные.

Но вышло так, что бумага, которую «варила» Украина, в общем котле бывшего Союза составляла незначительный процент. Хотя по специальным ее видам - конденсаторной, электролитической, сепараторной, фильтровальной для очистки топлива, сигаретной, а также для облицовки мебели - обеспечивала потребности не только свои, но и почти всех республик, ежегодно вывозя 500 тыс. тонн. Лидерство омрачалось тем, что все вышеперечисленные виды - малотоннажные. А составлявшие львиную долю в общем объеме потребления многотоннажные виды - бумагу офсетную, газетную, этикеточную, мешочную, пергаментную - завозили в основном из России (ежегодно 1 млн тонн вместе с картоном).

Такой перекос произошел, во-первых, из-за недостаточного количества сырья, во-вторых, из-за отсутствия сырья нужного. Чтобы получить высококачественную бумагу для печати, необходима высококачественная хвойная целлюлоза. Поскольку в бывшем СССР была специализация, а необозримые лесные пространства, в т. ч. хвойные - в России, там и строились огромные гиганты целлюлозно-бумажной индустрии. Долгие годы развиваясь на основе общесоюзных потребностей, украинская целлюлозно-бумажная отрасль не «нажила» базы, способной производить большое количество бумаги. И теперь мы в постоянной зависимости от российских производителей, измеряемой 80% объема печатных сортов. Это при наличии 28 отечественных предприятий (для сравнения: в России их 103, в ФРГ - 240).

В соседней Белоруссии, оказавшейся в таком же положении, поговаривают о возможной самоликвидации бумажной отрасли. Однако появились публикации, где подсказываются возможные пути выхода из пропасти - создание там собственной полуфабрикатной базы, строительство нового завода.

Украина в этом смысле имеет ряд преимуществ, дающих повод для некоторого оптимизма. Как сообщил директор УкрНИИБа Николай Лозовик, имеющихся у нас мощностей все-таки хватит для производства 1 млн. тонн бумаги и картона (или 20 кг на человека). Кроме того, имеются достаточные запасы каолина и других компонентов, необходимых для технологического цикла производства бумаги, источники энергии и воды, развита химическая промышленность. Все это плюс научная база, плюс традиции и оставшиеся пока специалисты в сумме должны стать предпосылкой реанимирования и расширения отечественной целлюлозно-бумажной отрасли. Однако сразу спотыкаешься о вопрос

Сколько стоит ЦБК построить?

Без преувеличения оснащение современного ЦБК «тянет» на сотни миллионов (!) долларов. Ибо это огромное, сложнейшее производство с колоссальным водо- и энергопотреблением. Для хотя бы частичного представления - маленький пример: сегодня на некоторых предприятиях России, производящих высококачественные сорта бумаги, установлены системы автоматического регулирования технологического процесса производства - такие, как на системах запуска космических аппаратов. Нужны также надежные очистительные системы, а это примерно половина стоимости всего комбината.

Но это - если начинать строить с нуля. А если заняться переоборудованием уже имеющихся предприятий? Принятая в феврале 1995 года Программа развития национального книгоиздания и печати до 2000 года предусматривает техническую реконструкцию Жидачевского целлюлозно-бумажного комбината - на это требуется «всего» 12 млн. долларов и 35,7 млрд. крб. в ценах 1994 года. Кто пользовался жидачевской газетной бумагой, знает, что она низкой прочности и белизны. Причина - нет сырья, а оборудование давно устаревшее. Улучшила бы качество бумаги - и значительно - установка современного оборудования для изготовления и отбеливания химикотермомеханической массы (ХТММ). Преимущества этой массы в том, что при ее приготовлении используется не деловая древесина, а всевозможные отходы различных пород деревьев, в том числе и оставшиеся после санитарных рубок, а при бедности на древесину это очень важно. А также, в принципе, возможно и вообще обойтись без целлюлозы.

Жидачевский комбинат может дать 35 тыс. тонн газетной бумаги в год. Столько же офсетной - Днепропетровская бумажная фабрика, на модернизацию которой заложены цифры куда более скромные. Сегодня цена днепропетровской бумаги значительно выше аналогичной из России. Свою лепту в себестоимость вносит привозная из Усть-Илимска хвойная целлюлоза, таможенные пошлины, а также более дорогие, чем в России, энергоносители (13-15% себестоимости - затраты именно на них). Конечно, отечественный потребитель берет российскую бумагу - делая ставку на качество. Модернизация сказала бы свое веское слово...

Общая сумма, которую необходимо выделить на реализацию вышеупомянутой программы, составила в 1994 году 4196,31 млрд. крб. и 270 млн. долларов. Но даже на частичную модернизацию Жидачевскому ЦБК пока из бюджетных средств не выделено ни копейки. Днепропетровская же фабрика получает мало и нерегулярно. Где уж там замахиваться на новый комбинат...

Однако в специальной литературе я натолкнулась на фразу, вызвавшую некоторые размышления. Огромные ЦБК России расцениваются, как негативный фактор в условиях перехода к рыночной экономике, как непомерная концентрация производства. Большие объемы - это хорошо, но не всегда мобильно. Во многих странах с развитой целлюлозно-бумажной отраслью культивируются средние и малые предприятия, и зачастую их доля в общем объеме производства значительна. Именно небольшие предприятия, оснащенные современным оборудованием, изготавливают 47% бумаги, картона и волокнистых полуфабрикатов в Италии (причем 11% из этого количества - на предприятиях, где занято менее 50 человек), 15-20% - в Японии, 12-15% - в США. Они перерабатывают макулатуру, отходы деревообработки, различное волокнистое сырье, изготавливают широкий ассортимент в основном малотоннажных сортов бумаги, много видов бумажно-беловой продукции. В Украине тоже предприятия небольшие и их все-таки легче оснастить современным оборудованием (информация для инвестора). Хотя наряду с этим в нашей стране необходимо разрубить гордиев узел экономических несуразностей, прежде всего - ослабить налоговый пресс, отрегулировать таможенные вопросы.

Но это все - перспектива. А как быть сегодня? В институте бумаги ответ готов уже давно: искать альтернативные источники сырья. И когда назвали первый, оказалось, далеко ходить не надо.

Лес рубят - щепки летят. За границу

Лесные просторы в Украине по площади занимают столько же, сколько в Германии - около 10 млн. га. Только у нас и «у них» лес используется и воспроизводится по-разному. Кроме мебели и различных нужных вещей, немцы из древесины производят еще и более 13 млн. тонн бумаги и картона. Интересно, что на целлюлозно-бумажные нужды в цивилизованных странах тратят от 30 до 60% деловой древесины. А мы почти столько же - около 28% - тратим для изготовления... тары! Недаром тарные цеха - самые доходные предприятия в леспромхозах, и все они приватизированы. Сбивать ящики - работа не ахти какая сложная, зато прибыль верная. Особенно, если спрос есть, и особенно, если западный покупатель просит: поставляйте продукцию в деревянных ящиках (не для экзотики - для дальнейшей переработки тех же ящиков). А для своих производителей бумаги древесины остается аж... 1,7% (!).

Они там, на Западе, не дураки: знают, что если из одного кубометра древесины сделать картонную тару, то в нее можно упаковать продукции в 10 раз больше, чем в сделанные из того же кубометра ящики. Впрочем, пусть себе в картон и пластмассу продукты упаковывают. У нас ящик - всему голова! Как говорится, чем богаты...

Вывод напрашивается сам собой: структура потребления древесины у нас - нерациональная. Перераспределить бы ее - и эффект был бы даже от нескольких выигранных процентов.

А пока?

Пока можно использовать различные комбинации выделяемой бумажной промышленности лиственной древесины. В частности, граб, по запасам которого Украина на первом месте в СНГ, в сочетании с осиной.

Есть в институте очень интересная разработка относительно леса, который никто и никогда уже не использует,- подвергшегося радиоактивному загрязнению после чернобыльской аварии. В профилактических целях на этих массивах проводят противопожарные рубки, а это - до 100 тыс. куб. м в год преимущественно хвойной древесины. Сейчас ее путь - в могильники, но ученые института придумали этой древесине другое применение, разработав технологию, позволяющую «убрать» до 95-97% радионуклидов уже на начальной стадии переработки, - с помощью гидротермохимической экстракции. Но из-за отсутствия финансирования разработки проистановлены. А между тем, полученная таким способом целлюлоза - 20 тыс. тонн в год - могла бы стать и решением экологических проблем, и довеском к имеющейся сырьевой базе.

Соломенные «чащи», кенафные «леса»

Украина вообще богата различными волокнистыми материалами, пригодными для производства целлюлозы.

Великолепную, превосходящую по качеству сделанную из ценнейших хвойных пород древесины бумагу ученые изготовили из... конопли. Предвидя возможные возражения, поспешу заметить, что на сей счет в Глуховском институте лубяных культур на Сумщине выведен даже специальный - безгашишный - ее сорт.

Ну, а о соломе злаковых культур и говорить не приходится. Бумагу с применением полуфабриката из соломы, судя по публикациям в прессе, ждут, чтобы разрешить проблемы издания газет. Технология изготовления такой бумаги давно изучена, свободный ресурс соломы имеется (по приблизительным подсчетам - от 2,5 до 5 млн. тонн в год). Переработка соломы требует значительно меньших расходов химикатов, электроэнергии. Однако для того, чтобы гордиться своей соломенной бумагой, как китайцы - рисовой, нужно совсем немного: построить комбинат. А это - 400,6 млрд. крб. и 8 млн. долларов (в ценах прошлого года).

- Чтобы изготовить одну тонну соломенной целлюлозы, необходимо три тонны сырья, а возить солому на переработку более чем за 130 км - невыгодно. Следовательно, место, где будет построен будущий комбинат, должно быть выбрано с учетом близости сырья, - рассказывает директор института Николай Лозовик. - Мы нашли такое - в Кировоградской области. Однако самой большой сложностью оказалось не отсутствие денег, а страх местных администраций: целлюлозно-бумажное производство - вредное и может не лучшим образом повлиять на окружающую среду. Пока согласие не получено нигде. Хотя должен сказать, что если закладывать современную локальную систему очистки и очищать сточные воды не только на выходе, риск загрязнения сведется к минимуму.

Конечно, можно использовать и канареечник тростниковый, и стебли подсолнечника, и низкосортные виды льна, всего этого - в изобилии. Сейчас сотрудники института изучают заморского гостя - канадский кенаф, который используют «бумажники» во многих странах мира. Подаренные семена сеют на опытных участках вот уже второй год.

Представьте себе длинную удочку, толще, чем бамбуковая, с корой, которая, если ее сдирать, сходит длинными волокнами, в несколько раз выше человеческого роста, но при этом очень легкую. Это кенаф. За сезон ствол вырастает на 6 метров в высоту, дает значительный прирост биомассы. А главное - все части растения пригодны для изготовления бумаги, причем разной, в том числе и лучших печатных сортов и даже бумаги для денег. Настоящая находка! Остается совсем немного: добиться, чтобы кенаф рос стабильно и сделать посевы промышленными. А над технологией его переработки ученые института уже работают.

Есть еще один источник, но он пока из области фантастики. Совместно с учеными из Института микробиологии в лаборатории полуфабрикатов УкрНИИБа с помощью бактерий получена биоцеллюлоза. Она имеет ряд преимуществ: экологическую чистоту, высокую термостойкость, кристалличность, пористость. Конечно, бумага, изготовленная из такой целлюлозы, безумно дорогая. Но, возможно, именно она станет бумагой будущего. А ряд отраслей промышленности (электронику, в частности) такая бумага могла бы заинтересовать уже сегодня.

Лететь или не лететь?

Мрачный прогноз выдал директор УкрНИИБа Николай Лозовик: если падение производства бумаги в Украине будет продолжаться и дальше, через 2-3 года мы останемся без специалистов, а бумажные фабрики придется либо перепрофилировать, либо вообще закрывать (либо их купят иностранные инвесторы? - И.Б.). То же можно сказать и об институте.

Бумажные проблемы существуют не только на бумаге, хотя зачастую тонут в их море. Они реальны, очень дорогостоящи, труднорешаемы без должного финансирования. И возникают сомнения: нужно ли нам вообще обладание еще одной отраслью промышленности, хотя это и престиж страны, - если это так дорого и отдача будет совсем не скоро (ведь пройдет не один десяток лет, пока украинская бумага по качеству сможет приблизиться к российской)? Однозначный ответ «нет» пока не напрашивается. Ибо есть как много аргументов против, так достаточно и за. Вот несколько из последних.

1. Есть потребность в газетной бумаге. Специалисты утверждают, что после соответствующих финансовых вливаний и реконструкции предприятий ее можно и нужно производить в Украине.

2. Необходимо печатать учебники и тетради. Они должны быть доступными по цене. Можно удешевить свою офсетную бумагу для этих целей - тоже при соответствующей реконструкции предприятий.

3. «Бумагу для денег и ценных бумаг нужно делать самим, чтобы это был наш национальный секрет»- таково мнение Н. Лозовика.

Беда в том, что бумага еще не стала у нас предметом стратегического назначения, как в других странах. И отрасль пока не приобрела необходимый вес. Можно и дальше посылать свои мысли в полет на иностранных крыльях - хоть российских, хоть финских, хоть каких других. Пока они доступны. Но свои-то при этом не вырастут. Как бы нам не залететь...

В далеком 1918 году Совнарком взял всю бумагу в стране под свой особый контроль - это была стратегия. Сегодня у нас стоит вопрос о потере информационного пространства, и не последняя причина этого - в нехватке бумаги. Это подтвердило и состоявшееся на прошлой неделе под председательством премьер-министра Евгения Марчука заседание президиума Кабмина, где заслушивался отчет по выполнению Программы развития национального книгоиздания и печати. Значит, крыльям - расти?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно