БОЛЬШАЯ ПЕРЕДАЧА У президентских указов разная судьба. Одни оставляют глубокий след, другие — не очень. Подписанный на прошлой неделе указ «О мерах по развитию базовых отраслей экономики в Днепропетровской и Донецкой областях» запомнится, даже если завтра

4 февраля, 2000, 00:00 Распечатать

С региональными элитами поделились еще одним куском пирога. Причем настолько большим и сладким, что наблюдатели теряются в догадках: к чему бы это?..

С региональными элитами поделились еще одним куском пирога. Причем настолько большим и сладким, что наблюдатели теряются в догадках: к чему бы это? Одни говорят о новом курсе, другие — о ходе в большой игре «Новому тысячелетию — новый парламент». Хотя, в общем- то, одно не исключает другое.

Согласно новому указу, Днепропетровской и Донецкой областным администрациям передаются «отдельные полномочия центральных органов исполнительной власти». Кабинету министров поручено в месячный срок «решить вопрос о передаче полномочий по управлению корпоративными правами, которые принадлежат государству, в имуществе ОАО «Днепрэнерго», «Энергетическая компания «Днепроблэнерго». Это — из подарочного набора для Днепропетровской обладминистрации. Донецкую же вообще одарили по-царски. Помимо ОАО «Донбассэнерго» и ОАО «Донецкоблэнерго», ей передаются права на управление «другими хозяйственными предприятиями, размещенными на территории Донецкой области».

Перед нами — классический вариант производственно-энергетического объединения (ПЭО), где в одних руках сосредоточены как генерация, так и распределение электроэнергии. Тем же указом предписано изучить вопросы создания в этих областях структурных подразделений «Укрэнерго», в полномочия которых будет входить и установление лимитов потребления электроэнергии, и обеспечение расчетов между региональными участниками Энергорынка.

Если указ не очень «укатают» на стадии уточнения, то это — конец нынешней модели Энергорынка и возврат к территориальному принципу управления энергетикой.

Сначала было слово...

Документ появился в результате обращения Днепропетровской и Донецкой обладминистраций, просивших передать им все полномочия по управлению госпакетами на территории областей. Кроме этого, администрации хотели получить и право лицензировать хозяйственную деятельность. Интересно, что основным аргументом явилось то, что все это уже было обещано указом Президента Украины от 21 февраля 1994 года «О дополнительных мерах по делегированию Днепропетровской, Донецкой, Запорожской и Луганской областным государственным администрациям полномочий по управлению имуществом, находящимся в государственной собственности». Тот указ готовился под надвигающиеся президентские выборы и после их проведения, со сменой Президента, был практически забыт. Упоминался разве что в периодических попытках Запорожской области провести «региональный эксперимент». Так что на исходе января 2000-го мы увидели всплывший «топляк», хотя волны от его появления будут долго трясти не только энергетику.

Правда, есть в указе и кое-что новенькое. До 1 июля с.г. при участии обладминистраций должен быть отработан вопрос о создании на базе «Днепрэнерго», «Донбассэнерго», угледобывающих, углеобогатительных предприятий, научных и кредитно-финансовых организаций Днепропетровской и Донецкой областей топливно-энергетических компаний (ТЭК). Таким образом, речь идет о образовании вертикально интегрированных компаний, контролирующих всю цепочку — от добычи угля до его превращения в электроэнергию, а с учетом контроля над облэнерго — и до ее распределения. Эту идею нынешний министр топлива и энергетики Сергей Тулуб пробивает уже давно. Мысль действительно неплохая, но, как обычно, все решат детали. Например, небезынтересно — какие именно шахты войдут в ТЭК. Ведь наверняка это будут лучшие, иначе затея не имеет смысла. А куда денут остальные? Любопытен будет и список «кредитно-финансовых организаций», которые войдут в состав ТЭК. Будут ли в нем только фавориты, типа «Донгорбанка» в Донецке или «Приватбанка» и «Славянского» — в Днепропетровске? В общем, поживем-увидим.

Ну а «полномочия по управлению государственными корпоративными правами в имуществе вновь созданных топливно-энергетических компаний» в дальнейшем передаются тем же обладминистрациям.

Интересно, что в тексте просматривается и следующий элемент цепочки. В частности, теперь именно губернские власти будут регулировать выдачу лицензий на осуществление операций с металлоломом. Если вспомнить, что на Донетчине проводится эксперимент в горно-металлургическом комплексе, то новый указ завершает выстраивание цепочки «сырье — металл». Теперь на местах будут контролировать и ее энергетический компонент. Можно вспомнить, что минимум три четверти металла идет на экспорт — как раз его и повезут две создаваемые, согласно указу, при участии Донецкой и Приднепровской железных дорог транспортные компании. Таким образом, обладминистрации поставят под жесткий контроль всю цепочку «сырье — металл — экспорт».

Снявши голову, по волосам не плачут

Итак, перемены ожидаются фундаментальные. Вопрос только, неизбежны ли они. То, что нынешняя «англо-украинская» модель Энергорынка полностью обанкротилась, еще не означает, что «регионально-губернаторская» будет работать гладко.

Указ все же получился сыроватым, порождающим ряд противоречий. К примеру, обе передаваемые в управление энергогенерирующие компании имеют электростанции на территории других областей. Так что теперь распложенная в одноименной области Луганская ТЭС, по идее, должна контролироваться из Донецка. Но это не беда, поскольку четыре других ТЭС и офис компании находятся на территории области. А вот с «Днепрэнерго» получился легкий конфуз: разработчики указа, по-видимому, не представляли, где компания находится. Между тем ее штаб- квартира, как и крупнейшая ТЭС расположены… в Запорожской области.

Справедливости ради скажем, что губернаторы к создавшемуся положению отношения не имеют и управлять имуществом на территории соседей не рвались. Тем более, такой почти безнадежной станцией, как Луганская. Они предлагали еще до начала весны рассмотреть вопрос о придании станциям статуса юридических лиц. Кстати, в первоначальном варианте указа о «Днепрэнерго» речи вообще не было.

Дальше начнутся вещи куда интереснее. Первым с «местных энергорынков» вылетит НАЭК «Энергоатом». Его ценовая политика в регионах сильно «достала» тепловую генерацию, которая не называет эту политику иначе, нежели тотальный демпинг. Имея высокую топливную составляющую в цене электроэнергии и обусловленный ею отпускной тариф на уровне 11—11,5 коп., ТЭС конкурировать с атомщиками по цене 7,5 коп. не могут. А ведь АЭС позволяют «крутить схемы» и с более низкой ценой: формально себестоимость производимой здесь электроэнергии — на уровне четырех копеек. То, что эта цена самоубийственна и для самих АЭС, станет очевидно не сегодня и не завтра, а тепловиков такие расценки губят уже сейчас. Им практически заказан путь на ликвидные предприятия Днепропетровска и Донецка. Поставлять энергию, кроме как ярым неплательщикам, практически некуда. В результате, согласно отчету «Укрэнерго», ОАО «Днепрэнерго» в прошлом году две трети энергии в финансовом плане выбросило в воздух: за реализованную продукцию с ним рассчитались аж на 37%.

Теперь ситуация изменится. Тот же НАЭК будет нетрудно прижать по технологии, уже обкатанной частными облэнерго на других независимых поставщиках электроэнергии. К примеру, требуя платы за транзит электроэнергии по сетям облэнерго не бартером или списанием долгов, как это происходит сейчас, а живыми деньгами. Можно также требовать справку от налоговой, что за «атомную» энергию уплачен НДС. Да мало ли что можно придумать. Даже просто «не рекомендовать» предприятиям заключать подобные контракты. Вот недавно мариупольский меткомбинат имени Ильича ну очень захотел поставлять газ на одну из местных ТЭС. Полученную электроэнергию, примерно 2,24 млрд. кВт•ч, он направит на свои нужды. Все бы было ничего, но цена такой электроэнергии ожидается на две копейки выше, чем сейчас, когда предприятие получает ее напрямую от «Энергоатома». Лишние две копейки обойдутся комбинату в 700 тыс. долларов в месяц — но чего только не сделаешь, если хорошие люди просят. Кстати, этот комбинат был единственным из крупных украинских предприятий, которое имело странную привычку платить за электроэнергию живыми деньгами. Теперь и его отучили…

«Энергоатому», точнее, его фирмам-операторам, если они захотят продолжить работу в регионе, придется привыкать к новым правилам. Тем более что действие постановления КМ № 881, по которому они работают с ликвидными предприятиями, заканчивается в апреле. Тут вряд ли поможет и Кабмин, даже приняв какую-то новую схему адресного закрепления. Как показывает практика, предприятия при желании научились игнорировать «шахматки».

Еще одно очевидное последствие указа. Как только он заработает, встанет вопрос о «второй серии». Ведь в указе 1994 года речь шла о четырех областях. Да, и Запорожская обладминистрация вот уже три года пробивает идею расширения полномочий. В области, между прочим, находится не только офис «Днепрэнерго», но и самая крупная в Европе на 100% государственная Запорожская АЭС… Ну, АЭС в управление, может, и не дадут (это развалит НАЭК), а вот договориться о Запорожской ТЭС будет не так уж и сложно. В Луганской области, где, не считая угля, энергетического имущества несколько поменьше, госадминистрация с прошлого лета бьется за реприватизацию местного облэнерго.

В итоге начнется эффект домино, после чего вид нынешнего Энергорынка преобразится до неузнаваемости. Основной целью ТЭК будет увеличение производства электроэнергии в регионе. Естественно, именно они получат уголь в первую очередь. А остальным генерирующим компаниям — что останется. Формально им, конечно, не откажут, но отсечь их будет нетрудно. Есть простой и законный метод — не отпускать уголь без оплаты. Сомнительно, что «чужаки» смогут регулярно платить, ведь несколько лет в энергетике действует неписаное правило «электроэнергия ничья, а топливо где-то стянем». Если же начнут платить— еще лучше, появятся деньги. В общем, неизбежно замыкание регионов на себя, и приведет ли это к улучшению, сейчас сказать практически невозможно: процветание в отдельно взятой области построить трудно. В указе много здравых идей, но при определенных обстоятельствах их можно свести к битве за кормушку на областном уровне.

Есть в этой истории и однозначно пострадавший. Это Фонд госимущества. Мало того, что у него из под носа увели четыре объекта, от продажи которых надеялись получить уже в этом году около 200 млн. гривен, а в начале 2001-го – еще не меньше 270 млн. Главное, в Фонде очень рассчитывали, что в новом году, в связи с ликвидацией Национального агентства по управлению государственными корпоративными правами, приватизация менеджмента потихоньку отомрет. Однако… она становится новой идеологией, поддержанной Президентом и, надо понимать, Кабинетом министров. Спорить с верхами ФГИ не приучен, поэтому ему остается только зафиксировать форс- мажор и продавать то, что пока он же – вот уж ирония судьбы! — еще не передал в управление. Впрочем, пакет акций «Донецкоблэнерго», к примеру, намечался к продаже только в 2001-м. За год мы, возможно, не раз успеем разочароваться в способностях новых управленцев.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно