Лесному делу срочно требуется оздоровление

3 декабря, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №46, 3 декабря-9 декабря

В Украине требуется срочное "оздоровление" земельного и лесного законодательства. Только при этом условии можно рассчитывать на серьезное улучшение финансово-экономических показателей лесного хозяйства, увеличение объемов изъятия древесины с единицы площади, а также производства лесных материалов для обеспечения рыночного спроса сельского хозяйства, населения и промышленности. 

В еженедельнике ZN.UA (№ 4, 2016 г.) опубликованы две статьи, имеющие большое значение для экономического развития страны и в частности лесного дела — "Бюджет-2017: налоги не хотят к нам возвращаться" и "Искаженная конкуренция?". Законодательно в самом важном нормативно-правовом акте страны по лесоводству, в Законе "Лесной кодекс Украины" этого термина (выделен шрифтом. — А.Б.) просто нет. В Национальном классификаторе видов экономической деятельности (КВЭД) имеется подкласс "Получение продукции лесного хозяйства" (02.01.2), в числе которой нет "выращивание древесины в качестве главной его продукции". Разумеется, термины "лесоводство" и "лесное хозяйство" — не синонимы. Первый — отрасль растениеводства, второй — экономическая деятельность. Как при таком условии можно разработать и обосновать, с необходимыми для прозрачности расшифровками, главный финансовый Закон "О Государственном бюджете Украины" на тот или иной финансовый год? И это продолжается десятилетиями, уже четверть века!

Как указывает Л. Симонова, автор одной из вышеназванных публикаций, относительно бюджета-2017, "число расшифровок бюджета намного увеличилось, но, к сожалению, это все еще недостаточно для того, чтобы достичь западного уровня прозрачности". 

Можно лишь добавить, что это относится и к лесному делу, к отраслям "лесоводство" и "лесопользование". Об этом я неоднократно писал в СМИ, в том числе в ZN.UA. В конечном счете, в Законе Украины "О государственном бюджете Украины на 2016 г.", впервые за годы независимости, доход по коду "Рентная плата за специальное использование лесных ресурсов" была установлена в размере 270 млн 500 тыс. грн, а расходы только по Государственному агентству лесных ресурсов Украины — 131 млн 693,8 тыс. грн. Финансовый результат предполагался положительным — почти 139 млн. грн. 

Еще, разумеется, нет сведений о выполнении Госбюджета за 2016-й, но в проекте на 2017-й заложено: доходы — 315 млн грн; расходы на Государственное агентство лесных ресурсов — 201 млн 040,1 тыс. грн. Ожидаемый финансовый результат — почти 114 млн. грн. Рентабельность — +56,7%. Очевидно, учитывается, что Бюджет на 2016 г. будет, в общем, выполнен. Наблюдается вроде бы положительные финансово-экономические показатели государственного лесоводства, восстановление соотношений середины ХХ в.

Однако отсутствие упомянутых расшифровок не позволяет видеть в бюджетном процессе использование главной продукции, основы основ лесоводствадревесины в состоянии роста и реализации ее на рынке субъектам лесопромышленного производства. 

Некоторые проблемные вопросы по этой части констатирует в своей статье Роман Якель ("Искаженная конкуренция?"): "с одной стороны, общественность небезосновательно обвиняет лесоводов в незаконных рубках, а с другой — власть и общество спрашивают: где же деловая древесина, и почему не возрастают ее объемы? Правда, применяя термин "незаконные рубки", автор невольно вмешивается в довольно сложный процесс, к сожалению, политический. Совсем не касаясь лесоводственных механизмов выращивания и реализации (продажи) главной продукции лесоводства — древесины в состоянии роста (технический термин — "на пне") — субъектам лесопромышленного комплекса. В этом заключается принципиальное отличие отрасли "Лесоводство" (земледелие) от отрасли "Лесопользование" (лесопромышленная деятельность). Хочется кому-то это признавать или нет, но это разные виды экономической деятельности, с совсем разными объектами труда: в лесоводстве — земля (почвы) в качестве продуктивной силы для выращивания древесины, в лесопользовании — древесина в качестве сырья для производства лесных материалов, их промышленной обработки, механической или химико-технической переработки, с изготовлением высокотехнологической промышленной продукции. 

Конфликт интересов между ними, т.е. между лесоводством и лесопользованием, в Украине возникает на уровне рынка товара "Древесина в состоянии роста (техн. термин — "на пне")" — продукция лесоводства, и рынка "Лесные материалы" — продукция промышленного лесопользования. В практике она именуется продукцией лесозаготовок, т.е. производства лесных материалов в процессе разработки срубленных деревьев на лесные сортименты. Указанный конфликт интересов возникает в связи и путем искажения (а также осознанного нарушения!) основной нормы земельного законодательства — "Использование земли в Украине есть платным" (ЗК, ст. 206). Перевод, путем различных ухищрений, платы за использование земли на продукцию лесопользования (объектом налогообложения рентной платой за специальное использование лесных ресурсов есть заготовленная древесина означает разрушение веками накопленной системы и опыта землепользования для ведения лесоводства, пользования именно лесом. Это — древесина (лес!) в состоянии роста. Ко всему прочему, деление древесины при оценке в состоянии ее роста по учетным (и оценочным) категориям (деловая (без коры) — крупная, средняя и мелкая; дровяная (с корой), правомерно лишь для таксации леса в состоянии роста, а не для оценки произведенных лесных материалов. 

Хотелось бы спросить: куда смотрят налоговые органы страны, не говоря о многочисленных структурах противодействия коррупционной деятельности всех уровней? Не пришло ли время привлекать "энтузиастов" таких механизмов "рентной платы за специальное использование лесных ресурсов" к ответственности? Хотя бы назвать их поименно и пожурить… 

Четверть века прошло со времени провозглашения независимости, однако в лесном хозяйстве все еще применяются технологии "комплексного лесного хозяйства и лесозаготовок" второй половины ХХ ст. (см. рис). Но, в отличие от советского периода, с "исключительным правом на заготовку древесины"а также правом "собственности на заготовленную ими продукцию и доходы от ее реализации" (ЛК, ст. 19). 

Именно в этом состоит не искажение, а неприкрытое извращение теории и практики лесоводства и лесопользования, а также рыночных отношений. Не может в одном юридическом лице (центральный орган исполнительной власти в сфере лесного хозяйства и его лесхозы на местах) иметь место совмещение права субъекта лесохозяйственного производства (землепользователя) с правами лесопользования (пользования древесиной) и государственного контроля, установленных Лесным кодексом Украины (ст. 281). 

Извлечение из лесных экосистем древесины в состоянии роста и производство из нее лесных материалов рыночного спроса — такая акция возможна лишь с применением мощной лесорубочной техники, сложных транспортных средств и дорожно-строительной техники. Не говоря уже об устройстве и работе т.н. нижних складов (бирж) и обслуживания их средствами разгрузки, погрузки и сортировки, переработки лесных материалов и пр. Весь этот комплекс работ — фабрично-заводское производство со всеми финансово-экономическими механизмами и вытекающими из этого последствиями. 

Автор статьи "Искаженная конкуренция?" пишет: "И ежегодная заготовка древесины представляет совсем небольшую долю от общего ресурса — 225—250 тыс. кубометров. Из этих объемов государственные лесохозяйственные предприятия выставляют на аукционы только 50 тыс. кубометров деловой древесины. Дуб как ценная порода, пользующаяся повышенным спросом, занимает в них ориентировочно только 10 тыс. кубометров (с незначительными ежегодными отклонениями)". И далее задается вопросом: "Где же деловая древесина, и почему не возрастают ее объемы?". В поиске ответа на этот вопрос — вся суть извращения лесного законодательства, некоторые элементы которой описаны выше. Чем меньше будет объем изъятия древесины лесхозами, и чем ниже будет его сортиментная структура, тем меньше будет налог "рентная плата", тем больше будет маржа для субъекта предпринимательской деятельности — лесхоза как землепользователя. 

Государственные лесохозяйственные предприятия, являясь землепользователями, наделены несовместимыми правами "лесопользования" и "государственного контроля", упомянутых выше. Они не обременяют при этом себя обязанностями: "обеспечивает рациональное и полное использование потенциальной продуктивности земель лесных, изъятие из лесных экосистем древесины для производства лесных материалов с целью удовлетворения спроса на них сельского хозяйства, населения, промышленности, прежде всего, субъектов местного лесопромышленного производства". Эти обязанности, к сожалению, нигде не прописаны. Вместо этого Лесным кодексом Украины установлены выхолощенные тезисы, как "обеспечивает формирование государственной политики в сфере лесных отношений", а также "организует ведение лесного хозяйства и рациональное использование лесных ресурсов" (ЛК, ст. 28 и 281). С десятилетия в десятилетие в государственные программы лесного хозяйства записывается "наращивание лесопромышленного потенциала", а изъятие древесины для производства лесных материалов, как указано в статье Романа Якеля, не возрастает. И это — по всем лесным предприятиям государственного лесоводства Украины.

Не возрастает еще и потому, что в Законе "Лесной кодекс Украины" извращено содержание лесоводства — лесного земледелия (кстати, вопреки Земельному кодексу Украины), и устанавливается во второй его главе "право пользования ЛЕСАМИ". Хотя речь должна идти о праве пользования ЗЕМЕЛЬНЫМИ УГОДЬЯМИ, учетной категорией ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ "земли лесохозяйственного назначения", и в их составе "земли лесные". Они же — "лесные экосистемы", в народном лексиконе — леса. Из этого вытекает потребность совершать рациональное землепользование с целью выращивания леса (древесины) для производства лесных материалов. Сопутствующие лесоводству и побочные пользования, как и разного рода природообразующие функции лесных экосистем, имеют функциональную связь с природным их развитием, как и предоставление тех или иных услуг — лишь дополнительные возможности для получения лесного дохода, не связанного с изъятием древесины в качестве товара для реализации. 

Однако не только финансовый результат хозяйственной деятельности лесхозов, но и экологическое состояние лесных экосистем ни в областях, ни в ЦОИВ никто реально не контролирует, несмотря на чрезмерно расширенную их численность. Показательный пример. В 50-х в Министерстве лесного хозяйства в Украине была только одна приемная, а в 2008-м их стало уже четыре. Сходное положение и в областных управлениях лесного хозяйства. И никто, никогда и нигде из того множества специалистов разных уровней (менеджеров) не обеспокоился проблемами старения лесных экосистем, непременно связанных со снижением физико-технических показателей важнейшего выращенного товарного ресурса — древесины. Закрадывается мысль, что надлежащего управления им не оказывают "сверху" все по той же причине — профессионального невежества… 

Я предпринимал немало усилий для того, чтобы в украинском лесоводстве называть вещи своими именами. К счастью, небезуспешно, и в этом мне помогли многие ученые и специалисты. Кроме того, деятельное участие и поддержку предложениям оказывали народные депутаты Украины Ю.Кармазин, И.Юхновский. В конце концов, в Земельный кодекс Украины (впервые из постсоветских республик!) была внесена учетная категория землепользования "Земли лесохозяйственного назначения" (2006 г.), что в полной мере соответствует европейскому земельному законодательству. 

Путь к этому был очень долгим. В первом Земельном кодексе Украины 1992 г., разумеется, перенесли из советского законодательства учетную категорию "Земли лесного фонда" (ЗК, №2200-ХІІ, ст. 2, п. 5). Эта же учетная категория с энтузиазмом была перенесена в первый Лесной кодекс Украины и просуществовала легитимно до 2006 г. (Нелегитимно — до сих пор!). 

Благодаря упомянутым усилиям при второй редакции Лесного кодекса Украины Верховной Радой были приняты необходимые изменения к Земельному кодексу Украины, в частности: "в статьях 19, 22, 25, 55, 56, 57, 83, 84, 162, названии главы 11 слова "лесной фонд" во всех падежах заменить словами "лесохозяйственного назначения" в соответствующих падежах". При этом Кабинету министров Украины в шестимесячный срок со дня вступления документа в силу предписывалось "подготовить и представить на рассмотрение Верховной Рады Украины предложения о внесении изменений в законодательные акты, вытекающие из настоящего Кодекса".

Казалось, вопрос решен положительно и с учетом европейского земельного законодательства: в лесном хозяйстве объектом экономических отношений станет земля (почвы) с ее показателями природной продуктивности по классам бонитета, устанавливаемым по материалам лесной таксации и лесоустройства. Но случилось иное: предписанные Верховной Радой Украины требования внести "изменения в законодательные акты, вытекающие из настоящего Кодекса" внесли в… названия. Не изменив при этом внутреннего содержания соответствующих глав и статей Лесного кодекса, не говоря уже о массе повседневных учетных и отчетных документов и даже ежегодного учета земельных ресурсов, в т.ч. в составе Государственного земельного кадастра Украины. Уже в 2012 г., например, Гослесагентство Украины издает "Довідник з лісового фонду України", хотя правильным и более современным было бы название "Довідник про стан і використання земель лісогосподарського призначення". 

В заключение следует отметить, что при несовершенстве земельного и лесного законодательства, без осознания и законодательного закрепления объектом труда в лесоводстве и важнейшим средством производства землю, земельные участки — как главного природного ресурса и богатства украинского народа, разрабатывать показатели доходов и расходов на лесохозяйственное производство крайне сложно. Нужна идентификация субъектов землепользования и внедрение главного его требования — платы за землю не в зависимости от количества изъятия древесины землепользователем, а с учетом природной продуктивности земель лесных, оцениваемой по классам бонитета. Материалы оценки земель лесных имеются по всем лесхозам в разделе "Распределение земель лесных по типам лесорастительных условий". Это — не моя фантазия, так, например, предусмотрено в Законе "О лесе" в соседней Польше. И не менее важным в ст. 50 этого закона записано: "Lesy Panstwowe prowadza dzialalnosc na zasadzie samodzielnosci finansowej i pokrywaja koszty dzialalnosci z wlasnych przychodov ("Государственные леса покрывают свои расходы из собственных доходов и ведут лесное хозяйство по принципу финансовой самостоятельности"). 

Кстати, в Польше такого понятия, как "расчетная лесосека", нет. Нет и ее утверждения на правительственном уровне, не упоминая о децентрализации государственного управления. Исчисление расчетных лесосек было обосновано и понятным на начальном пути лесоводства и лесоустройства. Ежегодное изъятие древесины из лесов в соседних с Украиной воеводствах и производство лесных материалов с единицы площади в два-три раза превосходит "достижения" украинских лесоводов, в т.ч. по областям Украинского Полесья и Карпатского региона. Выходит, что для кардинального изменения механизмов выращивания леса в Украине и всемерного способствования развитию деятельности лесопользования на основе рыночных отношений необходимы иные финансово-экономические механизмы. А со стороны органов государственной власти и органов местного самоуправления нужна реальная поддержка субъектам лесопромышленной деятельности, в т.ч. малого и среднего бизнеса, прежде всего местного, в их приоритетном доступе к рынку лесосечного фонда.

В Украине требуется срочное "оздоровление" земельного и лесного законодательства. Только при этом условии можно рассчитывать на серьезное улучшение финансово-экономических показателей лесного хозяйства, увеличение объемов изъятия древесины с единицы площади, а также производства лесных материалов для обеспечения рыночного спроса сельского хозяйства, населения и промышленности. 

Отдельно следует подчеркнуть, что идентификация землепользования и расширение полномочий соответствующих субъектов лесохозяйственной деятельности не скажется отрицательно на экологических показателях и состоянии лесных экосистем, поскольку каждый из них будет сам заинтересован в получении большего дохода с единицы земельных угодий. И не только от изъятия древесины для производства лесных материалов. Меры по реформированию лесного хозяйства путем утилитарного лесоводства следует перевести на региональный уровень с идентифицированными землепользователями в пределах и при контроле местных органов власти, а также исключительной их ответственности.

 

 Термин "древесина" в ЛК применен с коррупционных побуждений, т. к. речь идет о заготовке (промышленном производстве) лесных материалов. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно