Горячая финская экономика: тонкости парламентской технологии

2 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 2 февраля-9 февраля

Истории феноменального экономического успеха Финляндии посвящено немало журналистских материалов, в том числе и на страницах «ЗН»...

Истории феноменального экономического успеха Финляндии посвящено немало журналистских материалов, в том числе и на страницах «ЗН». Чаще всего их главным героем является легендарная Nokia, значение которой для национальной экономики действительно сложно переоценить. Но при этом совершенно незаслуженно игнорируется еще одно действующее лицо (вернее, даже лица), которое сыграло (и продолжает играть) не менее важную роль в том, что Финляндия за исключительно короткий срок превратилась из отсталой, зависимой, затерянной страны в бессменного лидера большинства мировых рейтингов.

Светлое будущее. Индпошив

Из того, что в финском парламенте существует единственный в мире Комитет будущего, секрета никто не делает. Но и случайно «набрести» на эту информацию не так-то просто. Разве что лично познакомившись с его представителями — Паулой Тиихонен и Анне Хотари — и услышав от них историю создания этой уникальной структуры.

В 1991 году, после распада Советского Союза, финская экономика оказалась в глубокой и безнадежной рецессии. Страна с населением в 5 млн. человек, но с весьма обширной территорией (две трети которой покрыто лесами, а одна десятая — водой), жила преимущественно за счет экспорта продукции лесного и сельского хозяйства. Разруха, в которую погрузился бывший некогда могучим сосед, забиравший четверть всего финского экспорта, оставила невостребованными тонны лесоматериалов и туалетной бумаги.

Экономический кризис сопровождался политическим: уровень доверия населения к политическим партиям опустился ниже 7%. Да и на внешней арене далеко не все было благополучно: из-под жесткого контроля Москвы, препятствовавшей малейшим евроинтеграционным порывам Хельсинки, Финляндия начала выходить лишь во времена правления Горбачева. Так что даже в Совет Европы страна вступила лишь в 1989 году, а заявку на членство в Евросоюзе подала только в 1992-м.

Проведя две сокрушительные девальвации, финскому правительству удалось несколько стабилизировать экономику. Однако для того чтобы найти выход из ситуации, требовались гораздо более радикальные меры. Разрабатывать их решили путем комплексного анализа возможных альтернатив. В 1992 году финские парламентарии решили создать специальную группу по подготовке доклада по этому вопросу, а в 1993-м образовали специализированный временный комитет, выделив ему достаточно щедрое финансирование.

Подготовка доклада велась следующим образом: лучшим научным центрам мира поручили проанализировать возможные сценарии дальнейшего развития страны с учетом принятия альтернативных решений. Основной задачей при их отработке стало определение важнейших национальных приоритетов, и только затем — разработка стратегии решения вытекающих из них проблем. Такой логичный и целостный подход финским парламентариям понравился, и даже после подготовки доклада комитет распускать не стали, а в 2000-м придали ему статус постоянного. Теперь в задачи Комитета будущего входит подготовка такого доклада после каждых парламентских выборов. И вся дальнейшая работа финского парламента очередного созыва определяется приоритетами, заданными очередным докладом.

В конце 90-х, в частности, основная ставка была сделана на построение в стране информационного общества. Для достижения этой цели было решено использовать как недостатки, так и преимущества финской географии и экономики. Огромные безлюдные просторы, длинные полярные ночи давали мощный стимул для развития беспроводных коммуникаций. С другой стороны, острая конкуренция между несколькими десятками операторов мобильной связи, неплохая технологическая база, либерализация рынка, снятие ограничений для иностранных инвестиций давали основания надеяться на осуществимость поставленной цели.

К этому нужно также добавить решительный отказ государства субсидировать те отрасли промышленности, которые еще не так давно кормили основную часть населения страны, но не имели особых перспектив в будущем. Вместо этого огромные деньги были вложены в переобучение потерявших работу людей (а безработица в то время достигала 20%). Более того, Финляндия не стала вкладывать бюджетные деньги в создание инфраструктуры информационного общества, а пошла по пути создания таких условий для бизнеса, чтобы самим компаниям было выгодно добиться революционного прорыва в этом направлении. В частности, важную роль сыграла либерализация финансового сектора, который к 1993 году оказался едва ли не полностью в иностранном владении, но зато вышел из затяжного банковского кризиса.

Отказ от протекционизма, жесткого государственного регулирования, преимущественного инвестирования в тяжелую промышленность крайне осложнили условия конкурентной борьбы для финских компаний. Это было гарантией того, что выживут только самые сильные. Самой сильной оказалась Nokia, и одними лишь технологическими и бизнесовыми решениями объяснить сей феномен не удается.

Национальное достояние — лес и… мозги

Тонны неликвидной туалетной бумаги, одиннадцать самостоятельных видов бизнеса, огромные убытки, массовые сокращения персонала, самоубийство предыдущего руководителя корпорации — такое наследство досталось Жорма Олиле в 1992 году. Ставка на мобильную связь, новый стандарт и… американского инвестора оказалась спасительной. Подготовив концепцию Nokia 2000, компания, чья капитализация на тот момент не достигала даже миллиарда долларов, собрала на Нью-Йоркской фондовой бирже 3,5 млрд. долл. Более того, выход на биржу сразу вывел финскую компанию на глобальный уровень.

Финская компания «одолжила» у американских инвесторов не только капитал, но и новую практику менеджмента и бухучета. В 1995 году прибыль компании достигла миллиарда долларов. А затем случился первый кризис, связанный с производственными и логистическими проблемами. В 1996-м была произведена очередная реструктуризация: компания избавилась от бытовой электроники. Кроме того, было принято окончательное решение о том, что штаб-квартира будет находиться в Финляндии. Это политическое решение вывело отношения между корпорацией и финским правительством на новый уровень, что сказалось как на уровне налогообложения, так и на различных видах неформальной поддержки.

Кстати сказать, уровень налогообложения в Финляндии считается непомерно высоким, однако сами финны воспринимают его не как тормоз на пути коммерческого успеха, а как дополнительный фактор развития: финская система бесплатного образования признана одной из лучших в мире.

В общем, в 1998 году Nokia впервые вышла на первое место в мире среди производителей мобильных телефонов, а затем начала стремительно наращивать свою долю на мировом рынке.

С этого же момента началось все более стремительное превращение в транснациональную корпорацию. Из 65 тыс. сотрудников Nokia Corporation в Финляндии трудится лишь 24 тыс. (при этом на компанию приходится 1% всех рабочих мест в стране и 5% — среди занятых на производстве). В десяти странах ведется производство, в 15 — научно-исследовательские разработки. И именно последний фактор приобретает все большее значение.

В начале революционного преобразования Nokia одним из главных залогов успеха был высокий уровень образования финского населения, а также внедрение государственных программ по обучению и переобучению специалистов бесперспективных профессий. Теперь же эта компания все больше превращается в локомотив дальнейшего научно-технического прогресса Финляндии. Размер государственного финансирования научно-исследовательских работ в стране и без того один из самых высоких — 3,6% ВВП, а на долю Nokia приходится 35% всех бизнес-инвестиций в эту сферу. Получается круг, из которого никто и не собирается вырываться: высокий уровень образования создает и спрос, и предложение на продукцию информационных технологий, которые, в свою очередь, еще больше способствуют повышению образовательного уровня.

Результат? Финляндия четвертый год лидирует в рейтинге конкурентоспособности Всемирного экономического форума, в рейтинге ОЭСР по уровню образования, занимает одно из ведущих мест по уровню жизни. В стране практически нет коррупции и цензуры, зато один из самых высоких показателей продолжительности жизни (75 лет для мужчин и 82 — для женщин), которые отлично коррелируются с одним из самых высоких в Европе коэффициентов рождаемости — 1,73. И даже, как ехидничает The Economist, на Евровидении финны первое место отхватили.

А Nokia при этом занимает более трети всего мирового рынка мобильных телефонов, ее оборот давно превысил объем госбюджета, на ее долю приходится 4% ВВП, 1,9% его прироста, 60% капитализации Хельсинкской фондовой биржи.

Как вспоминает Жорма Олила, в середине 90-х его спрашивали: «Не слишком ли рискованна такая зависимость Финляндии от Nokia?» В конце 90-х уже видели угрозу в слишком сильной зависимости Nokia от Финляндии. Сейчас зарубежные аналитики все реже критикуют, все чаще восхищаются. Ведь Финляндия оказалась одной из очень немногих стран, которые успешно конкурируют в тех отраслях, из которых остальные индустриальные страны оказались вытесненными дешевой китайской и индийской рабочей силой.

Развитие финской экономики пошло по пути невиданного роста производительности труда. А по пути Nokia идут теперь сотни более мелких финских компаний, которых только в области информационных технологий насчитывается около трех тысяч. Как шутят серьезные аналитики, на финской почве вырос новый лес — информационно-технологический.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №31, 24 августа-30 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно