ИСКУССТВО ТРЕБОВАТЬ ЖЕРТВ ТЭК, ВПК, АПК - ТРИ ИСТОЧНИКА И ТРИ СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ РОССИЙСКОГО ЛОББИЗМА

3 февраля, 1995, 00:00 Распечатать

Во всех правительственных, парламентских, президентских частях и подразделениях - всюду, где дисл...

Во всех правительственных, парламентских, президентских частях и подразделениях - всюду, где дислоцируются хоть сколько-нибудь боеспособные лоббисты топливно-энергетического комплекса (ТЭК), военно-промышленного (ВПК), аграрного (АПК), объявлена всеобщая мобилизация: идет битва за бюджет-95. Она обостряет и общественный интерес: к основным претендентам на казенные средства. Каково экономическое здоровье российских «трех богатырей» и главных бюджетных адресатов? Сколь велико их влияние на политику в центре и провинции? Какие «боги» на властном Олимпе осеняют своим покровительством земное бытие отраслевых комплексов? Чем отзывается в обществе их жесткая междуусобица?

Занимаясь данным расследованием, автор чем дальше, тем бесповоротнее расставался с намерением обнаружить и обнажить все скрытые от глаз механизмы кланового воздействия на экономику и политику. ТЭК, ВПК, АПК - это три государственных заповедника, бдительно охраняемых от любого постороннего вторжения. Но и добытые факты слагаются в картину, достойную внимательного взгляда.

Говорить о правительстве Виктора Черномырдина, как о собрании всяческих лоббистов, явившихся откуда ни возьмись, значит, не уважать родные традиции. Нынешняя склонность известных государственных мужей к отраслевому фаворитизму имеет наследственное происхождение. В советскую эпоху обкомовские и ведомственные бойцы за фонды, лимиты, строку в пятилетке добились бы немногого, не будь у них влиятельных опекунов и покровителей. Лоббистская схема той поры: секретарь ЦК - зампред Совмина - отдел ЦК - отдел Госплана. Самой же мощной «группой захвата», сколоченной из высшей партхозноменклатуры, была Межведомственная комиссия - по ВПК, ТЭК, АПК в частности. Постоянно дерущихся между собой региональных и отраслевых лоббистов разнимали в обкомах и ЦК. Вовсю практиковался вполне феодальный, зато эффективнейший способ выбивания всего и вся, доступ к руководящему телу. Потому-то ни в чем не знали отказа Ставрополье, Крым, Краснодарский край (Сочи значился даже отдельной строкой в государственном плане), где на правительственных дачах под коньячок и икорку партийные наместники «решали вопросы» с отдыхавшими там генсеками и другими важными персонами.

С крахом КПСС, планово-распределительной экономики рухнула и советская система лоббирования, по-своему стройная, упорядоченная, в которой каждый играл по правилам и знал свое место. Дикий лоббизм, явившийся на смену, унаследовал, однако, у своего праотца многие родовые черты. Только теперь предметом отраслевой охоты являются уже не фонды и лимиты, а финансы, льготы, квоты, лицензии. Объектами же (нередко и участниками) лоббирования стали президентский аппарат, правительство, законодатели, партии, пресса.

Абсолютный чемпион, державший, казалось, вечное первенство в перетягивании бюджетного каната, ВПК сильно сдал. За последний год производство военной продукции сократилось более чем в полтора раза, а доля скрытой безработицы достигла 10 процентов (почти вдвое выше, чем в среднем по России). Десятикратное за последние пять лет сокращение ассигнований на исследовательские работы вытолкнуло из системы Госкомоборонпрома 40 процентов научных работников. В этом году 70 тысяч из них уехало за границу. Почти все предприятия ВПК, даже выполняющие госзаказ, являются потенциальными банкротами. И только высокий пока еще технологический и экспортный потенциал, наличие влиятельных кураторов да ностальгия по былому державному величию позволяют ВПК претендовать на второе место в отраслевой лидирующей тройке.

На третью ступень пьедестала может рассчитывать АПК - еще один государственный Гаргантюа, чья фантастическая прожорливость на сей раз, кажется, не будет удовлетворена согласно аппетитам. Доля аграрных расходов в проекте бюджета-95 снижена в сравнении с прошедшим годом на 1,06 процента ВВП. К тому немало оснований. Призрак голода, витавший над Россией осенью 91-го, развеян обильными продовольственными прилавками. По картофелю (85 процентов) и овощам (65 процентов) благодаря личным участкам российские граждане уже не зависят от государства. А воспарение сельскохозяйственных цен в госсекторе над мировым уровнем удостоверяет скорее нищету, нежели блеск нашей «агроимперии». И только ТЭК вне конкуренции. Он претендует на первое место по праву гиганта, имеющего 13,4 процента мировых запасов нефти, 41,7 процента газа, 43 процента угля и дающего в казну более 70 процентов валютных поступлений. «Если наши потребители начнут расплачиваться за поставляемую им продукцию, мы забудем дорогу в Минфин», - обещают руководители Министерства топлива и энергетики России. Действительно, в прошлом году удельный вес ТЭК в доходной части бюджета составил 38 процентов, в расходной же - всего 7, причем 6 из них ушло на дотации угольной отрасли. Поэтому не стоит преувеличивать страсть «тэковских» лоббистов к казенному рублю. У них другое поле брани - внутренние цены на энергоносители, налоги, пошлины, экспортные квоты и лицензии.

Как и требуется солидным лоббистским группировкам, ТЭК, ВПК и АПК имеют представителей в федеральных органах власти, провинции, финансово-бюджетных кругах, партиях, профсоюзах, средствах массовой информации. В общем, всюду у них свои люди.

Генеральным опекуном и самым влиятельным куратором ТЭК легко представить Виктора Черномырдина, своей карьерой обязанного газовой отрасли. Но положение премьера велит ему сторониться лоббистских компаний, по крайней мере не демонстрировать явно своих предпочтений.

Роль своего человека с портфелем для ТЭК в полную должностную силу играет Юрий Шафраник, министр топлива и энергетики. Одна из его блестящих операций - инициированные им же в марте этого года слушания в Совете Федерации. Г-н Шафраник заявил там, что спад производства в отраслях ТЭК достиг катастрофических пределов и «не может быть остановлен усилиями только одного министерства или конкретного министра». Эта риторика произвела впечатление: уже в апреле Кабинет министров принял постановление, разрешающее предприятиям ТЭК наказывать своих должников перекрытием крана. Другим правительственным документом - «О кредитовании предприятий и организаций топливно-энергетического комплекса» - ТЭК был официально объявлен приоритетной отраслью с государственным финансированием инвестиций в нее.

Отразить этот лоббистский натиск пытается Олег Сосковец, недовольный постоянным посягательством на финансовые ресурсы курируемых им секторов экономики. И не кому-нибудь, а как раз ему, первому вице-премьеру, президент поручил «навести порядок» в топливно-энергетическом комплексе. А именно: покончить с монополизмом путем отмены института спецэкспортеров, ликвидации экспортных квот и лицензий.

ВПК же вообще не имеет полновесного представительства в Кабинете министров. Об унизительном статусе Виктора Глухих, главного оборонщика, рассказывал год назад Михаил Малей, бывший в ту пору советником президента по вопросам конверсии: «Еще момент - комедия с Виктором Глухих, председателем Госкомоборонпрома. У него в подчинении восемь оборонных министерств бывшего СССР, формально он считается министром, а распорядок работы правительства и тематику ему не дают. Присылают мне, а потом я ему шлю копию с барского стола».

Теперь Виктор Глухих председатель Госкомоборонпрома, но так и не вошел в состав президиума правительства и, в отличие от Шафраника, не получил ранг полноценного министра.

Для установления лоббистского паритета оборонщикам пока никак не удается ввести в состав правительства соответствующего вице-премьера. Но свой человек с портфелем, и очень большим, у них все же имеется: после посещения Калининграда в марте 1994 года азартным лоббистом ВПК становится Владимир Шумейко, еще недавно в ранге первого вице-премьера категорически выступавший против поблажек «нерентабельной оборонке». Став же председателем Совета Федерации, он теперь вынужден опекать депутатов 33 территорий, где размещены предприятия ВПК: «Я буду противостоять попыткам Минфина урезать финансирование армии... ВПК - это самые лучшие производственные силы из всех, что созданы в нашей стране за последние десятилетия, и поэтому именно их необходимо сохранить».

Однако «наукоемкий» ВПК покровительством
г-на Шумейко пока не слишком обласкан. Отеческим вниманием спикера верхней палаты согрет исключительно ВПК «бронетанковый», энергично торгующий оружием. Потому что именно Владимир Шумейко еще на посту первого вице-премьера пролоббировал создание государственной корпорации «Росвооружение» и поставил во главе ее своего бывшего военного советника Виктора Самойлова.

Владея монополией на торговлю оружием, «Росвооружение» отказалось от услуг государственных банков. Некоторые эксперты («Новой ежедневной газеты», например) отмечают сотрудничество корпорации с «Мостом» и «Менатепом» и удивительное отсутствие среди ее уполномоченных хотя бы одного банка, имеющего опыт в данной сфере. Высказывается догадка, что интерес лоббистской группы «Мост»- Шумейко» состоял в следующем: корпорации выдавали беспроцентный кредит на три года в размере 1 триллиона рублей на закупки вооружений и военной техники у отечественных производителей, и эти деньги были переведены в «Мост-банк», что, собственно, никто и не скрывает.

Патронируя «Росвооружение», Владимир Шумейко тем не менее вынужден считаться с ветеранами «оборонки», крайне раздраженными возрождением экспортно-импортного монополиста. Поэтому спикер предлагает ведущим оборонным предприятиям попробовать торговать оружием самостоятельно - при «мягком» государственном регулировании. Пакет документов, обеспечивающих такой порядок, сейчас готовится законодателями.

А «наукоемкий» ВПК все еще в поиске своего могучего покровителя. Боясь прогадать, мечется между Сергеем Глазьевым и Юрием Скоковым.

Насчет же правительственных лоббистов АПК... Аграрное лобби - оно и так-то самое мощное, неотразимое. Крепкая, многократно испытанная система корпоративных связей. Ее центрами на уровне исполнительной власти являются Министерство сельского хозяйства (Александр Назарчук) и аппарат вице-премьера (Александр Завирюха). Об опорах парламентских, партийных, массовых речь будет ниже. Сокрушительную силу этого «кулака» испытал на себе Егор Гайдар в декабре 1992 года. Комментируя тогда свою отставку с поста и.о. премьер-министра, он признался: «Меня свалили не промышленники, меня свалили аграрии».

Шитье закона «на заказ» - дело настолько деликатное, что никакая бригада мастеров не станет рекламировать «ноу хау». Как оно делается - неважно, мол. Главное, чтобы костюмчик сидел.

Многим, впрочем, вполне очевидно.

Министр топлива и энергетики Юрий Шафраник сообщил в интервью «Сибирской газете»: «Сегодня время выбора для всех. И мы, посоветовавшись с президентами других компаний топливно-энергетического комплекса, не только нефтяных, решили провести в Госдуму и Совет Федерации своих людей, представителей предприятий, создать свое «энергетическое» лобби. От ТЭК в парламент прошла целая команда».

Эта команда, внесем полную ясность, объединилась во фракцию «Новая региональная политика», возглавляемую председателем Союза нефтепромышленников России Владимиром Медведевым. Нефтяное лобби в парламенте, полагает министр, необходимо затем, чтобы не допустить замораживания цен на энергоресурсы.

«Оборонка» же в Думе не слишком сильна, хотя опекаема вице-спикером Александром Венгеровским и нередко пользуется поддержкой фракции ЛДПР. Гораздо больше «штыков» ВПК имеет в верхней палате, где, впрочем, для боевого наступления ему хватило бы и одного «танка» - Петра Романова, директора комбината «Енисей», едва не ставшего спикером.

Самым же блистательным лобби в парламенте следует признать аграрное. По наблюдениям одного из яростных его оппонентов, лидера Крестьянской партии России, депутата Совета Федерации Юрия Черниченко, тон тут «задает Василий Стародубцев, а аккомпанирует М. Лапшин, В. Вершинин из Госдумы и хор плакальщиков из министерств-ведомств; показывают такой напор реставрации, что и незабвенный отдел ЦК на Старой площади сошел бы за прогрессиста».

Думский комитет по аграрным вопросам, выпестовавший нового сельхозминистра - Александра Назарчука, и аналогичный орган Совета Федерации во главе с Вячеславом Зволинским - это два парламентских филиала Аграрной партии и Аграрного союза. Между комитетами-близнецами никакого «плюрализма» - наоборот: «Есть совпадения взглядов на проблему. Мы будем работать вместе уже на уровне подготовки законопроектов».

Так или иначе российский парламент все увереннее превращается в машину удовлетворения интересов конкурирующих экономических кланов и политических групп. Легализации такого порядка вещей отчасти послужило официальное разрешение инвестировать капитал в политику. Пользуясь этим правом, коммерческие структуры прилежно инвестировали избирательную кампанию 1993 года. По некоторым сведениям, место в партийных списках кандидатов стоило 350-450 миллионов рублей. И все же, не в пример отраслевым лоббистам, свободные предприниматели, по оценке Ирины Хакамады, не имеют серьезной опоры в парламенте. «Но у них, - отмечает лидер «декабристов», - тем не менее хватает денег и средств на подкуп отдельных депутатов. В этом смысле они очень быстро понимают конъюнктуру, быстро находят нужных людей, быстро создают маленькие верткие тусовки».

Партия агроначальства - это не только Лапшин и Стародубцев. Это еще и ЦК профсоюза работников АПК, и Аграрный союз молодежи, и Координационный совет коллективных действий трудящихся агропрома России, и активисты из «передовых хозяйств»... Общественность!

То же и в ВПК с его Лигой содействия оборонным предприятиям России. Лоббистская задача Лиги - обеспечивать бюджетное финансирование конверсии, производства высокотехнологического оборудования, интеллектуальных научно-технических разработок. Экспорт же боевого вооружения - не ее сфера.

С Лигой сотрудничают Российский союз оружейников, Федерация независимых профсоюзов России, Ассоциация профсоюзов оборонных отраслей, Международное профобъединение работников оборонных отраслей стран СНГ и ЦК профсоюза работников оборонной промышленности. Эти «заединщики» постоянно грозят правительству забастовками, обещают прекратить платежи в бюджет. На что премьер-министр реагирует хладнокровно: «Если нам не нужно двести танков в год, почему мы должны их финансировать?»

Дожмут ли правительство энтузиасты «оборонки?» Стараются. Петр Романов готов приладить к этой цели «создание надпартийного блока на базе центристских партий с незначительным креном влево, но ни в коем случае не вправо». По замыслу депутата, «этот надпартийный блок» должен выйти к народу с программой национального спасения». Вот силен же своей надпартийностью Союз нефтепромышленников России - крупнейший лоббист ТЭК. Или созданная недавно ассоциация предприятий с иностранными инвестициями в нефтедобыче и нефтепереработке.

Пока депутатские отряды АПК, ВПК и ТЭК ведут бюджетные бои на передовой, в Думе партийные подразделения отраслевых гигантов готовят тылы. Чтоб, если что не так, поднять народ.

Поднять народ обещает Аграрная партия России, если верховным труженикам села не удастся вовремя и без потерь убрать урожай инвестиций, кредитов, дотаций.

Поднять народ грозятся комиссары ВПК, если отрасль не обеспечат финансированием хотя бы на уровне 1993 года (55 триллионов рублей, или 25 миллиардов долларов). И есть кого поднимать - в «оборонке» занято около 9 миллионов человек. На нее работают Нижегородская, Саратовская, Тульская, Челябинская, Новосибирская области, Хабаровский и Красноярский края, Удмуртия, Санкт-Петербург - 35 регионов России. От экономических требований к политическим (немедленная отставка правительства и досрочные выборы президента) сулили перейти партийные вожди военно-промышленного комплекса на своем совещании в Новосибирске. В Челябинской, Нижегородской, Пермской областях, в Твери, Омске и на Алтае они требовали отозвать подпись руководства Федерации независимых профсоюзов России под договором об общественном согласии, «если правительство и дальше будет грубо нарушать принцип социального партнерства».

Поднять народ - совсем уж не проблема для лоббистов ТЭК. Надымская забастовка газовиков... Воркутинская стачка шахтеров... Сырьевые районы российского Севера с их нерентабельностью, бытовым убожеством, постоянными задержками зарплаты - это гигантский склад социального динамита.

Миллионы обиженных людей в цехах «оборонки», в сельхозпроизводстве, на топливной добыче - массовая опора российского отраслевого лоббизма, беспрестанно шантажирующего правительство угрозой повсеместных «волнений и беспорядков».

По неофициальным сведениям, отраслевые комплексы готовы создать, а в ряде моногородов (на нефтегазовом Севере, к примеру) уже создали собственные силы безопасности. Где-то они замаскированы под муниципальную милицию. Где-то орудуют в универсальном ныне «камуфляже», - кто такие, поди разбери.

Именно так, по всем признакам, будут далее действовать отраслевые лоббисты. Один из думских лидеров, Михаил Лапшин, к финансовым притязаниям своих единомышленников недавно присовокупил политические, объявив, что «Аграрная партия начинает борьбу за власть на всех уровнях».

Стремления отраслевых элит к абсолютному безраздельному воцарению будет сопровождаться ожесточенной междуусобицей. Тогда лоббирование приобретет откровенно криминальный характер и приведет к установлению коррумпированной власти.

Как же вышколить дикий и необузданный лоббизм, чтобы сделался он цивилизованным и управляемым? Лучший и, вероятно, единственный способ, - легализовать его. Вывести из тени на свет. Придать ему престижный статус организованного и консультативного предпринимательства. Выгоды и преимущества этой узаконенности отраслевые монополии сами ощутят рано или поздно. А затем неизбежная конкуренция, когда частный бизнес тоже легализует своих «толкачей», поставит вопрос о регистрации отраслевых лоббистских групп или о полной их ликвидации. Хотя и в этом случае, по прогнозам Егора Гайдара, «борьба с мощными лоббистскими группировками остается ключевым политико-экономическим направлением еще на годы и годы».

Опыт контроля над узаконенными лоббистами имеется во всех демократических странах. Скажем, в Соединенных Штатах любое лобби может практиковать, только пройдя регистрацию в конгрессе. Владелец фирмы, промышляющей лоббистскими услугами, обязан отчитываться перед конгрессом: кто, сколько и за что заплатил. Все на виду, никакого подполья.

Лишь робкое движение к подобной практике наметилось у нас. В Думе подготовлен законопроект «О регулировании лоббистской деятельности федеральных органов государственной власти». Согласно этому проекту, в роли лоббистов «не могут выступать депутаты парламента, выборные должностные лица РФ и ее субъектов, а также органы и должностные лица исполнительной и судебной власти».

Цель правового регулирования лоббизма, по этому проекту, состоит в том, чтобы:

- отделить частнопредпринимательскую деятельность от государства;

- предать гласности принципы разделения дотаций, кредитов, лицензий, льгот;

- обеспечить взаимодействие федерального правительства исключительно с легитимными структурами, т.е. зарегистрированными Министерством юстиции и делегирующими соответствующие полномочия своим лидерам.

Проект бьет по корпоративным интересам думских фракций и групп. Его превращение в закон, кажется, некому будет пролоббировать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно