Альтернативы нет

6 сентября, 2013, 18:40 Распечатать Выпуск №32, 6 сентября-13 сентября

Ольга СИКОРА: "Концентрация гексахлорбензола  в отвалах Домбровского карьера превышает  допустимую норму в 501 раз!"   

Проблему Домбровского карьера правительство признало чрезвычайной ситуацией государственного уровня. Месяц назад Кабинет министров рассмотрел вопрос финансирования безотлагательных работ по преодолению экологической катастрофы в районе Калуша. 

О ситуации с нагроможденными отходами химического производства и о "клондайке" на полигоне токсичных отходов наш еженедельник подробно рассказывал два года назад. Сегодня экологи бьют тревогу — отравляющие рассолы приблизились к водоносному горизонту, и значит, могут попасть в реку Лимницу, снабжающую Калуш питьевой водой. Из Лимницы химикалии понесет в Днестр, что в конечном итоге угрожает трансграничной экологической катастрофой. 

О том, что государство делает и что необходимо сделать для устранения такой опасности, — в интервью с народным депутатом Украины, председателем подкомитета по вопросам предотвращения и ликвидации последствий природных и техногенных катастроф комитета по вопросам экологической политики, природопользования и ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы Верховной Рады Украины Ольгой СИКОРОЙ.

— Ольга Мирославовна, в последнее время вы прилагаете весомые усилия к привлечению средств для решения экологических проблем Калуша. Почему эти проблемы вас так волнуют?

— Я коренная калушанка, поэтому меня особенно беспокоит все, что происходит в родном городе. Желание изменить ситуацию к лучшему стало определяющим фактором при выборе комитета Верховной Рады Украины, в составе которого я работаю. 

Какие основные проблемы? Их — три. 

Первая — это полигон, на котором захоронена половина всех токсичных отходов Украины высочайшего, первого класса опасности, в частности, такой сильный канцероген, как гексахлорбензол.

Вторая — Домбровский карьер, в котором уже собрано свыше 20 млн куб. м рассолов с минерализацией от 120 г) куб. дм до 400 г) куб. дм. Если эти рассолы, содержащие в своем составе множество ядовитых веществ, попадут в водоносные горизонты, то практически навсегда будут утрачены водозаборы Калуша, Калушского и Галичского районов. Абсолютно реально загрязнение солями и канцерогенными веществами реки Днестр, которая протекает через семь областей Украины, республику Молдова, и из которой пьют воду 10 млн человек. 

Третья — шахтные поля. Часть жителей Калуша и нескольких сел живут над шахтными пустотами, рискуя в любую минуту вместе с домами провалиться под землю. 

Поэтому с первых дней работы в Верховной Раде Украины я сосредоточила свои усилия на том, чтобы привлечь внимание правительства к перечисленным экологическим угрозам. Инициировала проведение в апреле 2013 г. в Калуше научно-практической конференции на тему "Проблемы техногенно-экологической безопасности на территории Калушского горнопромышленного района", а в мае — выездного заседания профильного комитета Верховной Рады, на котором рассматривались экологические проблемы промышленного комплекса Ивано-Франковского региона и пути их решения. Ключевой темой обсуждения были именно проблемы Калуша. В решении комитета зафиксировано: сегодня существует реальная угроза перерастания чрезвычайной экологической ситуации в трансграничную катастрофу, которая вызовет нарушение не только национального законодательства, но и положений международных соглашений, стороной которых является Украина. 

Комитет обратился в СНБО с предложением рассмотреть вопрос об экологической ситуации в Калушском районе на одном из ближайших заседаний, а также в Кабинет министров Украины с требованием осуществить в полном объеме финансирование мероприятий, направленных на недопущение экологической катастрофы. В июне—июле относительно проблем Домбровского карьера неоднократно обращалась к президенту Украины, премьер-министру Украины, его первому заместителю. Сейчас над этим вопросами активно работает ряд министерств, создана межведомственная рабочая группа. Теперь важно, чтобы это вылилось в конкретные действия.

— На ликвидацию последствий химической катастрофы в Калуше израсходовано почти миллиард гривен, но, за исключением вывоза части токсичных отходов, ничего не изменилось. Теперь снова речь идет о сотнях миллионов гривен, которые необходимо немедленно освоить, чтобы предотвратить "наихудший сценарий". Каковы шансы того, что огромные капиталовложения наконец приведут к качественным сдвигам?

— В феврале 2010 г. президент Украины подписал Указ "Об объявлении территорий города Калуша и сел Кропивник и Сивка-Калушская Калушского района зоной чрезвычайной экологической ситуации", который Верховная Рада Украины утвердила Законом Украины. Это был прорыв. Тогда казалось, что основное сделано. На решение калушских проблем пошли немалые средства. На протяжении 2010–2012 гг. из государственного бюджета было выделено в общей сложности 850 млн грн. Но на выходе ожидаемого результата мы не получили. Львиная доля средств была потрачена на вывоз гексахлорбензола с полигона токсичных отходов. Только эта программа имеет шанс на логическое завершение в 2013 г. На Домбровский карьер в 2010 г. выделили 51 млн грн. Часть средств освоили, почти 7 млн грн украли, что доказано правоохранителями, но в итоге ничего до конца так и не сделали. В последующие годы финансирование на карьер не выделялось. Запланированные работы в полном объеме не выполнены. На программу отселения людей, которые живут над подземными пустотами, выделено... ноль гривен. Да, есть множество вопросов относительно эффективности использования средств, но это уже другая проблема.

— Сегодня самое большое внимание приковано к Домбровскому карьеру. За последние полгода здесь побывали практически все причастные к экологии народные депутаты, министры и их заместители, ученые и т.д. Почему именно сейчас такая активность?

— Если бы возле карьера установили доску, на которой отмечались бы все чиновники разных рангов, побывавшие здесь, включая высоких должностных лиц государства, то она бы поражала своими размерами. Стандартная схема, повторяющаяся из года в год, примерно такая: приехали, посмотрели, собрались на очередную конференцию. Обсуждение завершается ничем и похоже на соревнование за бюджетные миллионы. И все, точка. Дальше развития нет. Нет проекта, нет денег, нет элементарного — комплексного мониторинга развития ситуации. Между тем Домбровский карьер — одна из самых больших экологических угроз не только для Украины, но и для соседних государств. Все более вероятным становится сценарий трансграничной экологической катастрофы со всеми сопутствующими последствиями для людей, окружающей среды, наконец — для международного имиджа страны и госбюджета, затраты которого на ликвидацию бедствия будут несравненно большими, чем необходимо для его предотвращения. По моему мнению, именно на Домбровский карьер должны были быть направлены основные усилия и финансовые ресурсы еще в 2010 г. 

— Какая там сегодня ситуация?

— Карьер создает риски для водоносного горизонта. Динамика повышения уровня рассолов следующая. На начало 2009 г. они достигли отметки свыше 257 м над уровнем моря. На начало 2011 г. — свыше 267 м, а на конец 2012 г. — до 270 м. Сейчас уровень приближается к 275 м. А водоносный горизонт — на уровне 278 м. То есть в резерве всего три-четыре метра. Фактически, год, а если будут интенсивные осадки — еще меньше. Ситуация на Домбровском карьере резко обострилась в последнее время еще и потому, что на его северном борту прогрессируют карстовые процессы. Из-за этого в июне начался стремительный приток воды в карьер (1500 куб. м в сутки), увеличилась угроза обвала, прорыва в карьер реки Сивка и его быстрого затопления.

Другая опасность — на южном борту внутри карьера в свое время сваливали токсичные отходы. В апреле я обратилась в Государственную экологическую инспекцию, и их специалисты отобрали пробы почвы на этом участке и на одном из двух солеотвалов, находящихся рядом. Анализ проб показал, что на внутрикарьерном отвале содержание гексахлорбензола зашкаливает: превышает максимально допустимый уровень в почве в 510 раз(!) 

По оценкам специалистов, на внутрикарьерном поле может содержаться около 1800 т токсичных отходов. Вместе с отходами на солеотвалах — около 2 200 т. На сегодняшний день это уже факт. Здесь есть огромные несанкционированные захоронения гексахлорбензола, других отходов, и размещены они в зоне затопления. Как могли бы развиваться события, мы уже наблюдаем в течение последних лет в уменьшенном масштабе. Пока что только из солеотвалов атмосферными осадками в водоносный горизонт вымываются соли, а с ними — и яды. Зона засола движется в сторону р. Лимница. Вода в окружающих селах в колодцах становится непригодной для употребления. Более того, в части города, расположенной неподалеку от карьера и не связанной с полигоном токсичных отходов, еще три года назад обнаружили гексахлорбензол. То есть он уже убивает людей. Если ничего не делать, то условно за полгода внутрикарьерный отвал будет поглощен озером, а еще через полгода убийственный коктейль из солей, тяжелых металлов, ртути, гексахлорбензола попадет в водоносный горизонт. Заражены будут огромные территории. Через Лимницу все это пойдет в Днестр, который является важной водной артерией для Украины и главной — для соседней Молдовы. Безусловно, такого развития событий допустить нельзя. На сегодняшний день создана межведомственная рабочая группа. Правительство выделило 140 млн грн на вывоз гексахлорбензола и других отходов именно из карьера. Поэтому есть все основания надеяться, что самое худшее не произойдет. 

Сегодня рассматривается также вопрос строительства гидроизоляционной грунтовой стены по северному борту карьера. Есть и другие варианты, с более скромным бюджетом. На эксперименты у нас нет времени. Поэтому, в принципе, я поддерживаю предложение, озвученное на заседании рабочей группы в августе министром экологии и природных ресурсов Украины Олегом Проскуряковым: как можно быстрее закрыть карст, через который в карьер попадает вода, и провести гидрогеологические исследования, которые станут базой технико-экономического обоснования будущего проекта. 

— Какова сейчас ситуация на полигоне токсичных отходов? 

— С полигона уже вывезено 21 тыс. т смеси гексахлорбензола с почвой. Осталось
8 тыс. т, а также гексахролбензол, выявленный в зоне карьера. С учетом того, что еще надо вывезти, проект потянет на колоссальную сумму — свыше миллиарда гривен. 

В 2011 г. еженедельник "Зеркало недели. Украина" подробно освещал вопрос эффективности расходования бюджетных средств на вывоз гексахлорбензола. 

— Думаю, если бы выбрали вариант изоляции полигона — а его площадь позволяла это сделать, — то средств хватило бы и на карьер, и на отселение людей. Но теперь обсуждать альтернативные варианты уже неуместно: полигон раскопали, надо завершать начатое и очистить территорию от яда. Ведь с территории полигона с грунтовыми водами гексахлорбензол попадает в ручейки и колодцы, оттуда — в сельскохозяйственную продукцию, которую потребляют люди. Пока этот яд рядом с нами, угроза будет постоянно. Гексахлорбензол — сильный канцероген. Не случайно в Калушском районе такой высокий уровень заболеваемости сердечнососудистыми и онкологическими болезнями, в частности, у детей. 

— Гексахлорбензол вывозят, к карьеру наконец приступают. Но есть еще одна, не менее угрожающая для многих людей проблема — провалы. 

— Очень обидно, но этой проблеме до сих пор не уделяли должное внимание. Поэтому буду делать все возможное, чтобы сдвинуть ее решение с места. В 2010 г. программа отселения людей была предусмотрена, но на ее реализацию средств не выделили. Несмотря на то, что риск проседания земной поверхности над шахтными выработками вполне реальный. Шахтные поля охватывают значительные площади. В последние годы над ними уже образовалось 24 воронки. В зоне возможного проседания находится свыше 1000 усадьб в Калуше и селах Кропивник и Сивка Калушская. Более 4000 людей живут в условиях постоянной опасности. В июне я побывала на собрании общины в с. Кропивник. Здесь 586 из 669 дворов находится над шахтами. В отдельных местах земля просела до четырех метров, дома постепенно разрушаются. Это страшно. Но реально над решением проблемы никто не работает. 

Бесспорно, это не гексахлорбензол, где можно "освоить" миллиард, и не карьер, угрожающий трансграничной катастрофой. Но это не меньшая проблема. Понятно, что одновременно отселить всех людей из опасных мест не удастся. Но и медлить нельзя. Поэтому, прежде всего, надо срочно восстановить мониторинг в зоне проседания, финансировать разработку генпланов, резервировать земельные участки и постепенно отселять людей. 

Проблемы экологического бедствия калушского региона чрезвычайно сложные, требуют принятия срочных и нестандартных решений, больших средств. Но если с умом вложить их сегодня, то не придется, не дай Бог, завтра вкладывать в разы больше. И самое главное — решение экологических проблем Калушского района должно привести к созданию безопасных условий для проживания людей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно