ЧЕРЕЗ ПРИВАТИЗАЦИЮ К

7 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 7 октября-15 октября

Самая эффектная женщина в приватизации. Имеет два сертификата - на уважение и восхищение, но вкладывать их не спешит...

Самая эффектная женщина в приватизации. Имеет два сертификата - на уважение и восхищение, но вкладывать их не спешит. А куда спешить, если приватизация - дело долгое, на весь век хватит.

В журналистике - 16 лет, в «Зеркале недели» - с первого номера и всегда сочувствует коллегам, вынужденным мириться с ее взрывным характером. По субботам, когда все позади, в качестве разрядки предпочитает иронический детектив либо домашнее консервирование

Летом 1994 года, вложив свой приватизационный имущественный сертификат в одно из крупных киевских предприятий, я стала обладательницей аж четырех акций на общую сумму 420 тыс. крб. Скажу по совести, акционер я неважный. Да, дивиденды - что-то порядка 50 тыс. - один раз получала, еще до введения гривни. В общих собраниях ОАО, а их должно бы уже состояться не менее четырех, не участвовала. Впрочем, предприятие и не утруждает себя приглашением моей скромной персоны.

Наше общение за четыре года ограничилось, по сути, двумя письмами. Первое - о необходимости перерегистрации. Однако приехав на завод и побродив по заводоуправлению, я так и не нашла женщины, работающей с акционерами и по совместительству(?) являющейся профсоюзным боссом. Второе послание, в прошлом году, было еще более замечательным. Сетуя на трудности работы с мелкими акционерами, ОАО предлагало выкупить мои несчастные четыре акции... по номинальной стоимости. Т.е. по 1 грн. 05 коп. за каждую?

Акции я, конечно, не продам, потому что по журналистской привычке участвую в экономических реформах прежде всего ради самого участия (потому и хранятся дома в шкатулочке сертификат акций небезызвестной «Ометы фонд» и даже несколько знаменитых «билетов Мавроди»). В конце концов, имею я право на сувенир от родного государства стоимостью 4 грн. 20 коп. или не имею? И в отличие от многих сограждан, не горюю о том, что моя 52-миллионная доля государственного имущества скукожилась до столь непрезентабельных размеров. Приватизация была и продолжается, а движение по-любому лучше, чем застой, особенно густо замешенный на государственной собственности.

С начала 1992-го по август 1999-го включительно (а по сути, с конца 1994-го, так как два первых года счет шел всего на десятки предприятий) форму собственности, по оперативным данным Фонда госимущества, сменили свыше 65 тыс. объектов. Колоссальный импульс развитию рыночных отношений дала приватизация малая, завершившаяся в нашей далеко не маленькой стране фактически уже к концу 1996-го. Можно сколько угодно ерничать по поводу недавнего визита в Украину для изучения «передового приватизационного опыта» группы вьетнамских специалистов - дескать, осталось только еще Северной Корее у нас поучиться, но Вьетнам, чей рыночный опыт измеряется двумя (!) предприятиями, проданными трудовым коллективам в провинции Хайфон, и Украина, где приватизировано 52,1 тыс. мелких объектов, - это, по сути, две разные системы координат. А ведь еще на 1 августа 1993-го, т.е. шесть лет назад, удельный вес основных фондов, находившихся в госсобственности (без имущества совхозов и жилья), составлял у нас в стране 98%.

Да, приватизации равных возможностей, о которой мечталось в 1992-м, не получилось. И, на мой взгляд, не могло получиться. По-маниловски прекрасная, но мало жизнеспособная идея с самого начала не устояла перед неистребимым преклонением перед гегемоном и «национальным товаропроизводителем». Так на свет появились приоритет членов трудовых коллективов и приватизация через аренду с выкупом. А чуть позже - бесплатная передача пакетов акций предприятий АПК товаропроизводителям. Это уже потом, в «новейшей» истории, когда даже самые наивные отодвинули мысль о дивидендах в дальний уголок сознания, а ваучер стал ассоциироваться с очередным сальным анекдотом, возник феномен 48-го сертификатного аукциона - под лозунгом, естественно, пламенной заботы о нескольких миллионах сограждан. И вхожие в правительство и парламент бизнесмены на загодя скупленные у таких сограждан сертификаты получили акции многих хороших предприятий, той же, к примеру, «Запорожстали», по цене в 5-15 раз ниже номинала. Неприкрыто циничный «хапок» стал достойным завершением уже давно не идеального сертификатного портрета.

Могло ли быть по-иному? Могло. Но при наличии сильной политической воли. Если бы государство (в лице двух наших президентов, восьми правительств и трех составов парламента) держало свое слово. Решено было в 1992-м году отдать гражданам безвозмездно 70% госимущества - на том стоим. Не «клепаем» 5-6-тысячные списки предприятий, не подлежащих приватизации (эта пошесть, начавшись с парламентского постановления 1994-го, не изжита и по сей день). Не превращаем сертификатные аукционы в монотонный многомесячный «парад неликвидов», как это было в течение всего 1997-го и большей части 1998-го. Не балуемся передачей в управление закрепленных в госсобственности пакетов акций - что, кроме свежего заряда коррупционности, могла привнести в нашу экономическую жизнь такая «приватизация менеджмента»?

Патологическое недержание слова - самый печальный итог пяти лет реформ, и не только в приватизации. Но в приватизации, которая вот уже пять лет находится в плотных слоях политических интриг, он, пожалуй, заметнее всего. Можно сколько угодно менять позицию относительно многострадального Николаевского глиноземного, можно волевым решением отменять уже начавшийся конкурс по продаже акций «Хартрона», можно под правительственным «одеялом» со вкусом бороться за пакеты акций облэнерго, можно, пользуясь депутатским мандатом, блокировать внесение в реестр новых акционеров... В нашей стране, как показывают события последних лет, позволено все, что сулит большие деньги или власть. (В этом плане гораздо более перспективным могло бы оказаться исследование не эффективности приватизации, а эффективности лоббирования в приватизации.) В таких условиях Фонду госимущества, кстати говоря, заметно подрастерявшему влияние на властном Олимпе, очень часто приходится действовать, как тому лукавому дедульке из кинофильма «Свадьба в Малиновке»: депута..., пардон, красные входят в село - буденновку на голову, власть меняется - буденновку в карман. А как иначе под пристальным надзором сразу двух «хозяев» - правительства и парламента, зачастую имеющих диаметрально противоположные взгляды на одну и ту же проблему.

Какой будет приватизация в 2000 году? Я бы не рекомендовала верить в красивые цифры типа 2,5 млрд. гривен поступлений, записанные в проекте госбюджета. Как и ориентироваться на добротный - действительно, без иронии, неплохо сработанный, богатый свежими идеями - проект программы приватизации-00, которая после обсуждения в заинтересованных министерствах презентовалась 6 октября перед депутатами, экспертами, журналистами etc. Пока нет полной уверенности даже в главном - что приватизация будет исключительно денежной. Потому что ФГИ одной рукой записывает в программе данный, казалось бы, уже незыблемый постулат, а другой - выпускает документ, где обосновывается необходимость заключительного аукциона за компенсационные сертификаты. Если же в игру включатся другие участники (Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку, Антимонопольный комитет, Минэкономики, Национальное агентство по управлению государственными корпоративными правами, профильный комитет парламента и т.д.), а также многочисленные «сочувствующие» с немалыми деньгами, то государственная политика в вопросах собственности и разгосударствления благополучно затеряется за ведомственными или узкогрупповыми интересами. Субъективизм приватизации и ее подверженность различным «влияниям» практически гарантированы...

Однако процесс не остановится, как это случилось пять лет назад из-за депутатского моратория. Будут подрастать, набивая шишки, новые специалисты, а старые - плавно перетекать в другие структуры исполнительной власти и частные компании. То там, то здесь на практике будем получать доказательства того, что частный собственник все-таки получше собственника-государства. В коридорах власти до этой аксиомы, кажется, тоже дорастут. Недаром, по некоторым очень похожим на правду сведениям, в Кабмине уже проговаривается вопрос, как бы небольшой процент от внебюджетного фонда приватизации «отщипнуть» в будущем году в пользу Национального агентства по управлению государственными корпоративными правами. Конец сказочке об Эффективном Управленце?

Возможно, годиков через надцать мы дорастем и до устойчивого экономического роста. Потому что пять лет ушло лишь на то, чтобы осознать: приватизация - не самоцель, она лишь инструмент. А успех лежит лишь на пути комплексных реформ, которые, в свою очередь, невозможны без реформы административной. Кажется, осознали. Теперь неплохо бы засучить рукава.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно