«ЧЕРНАЯ» ДЫРА НА РЫНКЕ «ЧЕРНОГО ЗОЛОТА»

17 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 17 января-24 января

В течение минувшего года основным ценообразующим фактором на мировом рынке нефти были ожидания военных действий против Ирака...

В течение минувшего года основным ценообразующим фактором на мировом рынке нефти были ожидания военных действий против Ирака. Как экспортеры, так и импортеры активно готовились к неминуемому сокращению поставок ближневосточной нефти, которое в любом случае должно было за этим последовать. Государства–члены ОРЕС, на долю которых приходится около 40 процентов всей добываемой на планете нефти, декларировали свою готовность даже при самых неблагоприятных раскладах удержать цену в коридоре 22—28 долл. за баррель. Тем не менее этот коридор оказался пробитым и без объявления военных действий. Для этого вполне хватило полуторамесячной забастовки нефтяников Венесуэлы, которая еще не так давно занимала третье место в картеле по добыче нефти.

Последствия этой забастовки оказались катастрофическими не только для экономики самой Венесуэлы, которая, по самым скромным подсчетам, понесла 4 млрд. долл. убытков. На биржах Нью-Йорка, Лондона и даже Токио цена барреля нефти зашкалила за 30 долл., превысив прошлогодние показатели на 45 процентов. В связи с этим министры стран–членов ОРЕС, которые не так давно собирались на свою очередную конференцию, срочно были созваны в Вену для проведения так называемой «неформальной» встречи. Результатом их четырехчасового общения стало решение об увеличении квот на 1,5 млн. баррелей в день. Однако мировые рынки достаточно вяло отреагировали на это сообщение и ожидаемого снижения цен не последовало.

Участники торгов предпочитают ориентироваться на слова министра энергетики и горнорудной промышленности Венесуэлы Рафаэля Рамиреса, который сообщил, что в «самые критические моменты» добыча нефти в стране сокращалась с 3,2 млн. до 200 тыс. баррелей в день. В результате впервые за сто лет Венесуэла вынуждена была импортировать бензин. Правда, сейчас дела в стране постепенно поправляются и ежедневные объемы добычи уже достигли 800 тыс. баррелей. Тем не менее дефицит все еще составляет около 2,5 млн. баррелей в день, и решением ОРЕС эту дыру заткнуть пока не удалось.

Собственно, речь в основном идет не о самих квотах, которые страны–члены ОРЕС благополучно нарушают. В частности, только в декабре прошлого года, несмотря на забастовку в Венесуэле, суммарная квота, по данным Middle East Economic Survey, была превышена почти на миллион баррелей в день. Так что в целом картель в декабре прошлого года добывал почти 23 млн. баррелей в сутки, а с учетом увеличения квоты этот показатель достигнет 24,5 млн. — немногим меньше 25,5 млн., зарегистрированных в пиковом 2000 году. Тем не менее запасы нефтепродуктов США упали ныне до самого низкого за последние 26 лет уровня, и настроение на биржах близко к паническому. Ведь существенно увеличить объемы поставок нефти из стран–членов ОРЕС может практически лишь Саудовская Аравия, которая заявила об этом устами своего министра нефтяной промышленности Али аль-Наими. Более того, на двусторонних переговорах с министром энергетики Южной Кореи саудовская сторона пообещала увеличить свой импорт нефти в Юго-Восточную Азию на 17 процентов сверх всех оговоренных квот, если дефицит энергоносителей будет тормозить намечающееся оживление экономики региона.

И все же многочисленные заверения так и не привели к снижению цен до заданных параметров. Нынешние меры призваны лишь заткнуть венесуэльскую «дыру» в мировом нефтяном бассейне и вряд ли окажутся эффективными в случае войны с Ираком. Кстати, еще не так давно западные аналитики задавались вопросом, может ли хоть что-то остановить президента Буша на тропе войны. Теперь ответ звучит уже не столь категорически отрицательно. Однако утверждать, что венесуэльским забастовщикам удалось предотвратить войну, пожалуй, рановато.

На прошлой неделе в западных СМИ муссировались слухи о резервном нефтяном фонде размером в 150 млн. баррелей, который на протяжении последних нескольких месяцев тайно накапливали семь стран–членов ОРЕС, включая Саудовскую Аравию, Кувейт и Иран. Использование этих запасов в случае войны Ираком призвано не допустить запредельного роста цен и удержать ситуацию на мировых рынках под контролем. Правда, аналитики в эту анонимную информацию поверить не спешили — уж больно велики масштабы якобы существующего фонда, чтобы его можно было создать незаметно. И, судя по недавним заявлениям генерального секретаря ОРЕС Альваро Сильвы Кальдерона, речь идет не столько о стратегическом запасе, сколько о потенциале производства и мощности месторождений. Правда, и этот потенциал выглядит не столь уж убедительно...

Зато неожиданным джокером суждено было стать нефтяной промышленности России, на ограничение экспортных возможностей поставок которой ОРЕС в недавнем прошлом потратил столько усилий. Расширение экспорта российской нефти, которое еще не так давно клеймили как откровенное стремление к наживе любой ценой, теперь, по словам генсека ОРЕС, является «стремлением к сотрудничеству в целях стабилизации мирового рынка нефти».

Аналогичное «стремление» демонстрирует и Мексика, уже заявившая об увеличении объема добычи нефти еще на 120 тыс. баррелей в день — вдобавок к 100 тыс., заявленным в конце прошлого года. Неизвестно, хватит ли всех этих мер в условиях почти неизбежной войны, однако в мирное время они действительно могут сыграть стабилизирующую роль.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно