АУКЦИОН В ИЛЬИЧЕВСКЕ: ИТОГ СДЕЛКИ ИЛИ СГОВОРА

5 февраля, 1999, 00:00 Распечатать

«Случай - беспрецедентный, факт - вопиющий, известие об этом «шоу» мы получили постфактум». Такова ...

«Случай - беспрецедентный, факт - вопиющий, известие об этом «шоу» мы получили постфактум». Такова была реакция на проведенные в портовом Ильичевске первые аукционные торги первого вице-президента Черноморского пароходства Александра Винницкого. Впрочем, редко кто в Ильичевске или Одессе удерживается от горькой улыбки при упоминании о первом январском аукционе и запредельно «смешных» ценах, по которым «спущены» крутым украинцам круизные теплоходы «Тарас Шевченко» и «Одесса-сан». Не затухает, а наоборот - разрастается вспыхнувший скандал, может, еще оттого, что «освящено» отчуждение теплоходов с публичных торгов самим председателем городского суда. Таковы мнения не посвященных в юридические нюансы. Впрочем, оговоримся: ответа на главный вопрос - о законности либо незаконности «аукционного сброса» теплоходов - пока не имеет даже специальная правительственная комиссия, возглавляемая вице-премьером Сергеем Тигипко. Лишь с известной долей вероятности можно также предполагать, почему первые в Украине публичные торги были назначены именно в Ильичевске? Какие органы государственного управления согласовывали время их проведения? Как случилось, что отчуждены оба теплохода по цене в 4-5 раз меньшей, чем они были оценены сюрвейерскими комиссиями либо даже стоимость металлолома? Еще труднее ответить на вопрос, вынесенный в заглавие. Уточним: сделать это надлежит группе следователей Одесской облпрокуратуры, ведущих дознание по возбужденному уголовному делу, согласно признакам статей 165 и 80 УК Украины. Мало оснований и рассчитывать на восстановление целостной картины взаимоотношений между партнерами по морскому бизнесу, в течение последних шести месяцев неуклонно ведших «Тараса Шевченко» и «Одессу-сан» под вынужденную продажу по бросовым ценам. Ибо даже в тех случаях, когда расследования подобных схем многомиллионных сделок и заканчиваются успешно, находятся, как правило, также основания для сомнений в непогрешимости итоговых выводов… Но уже сейчас, спустя две недели после скандальных торгов, некоторые документальные свидетельства дают повод усомниться, что оба теплохода по чистой случайности «застряли» именно в Ильичевском морском торговом порту. Трудно отделаться от вопроса: почему не по соседству, в порту приписки - Одессе? Это, в свою очередь, бросает тень на корректность мотивации решений и действий владельцев, кредиторов и операторов судов. Руководствуясь этими, а прежде всего документальными доводами, Высший арбитражный суд Украины издал приказ о принятии мер к сохранности теплоходов и невыходе из Ильичевского порта до окончания судебного разбирательства по иску облпрокуратуры и вынесения решений о законных владельцах. Уж слишком много удивительных совпадений сопровождало суда на пути к аукционным торгам!

Как обойти, к примеру, тот факт, что инициаторы первого и второго украинских аукционов сделали все возможное и невозможное, чтобы состоялись они 21-22 января, вопреки логике, не в порту приписки теплоходов? Ведь при этом условии судебные решения по их организации и проведению, а также признанию законности результатов надлежало принимать Жовтневому, Приморскому либо Киевскому райсудам Одессы. Прежде, чем увести суда из Украины, банк-кредитор постарался убедить судовладельцев и операторов, что лучшего места для отстоя и ремонта, чем Ильичевск, не найти. А в последние месяцы перед организацией торгов тот же Graff Credit Bank уже жестко потребовал: теплоходы не должны покидать порт!

В итоге оба морских лайнера оказались на территории, подпадающей под юрисдикцию Ильичевского горсуда. А руководство этого же суда случайно открыло расчетный счет учреждения в одесском коммерческом банке «Південний». Также случайно, разумеется, сразу же после проведения 22 февраля публичных аукционных торгов председатель горсуда Василий Шептий обнаружит, что именно представителям банка «Південний» надлежит выдать скрепленное печатью письмо о том, что теплоход «Тарас Шевченко», оценочной стоимостью в миллионов, продан за ,2 миллиона и у него новый хозяин - английская компания «Клин Файненс ЛТД». А Ю.Родин, В.Мараховский и М.Беккер поднимутся с этим письмом на борт лайнера. Хотя не смогут предъявить капитану «Тараса Шевченко» Геннадию Маричереде ни доверенности от имени нового судовладельца, ни надлежащим образом оформленного документа на проведение инвентаризации. Не окажется у визитеров и самого акта о проведенном аукционе. А посему и будет им предложено сперва надлежащим образом оформить документы на владение судном, а уж затем приступать к инвентаризации…

Как же все-таки оказались морские лайнеры в западне? Прокурорские работники указывают на некоторые просчеты владельцев и операторов - компаний «Cable Navigation LTD», «Укрлайн» и «Укрпасфлот», которыми попытались воспользоваться кредиторы, прежде всего руководство оффшорного Graff Credit Bank и головной структуры. А сам гендиректор «Укрпасфлота» Сергей Косынкин уточняет: «В минувшем году мы подписали с Graff Credit Bank кредитное соглашение на ,6 миллиона для производства ремонта теплоходов «Тарас Шевченко» и «Шота Руставели», исходя из требований по международной безопасности плавания. Выдал банк всего ,1 миллиона, благодаря чему мы заново проложили в судовых помещениях 8,5 километра труб, около 20 километров кабелей, выполнили ряд других работ. Однако полмиллиона долларов банк так и не перевел на счет компании, нарушив таким образом условия соглашения. Вследствие этого мы не полностью выполнили обязательства перед партнерами, осуществлявшими поставки материалов для осуществления ремонта». Между тем, по словам С.Косынкина, согласно настоятельному требованию того же Graff Credit Bank, судно было поставлено во второй половине минувшего года на отстой в Ильичевском морпорту и не могло зарабатывать средства, чтобы вовремя вернуть.

«Технология в общем-то была предельно простой, - продолжает С.Косынкин. - Вначале судно потребовали поставить на отстой, а затем заявили: заберем его, поскольку вы не проплачиваете кредит. Мы заявили в суде, что сам банк-то не выполнил условия кредитного соглашения. Однако наши доводы не получили должной оценки…» Суд прежде всего ориентировался на исполнительную надпись нотариуса и, вопреки иску в Высший арбитражный суд руководства облпрокуратуры, а также внесенным предписаниям облпрокуратуры о приостановлении исполнительных действий (аукционной продажи), вынес решение о продаже как «Тараса Шевченко», так и «Одессы-сан» на публичных торгах…

Если решение не будет отменено, после потери 11-палубного «Тараса Шевченко» наступит черед и «Шота Руставели» - последнего пассажирского теплохода этого же класса, тоже ошвартованного сейчас у пирса Ильичевского судоремонтного завода. Хозяина круизному лайнеру, оцененному в миллионов, подобрать нетрудно, особенно с учетом «украинского» исполнения процедуры отчуждения судна. Остается лишь уточнить некоторые параметры судов типа «Тарас Шевченко»: длина океанского колосса - 176 метров, ширина - 23 метра, скорость хода - 19 узлов, вместимость комфортабельных кают - около 800 пассажиров. Причем для услуг туристов имеются: большой музыкальный зал, кинозал, шесть баров, ресторан, спортзал, три бассейна и проч. Словом, «добыть» за миллиона долларов такой круизный лайнер возможно разве что в Украине. И, похоже, недостатка в желающих нажиться на трудностях страны за счет ее госимущества не ощущается.

Впрочем, последнее слово служителями Фемиды еще не сказано. Слушание дела по иску облпрокуратуры по факту непризнания законности исполнительной надписи нотариуса, на основании которой был проведен аукцион и продан «Тарас Шевченко», Высший арбитражный суд назначил на 15 февраля…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно