АЗИАТСКИЙ ФИНАНСОВЫЙ КАТАКЛИЗМ: В ОЖИДАНИИ ПОВТОРНОГО УДАРА

1 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 1 сентября-8 сентября

Глава центрального банка Индонезии Анвар Насутион, бессильно наблюдая за неуклонным ослаблением национальной валюты своей страны, не может избавиться от чувства дежа вю...

Глава центрального банка Индонезии Анвар Насутион, бессильно наблюдая за неуклонным ослаблением национальной валюты своей страны, не может избавиться от чувства дежа вю. За первую половину текущего года рупия потеряла 25% своего веса, превратившись в наименее надежную денежную единицу в мире. При этом подобные темпы падения наблюдались только в худшие для страны времена — в 1997—98 годах.

Признаки повторения азиатского финансового кризиса трехлетней давности можно обнаружить и в других странах региона. В своем ежегодном обращении к нации президент Филиппин Джозеф Эстрада возложил вину за падение местной денежной единицы — песо — за шесть месяцев текущего года на 10% на новую «азиатскую валютную инфекцию». Действительно, после прошлогодней стабилизации, большинство национальных валют Юго-Восточной Азии (ЮВА) опять стали «худеть» на глазах. Филиппинам и Индонезии компанию составили и их ближайшие соседи: с начала года сингапурский доллар подешевел на 5%, а таиландский бат — на 8%.

Эта же тенденция заметна и в Северо-Восточной Азии, хотя темпы удешевления национальных валют здесь несравненно меньшие. Южнокорейская вона «упала» всего на 1%, тайваньский доллар — на 2%, а японская иена — на 5%. И если эти валюты демонстрировали привычную флюктуацию (рост сменялся снижением и наоборот), то денежные единицы стран ЮВА только дешевели, причем наиболее «крутой» участок их падения пришелся на период с мая по июль.

Признаки нового экономического торможения в регионе заметны не только по поведению национальных валют. В своем последнем докладе эксперты Азиатского банка развития назвали три фактора, которые способны вызвать новый кризис экономики Юго-Восточной Азии. К ним относится рост процентных ставок в США, ожидание негативных последствий процессов, связанных с реструктуризацией и радикальными преобразованиями ключевых отраслей государств региона, а также так называемые «специальные факторы», вроде политической и социальной нестабильности в азиатских государствах.

Следует заметить, что объемы зарубежных инвестиций в государства ЮВА также никак не могут вернуться к докризисным значениям. В соответствии с данными последнего годового отчета Агентства экономического планирования Японии, прямые зарубежные инвестиции в азиатские страны в прошлом году продолжали сокращаться, хотя и не такими темпами, как два года назад, в период апогея кризиса. Так, в Индонезии с 1997 по 1998 год они снизились на 60% и еще на 20 — в прошлом году, а на Филиппинах эти значения составили соответственно 60% и 30%. Даже в Китае, который на протяжении всего минувшего десятилетия находился в зоне пристального внимания иностранных инвесторов, в период с 1998 по 1999 год приток зарубежного капитала сократился на 11%.

Азиатский фондовый рынок также переживает не лучшие времена. С января этого года в Таиланде он пережил падение на 36%, на Филиппинах — на 31, в Индонезии — на 25, на 24% в Южной Корее и на 14 — в Сингапуре. Уровень безработицы в этих странах также свидетельствует о затянувшемся экономическом застое. Количество безработных снизилось лишь в Корее, в Японии их число не изменилось, а на Тайване и Филиппинах — увеличилось. Причем состояние дел в последней стране выглядит вообще удручающе: в начале года уровень безработицы здесь составлял 9,3%, а в апреле он достиг уже 13,9%.

Выходит, практически вся Азия переживает экономическое недомогание, за исключением разве что Южной Кореи и Сингапура. Причем развитие событий напоминает ситуацию трехлетней давности, когда первым признаком приближающейся катастрофы было резкое удешевление таиландской национальной валюты, на которое мало кто из экономистов обратил серьезное внимание.

Однако вряд ли события первой половины текущего года могут служить предзнаменованием повторного толчка финансового землетрясения 1997 года, разрушившего азиатское экономическое чудо. Даже при условии одновременной нестабильности нескольких национальных валют государств региона, предпосылки распространения неприятностей на Гонконг, Корею и Тайвань сегодня напрочь отсутствуют. Действительно, высокие американские процентные ставки создают серьезные проблемы для руководителей центральных банков азиатских стран и замедляют процесс экономического выздоровления последних. Однако главные причины азиатских неприятностей следует искать в политической неопределенности некоторых государств — нестабильности правящих режимов в Индонезии и на Филиппинах и непредсказуемости выборов в Таиланде — и в специфических экономических проблемах каждой из стран.

Со времени кризиса 1997—98 годов в Азии многое изменилось. Тогда угрожающе высокие объемы краткосрочных внешних долгов и серьезные просчеты в управлении экономическими организмами азиатских стран заставили зарубежных инвесторов и кредиторов в панике толпами покидать регион. Большинство из них никогда уже сюда не вернутся. Причина этого банальна — здесь уже нет «горячих денег», все они исчезли три года назад. И сегодня давление на местные национальные валюты оказывают не зарубежные хедж-фонды, а местные компании и финансовые организации. Отдавая себе отчет в том, что работать им приходится в условиях политической нестабильности и нерешенных экономических проблем, они пытаются защитить себя от возможного резкого падения курсов валют государств региона.

Наиболее ярко такие тенденции проявляются в Индонезии. Представители местных компаний, имеющих долги в твердой валюте, срок выплат по которым истекает в ближайшие несколько месяцев, в массовом порядке скупают доллары США. Почему? Потому что они предчувствовали, что к концу августа, когда президенту страны Абдурахману Вахиду предстояло пройти испытание голосованием о вотуме доверия его экономическому курсу, индонезийская валюта обесценится еще больше. Дополнительным негативным фактором, усилившим беспокойство крупных индонезийских бизнесменов, стала отставка министров торговли и инвестиций правительства Вахида.

Подобные политические потрясения усугубляются за счет обострения религиозных противоречий между народами, населяющими архипелаг. Негативно влияет на ситуацию и отставание Индонезии от графика реализации кредитов и активов, конфискованных у окружения бывшего президента страны Сухарто, что оставляет в национальном бюджете незакрытой «дыру» в 5 миллиардов долларов.

Таиланд — не Индонезия, однако у него свои собственные проблемы. В ноябре в этой стране должны пройти выборы. Понятно, что накануне такого события инвесторы предпочитают занять выжидательную позицию, тем более, что экономика страны не успела оправиться от последствий кризиса и не избавилась от проблем, порожденных им. Несмотря на то, что, по оценкам экспертов, валовой национальный продукт Таиланда в этом году должен вырасти на пять процентов, а экспорт — увеличиться на одиннадцать, покупательная способность местного населения составляет всего пятую часть от докризисного уровня. Реально нефункционирующие займы (по которым не выплачиваются проценты) достигают 36% от общего долга страны. Ко всему, правительство недавно объявило о том, что оно ошиблось в подсчетах величины внешнего долга Таиланда — он составляет не 70, а 90 миллиардов долларов.

Что же касается Филиппин, то главным виновником местных экономических неурядиц является президент страны Джозеф Эстрада. По мнению многих наблюдателей, этим и объясняется его желание искать причины филиппинских проблем в региональных тенденциях, а не в собственных принципах руководства. Филиппинам удалось избежать главного удара кризиса трехлетней давности, поэтому ожидалось, что эта страна сможет использовать ослабленное состояние своих соседей и превратится в главного экспортера региона. Однако поставки полупроводников, составлявшие две трети экспорта страны, в последние полгода снизились на 19%. И это произошло в то время, когда мировой рынок электроники растет не по дням, а по часам! А экономический рост Филиппин, достигнув в прошлом году своего пика в 5,9%, с того времени постоянно снижается: в следующем году он вряд ли сможет дотянуть до половины прошлогоднего значения.

Причиной происходящего эксперты называют неожиданный спад в притоке новых инвестиций, несмотря на стремительное развитие мирового рынка электроники. Дело в том, что зарубежные инвесторы, убедившись в некомпетентности правительства Эстрады и напуганные бесконечным кризисом с заложниками на юге страны, предпочитают воздерживаться от вложения средств в филиппинскую экономику.

Несмотря на то, что слабые валюты помогают выживать местным экспортерам, они болезненно влияют на рынки акций азиатских стран. Инвесторы не желают вкладывать свои деньги в активы, выраженные в рупиях и батах, прекрасно зная, что местные центральные банки не смогут поспеть за ростом курса доллара США. Именно поэтому показатели фондовых бирж Юго-Восточной Азии являются одними из самых низких в мире. А значит компаниям, работающим в регионе, очень сложно найти средства для новых инвестиций — ни зарубежные, ни местные банки не хотят возобновлять их кредитование.

И все же политики полагают, что время применения жестких антикризисных мер в Азии пока что не наступило. Менее всего они хотели бы искусственного прерывания процесса постепенного экономического возрождения региона. Однако если негативные тенденции в ближайшее время не будут переломлены, в дело снова может вступить «команда спасателей» из Международного валютного фонда.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно