Генералы песчаных карьеров

18 ноября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 18 ноября-25 ноября 2005г.
Отправить
Отправить

Ждет власть (всех уровней и ветвей), ждет милиция, прокуратура и налоговая, МЧС вместе с СБУ и экологи с водхозом, когда же наконец буковинские реки покроются льдом...

Ждет власть (всех уровней и ветвей), ждет милиция, прокуратура и налоговая, МЧС вместе с СБУ и экологи с водхозом, когда же наконец буковинские реки покроются льдом. Ибо только природа хоть на некоторое время способна преодолеть такое сверхъестественное по размаху и прибыли явление, как несанкционированная добыча гравия и песка с прибрежных водоохранных зон, а то и прямо из русла горных рек.

В управлении экономики Черновицкой облгосадминистрации уверяют, что, по минимальным расчетам, в год из Черемоша, Прута, Сирета выбирают строительных инертных материалов на 12 млн. грн. Из них считанные копейки поступают в государственную казну. Остальное оседает на черном рынке. При этом экологические убытки, причиненные разрушением речного водотока, береговых защитных укреплений из-за незаконных карьеров за три последних года превысили 24 млн. грн. 73 населенных пункта области, где проживают 40 тысяч жителей, под угрозой затопления. Защитить от расхитителей недра, села и бюджет некому. Беззащитной оказалась даже государственная граница.

В конце октября в адрес областного производственного управления по мелиорации и водному хозяйству поступило возмущенное письмо от западного регионального управления Государственной пограничной службы Украины. Сухими строками канцелярского официоза со всей военной прямотой обрисована просто-таки анекдотическая ситуация, за которую, откровенно говоря, отдельные высокие чины в зеленых фуражках должны были положить на стол погоны.

Как выяснилось, недавно во время обследования группа офицеров Черновицкого пограничного отряда обнаружила (вот так вдруг, до этого никто ничего не видел!) изменения в линии государственной границы, вызванные изменением русла реки Сирет, разделяющей Украину и Румынию в районе буковинского села Тереблече. Комиссия считает, что это «произошло вследствие выбора гравийной смеси в 500 м от линии границы с береговой отмели Сирета, что привело к смыву 8 м речного берега как раз по линии государственной границы вместе с инженерными сооружениями». «Поскольку, — говорится дальше в письме, — в пределах пограничной полосы и территории пограничных населенных пунктов полеты всех воздушных судов, гидротехнические, мелиоративные работы могут проводиться только с разрешения Государственной пограничной службы Украины, просим согласовывать проведение таких работ с начальником Черновицкого пограничного отряда».

Загвоздка в том, что никаких разрешений выбирать гравий на Сирете (сколько же его нужно было выбрать, чтобы от этого смыло инженерные сооружения!) «Черновцыводхоз» никому не давал. И таких карьеров на реках области — хоть пруд пруди. Точная цифра широкой общественности неизвестна. Но, как, например, уверяет зампред Новоселицкой райгосадминистрации Светлана Скрикуляк (официальный, заметьте, источник информации), только по пути от сел Бояны и Зеленый Гай вывозится из Прута до 30 машин гравия в день. И так с ранней весны до поздней осени. К сожалению, власть смогла только констатировать факт, ничего не сделав для того, чтобы остановить незаконный поток загруженных с верхом ГАЗов и КамАЗов. «Руки еще не дошли до этого вопроса», — сознался председатель Новоселицкой райгосадминистрации Тодор Ревега.

Без сомнения, чтобы поставить «левый» гравийно-песчаный бизнес с его миллионными прибылями на все четыре колеса, крутящиеся, не скрываясь, днем и ночью, и быть при этом стопроцентно уверенными, что выйдешь сухим даже из вод пограничной реки, необходим не только хороший технический базис, но и железная «крыша». О тех, кто ее держит, как-то обмолвился на пресс-конференции начальник госуправления экологии и природных ресурсов в Черновицкой области Владимир Сивак. Год назад его инспекторы остановили несколько частных КрАЗов с речным песком, следовавших в только им известном направлении без каких бы то ни было разрешительных документов на груз. В ту же минуту господину Сиваку позвонил по телефону один из заместителей бывшего начальника ГАИ области (фамилию Владимир Карлович назвать отказался) и настойчиво попросил отпустить с миром его машины.

Сейчас в правоохранительных органах края новые начальники. Но дело их отдельных предшественников странным образом живет и процветает. Черный рынок речного песка и гравия открыт и наперебой предлагает свои услуги и незаконный товар на страницах рекламных изданий со всеми прайсами и координатами. Так откровенно нарушать закон и при этом ничего и никого не бояться могут или очень приближенные к правоохранительным структурам, или сами сотрудники силовых органов, этот закон охраняющие. Поскольку, как свидетельствует история, никто еще сам себя публично к ответственности не привлек.

— Могу утверждать, мои люди к этому бизнесу не причастны, — говорит начальник УМВД Украины в Черновицкой области Василий Василов. — В облгосадминистрации говорили как-то о работниках местного СБУ. Мы проверяли эту информацию, но она не подтвердилась.

— Судя по многочисленным фактам и официальным источникам, в том числе и сообщениям вашего управления о проведенных на территории области целевых мероприятий по предотвращению незаконной добычи полезных ископаемых, несанкционированный выбор гравийно-песчаной смеси из рек области является экономическим преступлением с тяжелыми социальными и экологическими последствиями, совершаемый хорошо организованными структурами — одной или несколькими. Вряд ли можно считать их «теневыми» — все на удивление прозрачно и открыто. Что говорят по этому поводу ваши управления по борьбе с экономической и организованной преступностью?

— Насколько мне известно, они этим не занимались. У нас есть более важные дела...

Налоговая также спустила проблему на тормозах. В этом откровенно сознался главный налоговик области Александр Фищук. Хотя закон требует от субъектов хозяйственной деятельности не только плату в бюджет за каждый добытый кубометр полезных ископаемых, но и штраф в пятикратном размере от суммы налога за объемы, взятые вне квоты.

Не интересуют фискальный орган и такие, например, второстепенные вопросы, куда на самом деле идет официально взятый из речек гравий и песок от руслорегулирующих работ, которые с разрешения облсовета проводят около десятка всяких организаций. Действительно ли гравийно-песчаная смесь используется ими только на производственные нужды, или же реализуется на том же «черном» рынке, и вся «левая», разумеется, необлагаемая прибыль оседает в карманах их руководителей? Как показали проверки управления экологии и природных ресурсов, немало самовольных карьеров на речке Прут открыты автодорожными организациями, ведущими добычу гравия под маркой законно полученного разрешения, где и сколько угодно. Очевидно, ответы могли бы помочь буковинским налоговикам выполнить доведенный им государством план сбора бюджетных платежей.

Хладнокровно, если не сказать отморожено, ведет себя МЧС. О подтоплении значительных территорий и населенных пунктов уже речь шла. Кроме этого, специалисты-гидрологи утверждают, что незаконный и массовый выбор гравия из Прута около Боян, Мамаевцев, Черновцов уже и так значительно углубил его русло, от чего понизился уровень плеса. Это, в свою очередь, привело к нарушению постоянного уровня почвенных вод прибрежной зоны. Обмелевшие колодцы — не самое худшее, что есть и может быть. Цепь причинно-следственных связей продолжают печально известные черновицкие оползни.

Даже прокуратура, включая природоохранную, растерянно разводит руками перед расхитителями природных залежей на реках, уверяя, что у нее нет на них никакой управы. (Зато с незаурядной энергией всех своих нерастраченных сил бросилась завинчивать гайки относительно разрешенного решением облсовета выбора речного гравия и песка, требуя соблюдения не то что буквы — запятой закона в этой вполне контролируемой, более или менее благоустроенной и количественно небольшой части общей проблемы.)

— Тех, кто без каких бы то ни было разрешений грузит песчано-гравийную смесь на наших реках, мы можем привлечь разве что к административной ответственности, — говорит природоохранный прокурор области Иван Телешман. — А это мизерные штрафы, которые владельцы машин и экскаваторов готовы платить хоть ежедневно, хоть с каждой ходки. Грузовик речного песка стоит 500 гривен и больше. Так что такое штраф в 51 гривню? Конфисковать транспортное средство не имеем права. Применить статью 240 Уголовного кодекса о нарушении правил охраны недр — также, поскольку она не применяется к общераспространенным полезным ископаемым, к которым и относятся песок, галька, гравий.

— А 186-ю статью о краже чужого, государственного имущества, да еще и в крупных размерах с нанесением значительного ущерба? Согласитесь, то, что происходит на речках края, иначе не назовешь. Реальная возможность попасть за решетку на восемь лет с конфискацией имущества отрезвила бы многих.

— Для этого есть одно условие — имущество должно быть учетным. Как можно учесть гравий или песок в реке вообще и незаконно добытый в частности? Поэтому единственный выход — сделать более жестким наказание за админнарушения.

Это означает, что незаконная добыча в самом ближайшем будущем будет продолжаться, да еще и ускоренными темпами. Похоже, правоохранители, невозмутимо расписавшись в собственном бессилии, умыли в реке руки. В конце концов оперативно-следственные действия еще никто не отменял, а благодаря им не только можно по имеющимся методикам обсчитать объемы украденного из рек гравия, но и высчитать организаторов и исполнителей всего незаконного производственного процесса от загрузки на реках до реализации через газетные объявления. Было бы желание...

Вообще, похоже на то, что если бы не прокуратура, проблема с дармовым речным гравием и всеми ее катастрофическими последствиями уже давно была бы решена. В конце 2002 года Черновицкий областной совет принял решение: все работы по расчистке и регулированию русл рек на территории края, в том числе с одновременной добычей гравийно-песчаной смеси, осуществлять исключительно силами производственного управления по мелиорации и водного хозяйства. Только у «Черновцыводхоза» было право завести на реку свою технику. Никто другой к водоохранной зоне и близко не подпускался. Так, между прочим, сделали соседи-румыны и вскоре забыли о незаконной добыче. Тем более что у них штраф за машину похищенного песка — полтысячи евро с конфискацией транспортного средства. Желающих играться с мокрым (во всех отношениях) песком нет.

Получив в установленном действующим законодательством порядке квоту на добычу гравийно-песчаной смеси во время руслорегулирующих работ и противопаводковых мероприятий, «Черновцыводхоз» имел право эту смесь реализовывать. Полученные средства аккумулировались на спецсчете и использовались снова же только на руслорегулирующие работы, которые государство финансирует крайне неудовлетворительно — на четверть от потребности. Все законно, честно и прозрачно. А главное — никакого вреда окружающей среде.

— Дело в том, что гравий и песок из наших рек не только можно, но и необходимо выбирать. Своевременно и, подчеркну, с научно-техническим обоснованием, — говорит начальник Черновицкого водхоза Михаил Вира. — А это может делать только специализированная организация, имеющая соответствующие разрешения, технику, специалистов, а не кто угодно, как сейчас. Иначе песчано-гравийные наносы (в горных реках так называемый твердый сток является достаточно мощным) приведут к изменению русла. Река начинает «гулять», подмывая берега, затапливая прибрежные зоны, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это, к сожалению, мы видим в селах Зеленый Гай, Стрилецкий Кут и многих других, где Прут поглощает пахотные земли, подбирается к жилым домам и высоковольтным линиям. А выбранный таким образом гравий и песок, установив разумные финансовые правила, можно использовать на строительные, производственные нужды.

В общем, решение облсовета было вполне правильным. Но областная прокуратура его опротестовала, ссылаясь на статью 86 Водного кодекса, которая запрещает добычу песка, гальки и гравия из русла горных рек. Хотя о промышленной добыче речь не шла. «Черновцыводхозу» при хроническом недостатке финансов на руслорегулирующие работы пришлось идти на компромисс и вводить своеобразный бартер со всякими неспециализированными организациями, разрешая им брать гравий и песок там, где это необходимо. А те еще и берут, где хотят. Река большая — проследить невозможно. Процесс стал хаотическим и неуправляемым.

В результате у области возникла огромная проблема, которую необходимо решить. Она в дальнейшем будет увеличиваться. Уже сейчас большие беды из-за нанесенного течением посреди Прута гравийно-песчаного острова возле с.Зеленый Гай Новоселицкого района. Ведь спрос на инертные строительные материалы будет только повышаться. Частное строительство, приобретшее в последние годы на Буковине грандиозные масштабы, финансово будет подпитывать их нелегальный рынок.

Можно, конечно, и даже нужно было бы создать рынок легальный, насытив его необходимыми в строительстве песком и гравием из карьеров вне границ земель водного фонда. По этому пути попыталась идти власть, но, по словам начальника управления экономики облгосадминистрации Николая Малярчука, этот путь только завел в глухой угол.

— На Буковине существуют крупные залежи гравия и песка на миллионы кубометров. Есть заброшенные карьеры и новые разведанные месторождения. Но их никто не хочет брать, — рассказывает Николай Антонович. — Недавно Кабинет министров ввел новые правила недропользования. Лицензия на этот вид предпринимательской деятельности стоит 3% от планового баланса стоимости карьера. Это очень большие деньги, расстаться с которыми желающих нет, потому что их потом долго и трудно отрабатывать. Следовательно, чтобы решить проблемную ситуацию с выборкой гравия на реках, нужно, во-первых, упорядочить выдачу разрешений областным советом на руслорегулирующие работы и, во-вторых, усилить работу правоохранительных органов. Несанкционированный выбор недр — уголовное преступление.

Едва ли у правоохранителей в самое ближайшее время изменится мировоззрение и законодательная база. А поэтому вместе со всеми зиму ждет еще и известный в области хозяйственник Леонид Фукс, благодаря которому на Буковине сохранился и в правовом поле действует единственный вне рек карьер гравийно-песчаной смеси около Неполоковцев. Когда-то таких было шесть — и никаких проблем с гравием и песком не наблюдалось. С первыми морозами к Неполоковицкому карьеру выстраивается очередь грузовиков. Тех же, что весной дружной бригадой снова поедут к Черемошу, Пруту и Сирету.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК