ЭНЕРГОПРИВАТИЗАЦИЯ: НАКАНУНЕ ИЛИ «ФАЛЬШСТАРТ»?..

21 января, 2000, 00:00 Распечатать

Как известно, нынешний год должен стать началом больших поступлений от приватизации. Согласно подписанному Президентом указу, за три года доходы от нее должны составить 3 млрд...

Как известно, нынешний год должен стать началом больших поступлений от приватизации. Согласно подписанному Президентом указу, за три года доходы от нее должны составить 3 млрд. долларов, причем полмиллиарда ждут уже в этом году. Но реальные поступления определяются, конечно же, не указами, а готовностью инвесторов вкладывать деньги. Ведь это далеко не первый год от приватизации ждут больших денежных потоков, но без особого эффекта. Между тем три миллиарда долларов за три года — это, как минимум, около двух десятков миллиардов гривен. Можно однозначно сказать, что такого объема свободных денег в экономике страны нет.

По существу, судьба всех планов определяется основным фактором — удастся или нет привлечь в Украину инвестиции из-за рубежа. А западные инвесторы достаточно привередливы, тем более что Украина для большинства из них — просто точка на карте. Будут они или нет вкладывать деньги, зависит от множества обстоятельств. Проблеме инвестирования в одну из отраслей, от приватизации которой ждут особенно много, и был посвящен состоявшийся 18—19 января в Пуще- Озерной под Киевом «круглый стол» «Приватизация в электроэнергетике Украины».

Подобное мероприятие уже далеко не первое, что ощущалось по ходу «круглого стола». Практически не было «общеобразовательных» лекций по структуре украинского Энергорынка и т.п. Подавляющее большинство собравшихся — а присутствовали представители 34 фирм — уже не первый год работают в Украине, и как этот рынок устроен и на практике функционирует, знают не понаслышке. Так что обсуждались в основном именно его проблемы.

Краткие итоги приватизации в энергетике подвел глава Фонда госимущества Александр Бондарь. Обычно начало энергопродаж связывают с 1998 годом. Но еще в декабре 1996 года 12- процентный пакет акций «Житомироблэнерго» был продан на некоммерческом конкурсе. Кстати, продали его в лучших тогдашних традициях— организации трудового коллектива, за ваучеры. Эта модель раздачи, к счастью, дальнейшего развития не получила.

В 1998 году состоялись девять инвестиционных конкурса, от проведения которых было получено 192 млн. грн. Кроме того, новые собственники обязались в период до 2003 года вложить инвестиций на 324,8 млн. грн. и 13,3 млн. долл.

На сегодняшний день инвестиции на 133,6 млн. грн. и 2 млн. долл. уже внесены. В том числе на техническое развитие предприятий — 36,4 млн. грн. и 2 млн. долл., плюс 50,9 млн. грн. — на пополнение оборотных средств. В частности , нет никаких претензий по графику внесения инвестиций во «Львовоблэнерго», «Полтаваоблэнерго», «Сумыоблэнерго», «Тернопольоблэнерго», «Кировоградоблэнерго». В «Прикарпатьеоблэнерго», «Черниговоблэнерго», «Одессаоблэнерго», «Луганскоблэнерго» инвестиции вносятся, но с нарушением графика. Поэтому ФГИ оштрафовал покупателей «Прикарпатьеоблэнерго» и «Одессаоблэнерго» соответственно на 200 и 110 тыс. гривен. По «Черниговоблэнерго» на 280 тыс. гривен насчитана пеня.

Зато «Житомироблэнерго» полностью выполнило всю инвестпрограмму. Оптимизм от этого заявления ФГИ несколько омрачается тем обстоятельством, что объем этой программы практически совпадает с суммой пени по «Черниговоблэнерго»…

Кроме конкурсов, небольшие пакеты акций продавались на биржах и в ПФТС. Таким образом было получено еще 123 млн. грн. Между тем за счет объединения акций, приобретенных на конкурсах и на вторичном рынке, в семи энергокомпаниях были сформированы контрольные пакеты. Чуть позже 25-процентные пакеты акций «Кировоградоблэнерго», «Тернопольоблэнерго» были переданы в управление коммерческой структуре.

Итак, во всех облэнерго, по которым проводились коммерческие конкурсы, государство утратило контрольный пакет. Возникает естественный вопрос: не лучше ли с самого начало было продавать на конкурсах контрольные пакеты? Тогда был бы и спрос выше, и вероятность привлечения иностранного инвестора. Увы, получилась классическая «внутренняя распродажа». Как заявил на «круглом столе» народный депутат Украины Алексей Кучеренко, «я не открою большого секрета, если скажу, что все приватизированные облэнерго были приобретены двумя группами украинских бизнесменов. Они просчитали возможные риски приобретения и пришли к выводу, что сделка может принести большую, до 300—400%, прибыль».

Впрочем, конкурентов на право получения этого дохода у них практически не было. Конкурсов ведь объявлялось вдвое больше, чем реально состоялось. По словам Александра Бондаря, «показательным является факт, что несколько конкурсов не состоялись, потому что для участия в них не было подано ни одной заявки, хотя предлагались достаточно весомые пакеты (35—40 %) с правом получить в свое управление государственную часть акций даже таких энергокомпаний, которые, на наш взгляд, считаются достаточно привлекательными, — «Харьковоблэнерго», «Киевоблэнерго», «Севастопольгорэнерго». Из серьезных международных компаний, которые достаточно внимательно ознакомились с состоянием дел не только в предназначенных к продаже облэнерго, но и оценивали ситуацию в украинской энергетике, только французская ЭДФ отважилась один раз подать заявку на приобретение пакета акций «Одессаоблэнерго». Однако она предложила за него незначительную цену, что не позволило ЭДФ стать победителем конкурса.

На отношение инвесторов к участию в приватизации негативно влияет такой фактор, как нестабильность существующих правил, предварительных договоренностей, вмешательство государственных структур, в том числе в финансово-хозяйственную деятельность субъектов, постоянные проверки, судебные дела, стремление провести реприватизацию, отсутствие расчетов деньгами…»

Кстати, по расчетам ФГИ, глубина приватизации в энергокомпаниях колеблется от 15% до 75% при средней по отрасли 38,5%. Так что разговоры о том, что все беды Энергорынка — от приватизации, кажутся несколько преувеличенными. Это подтвердил и выступивший в Пуще-Озерной бывший министр энергетики Алексей Шеберстов, ныне генеральный директор компании «ЭНКОГ»: доля приватизируемых облэнерго в объемах потребления электроэнергии не превышает 30%. Он предложил государству вообще отказаться от планируемого закрепления в госсобственности 25% акций, поскольку в украинских условиях это мало что реально дает государству, но снижает привлекательность компании.

Действительно, государство может управлять другими способами, к примеру, совершенствуя законодательную базу, вводя той же «золотой акции» и т. п. Сейчас же в энергогенерирующих компаниях сохранение контрольного пакета за государством делает перспективы их приватизации довольно туманными. Инвестору, по существу, предлагается блокирующий пакет (26—30%). Даже самый крупный выставляемый на продажу пакет — ОАО «Донбассэнерго» — составляет всего 35%. Государство в точности повторяет ошибку первого этапа приватизации облэнерго, когда выставлялись небольшие (20%) пакеты, на которые почти не было спроса. А ведь можно вспомнить единственную пока попытку продажи на конкурсе 10% акций генерирующей компании «Донбассэнерго». Он не состоялся даже при очень невысокой стартовой цене.

Между тем, присутствовавшие за «круглым столом» представители иностранных компаний выдвигали вполне ясные требования к выставляемым на приватизацию объектам. В первую очередь, их интересуют контрольные пакеты. Еще лучше — чтобы была возможность получить контроль над более чем 75% акций. Кроме того, тарифы на электроэнергию должны сделать работу отрасли рентабельной. Вмешательство государственных структур в деятельность компаний — минимальное и строго регламентированное законодательством.

Наиболее четкий набор требований предъявил представитель компании АВВ Оке Дэвидсон. Тут и стопроцентная оплата деньгами, за исключение разве что поставок топлива. Компании также должны быть «очищены» от старых долгов. Необходимо решить проблемы оплаты электроэнергии льготными потребителями, а их число сократить до минимума. Должен быть изменен порядок налогообложения операций с электроэнергией. Не говоря уже о резком снижении потерь в сетях. Кроме того, в Украине сейчас явный переизбыток установленных мощностей: имеется электростанций на 54 млн. кВт, при том, что потребление мощности составляет примерно 26—27 млн., а оплачивается потребителями и того меньше. Лишние энергоблоки практически не работают, но требуют огромных расходов.

Все эти проблемы придется решать. Это нелегко, но все-таки можно. Опытом обеспечения сбора денежных платежей поделился председатель Наблюдательного совета приватизированного «Львовоблэнерго» Константин Григоришин. За счет внедрения компьютерных систем учета расчетов за электроэнергию, резкой активизации работы инспекторов Энергонадзора, оснащения их автомобильной техникой и спецоборудованием для обнаружения «несанкционированных подключений» (если проще — то воровства) удалось повысить сбор живых денег в среднем на 20— 30%. При этом частота отключений неплательщиков выросла в шесть раз. Пока новой схемой охвачено только 41% территории области, но еще в этом году планируется охватить ее всю. Ожидается, что опыт будет распространен и на другие приватизированные облэнерго.

Еще одно направление деятельности — налаживание учета электроэнергии, приходящей с Энергорынка. Только повышение точности приборов на входе в Львовскую область дало возможность снизить объемы на 3—4%, которая ранее фактически не поступала, но предъявлялась «Укрэнерго» к оплате.

А вообще никакой инвестор не собирается переплачивать — он ориентирован исключительно на прибыль. Да, западная компания может позволить себе получать лет пять-семь убытки, но потом она рассчитывает их «отбить», получив на проекте лет за 15 нормальные для инвестиций на рискованных рынках 50—60% прибыли. И даже столь лелеемые Минэнерго так называемые промышленные инвесторы совершено не собираются работать в долг. К примеру, та же американская компания AES, купив в Казахстане Экибастузскую ГРЭС-1 мощностью 4 млн. кВт, отпускает в сеть 300 мВт. Это менее 8% мощности станции, и даже меньше мощности одного ее блока— но ровно столько электроэнергии оплачивают.

Кстати, руководитель отечественной энергогенерирующей компании — государственной, естественно, — разбил украинских неплательщиков на три группы. Первая из них могла бы платить, но не хочет, так как «это не принято в приличном обществе». Вторая хотела бы платить, но не может: мешает груз старых долгов. И наконец, третья группа «не будет платить никогда». Методы работы с этими группами он предложил такие: первую группу банкротить, тогда появится стимул платить, второй — при условии полного выполнения текущих платежей — реструктуризировать старые долги с четким графиком их погашения. Ну а третью группу полностью отключать от сетей.

Многим придется привыкать к мысли, что будет действовать принцип «не заплатил — не получил». Можно представить истерику ряда народных депутатов при отключении каких-то «своих» объектов. Поэтому для реализации подобных планов нужна мощная политическая поддержка сверху, да и просто воля к реформам. Предприятия лет десять приучали: «Не плати, съезди в Киев, поговори с кем надо, и ничего тебе за неплатежи не будет».

По определению одного из участников конференции, нынешний рынок — это рынок «кидал». Кстати, он же отметил, что слухи о коррумпированности Энергорынка преувеличены: «Коррумпированность — это свойство структур власти, а мы просто воруем, нередко у самих себя…»

И еще насчет воли. Пока народ говорил о перспективах приватизации, в стране продолжались суровые будни. 12 января с.г. Фонд госимущества, как этого и требовал МВФ, объявил конкурс по отбору инвестиционного советника. По иронии судьбы, в то же самое время по Банковой бродило визированное В.Ющенко письмо с предложением о введении в энергетике чрезвычайного положения. Едва ли не единственными четкими пунктами которого было создание очередной чрезвычайки с участием СБУ, Генпрокуратуры, ГНА и приостановка приватизации. А в случаях, где она «была проведена с элементами коррупции» — то и реприватизация. О предстоящем введении ЧП несколько раз оповещало телевидение. Так что присутствующие за «круглым столом» потенциальные участники приватизации могли сполна оценить термин — «риск страны пребывания».

Был определен и первый кандидат на реприватизацию, им стала энергокомпания «Луганскоблэнерго». Еще 24 декабря прошлого года президиум Высшего арбитражного суда Украины принял решение о возврате государству 35% акций. Правда, есть еще Пленум ВАСУ, но скандальчик будет еще тот. Особенно если подтвердится информация, что нынешний владелец этого пакета успел раздробить его и перепродать (с сохранением инвестобязательств) другим компаниям. Механизм возврата пакета в госсобственность в этом случае практически отсутствует, так как новые владельцы являются, по закону, «добросовестными приобретателями»… В любом случае, разгорающийся скандал вокруг луганской компании станет замечательным фоном для «дорогих» энергопродаж 2000 года.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно