Черные дыры Калуша

16 декабря, 2011, 15:08 Распечатать Выпуск №46, 16 декабря-23 декабря

Экологическую ситуацию в Калуше долго считали местечковой, пока в 2010 году о ней не заговорила вся Украина.

Город Калуш Ивано-Франковской области, который прежде всего ассоциируется с экологическими проблемами, резко изменил свой имидж: недавно прикарпатцы получили диплом II степени Кабинета министров Украины за победу в ежегодном всеукраинском конкурсе «Населенный пункт образцового благоустройства и поддержки общест­венного порядка» за 2010 год. Награду вручил министр регионального развития, строительства и ЖКХ Анатолий Близнюк. Таким образом, Калуш присоединился к городам, где людям живется комфортно и безопасно, став в один ряд с курортной Ялтой.

Символично, что первым победителя поздравил руководитель именно того ведомства, которое вместе с городскими властями осваивает сотни миллионов бюджетных гривен в борьбе с экологичес­кой катастрофой. В мэрии считают, что первенство Калуша в этом рейтинге вполне заслуженно, чиновники хвастаются достижениями в различных сферах, говорят, благодаря их стараниям жители города реализовали свое право на бесплатное образование и медицину.

Калушане не разделяют оптимизма властей. «Как можно здесь комфортно жить? — удивляется Михаил Довбенчук, экс-депутат горсовета, председатель общественной организации «Зелений рух Карпати». — На окраине давно образовались «мертвые моря», наполненные рассолами хвосто­хранилищ, наш полигон входит в тройку крупнейших захоронений гексахлорбензола в мире, Домб­ровс­кий карьер приводит к засолению почв, существует реальная угроза водозабора — в любой момент город может остаться без питьевой воды».

Расплата за гигантоманию

Чтобы понять, кто и когда открыл здесь ящик Пандоры, необходимо оглянуться на полвека назад, когда на курортное Прикар­патье пошла в наступление химическая промышленность — мощно, не заботясь о том, как это будет влиять на окружающую среду. В СССР все должно было быть «круп­нейшим» — потому-то и возвели здесь самый мощный в Европе Калушский химико-металлургический комбинат, ставший впоследствии государственным концерном «Ориана». В свое время на предприятии работали почти 17 тысяч человек. Оно имело статус градообразующего, что автоматически освобождало его от какой-либо ответственности за вред, наносимый окружающей среде. Калушане привыкли, а приезжие всегда удивлялись, когда видели на деревьях «дырявые» листья — такими они становились после дождей, впитывавших химию из воздуха. Ситуа­ция усугубилась, когда остановились основные заводы концерна «Ориана».

С тех пор Калуш и близлежащие села живут как на вулкане, ожидая беды в любой момент. Самыми опасными объектами, по мнению специалистов, является отработанный Домбровский карьер и хвостохранилища №1 и №2, солеотвалы, шламонакопитель и калийные рудники «Ка­луш», «Голынь», «Хотынь», «Ново-­Голынь». По подсчетам, в зоне дея­тельности ГП «Калийный завод» и химического полигона токсичных отходов накоплено примерно 11 тыс. тонн гексахлорбензола (ГХБ). Как гласит президентский указ, «в Калуше сконцентрировано около 50% имеющихся на территории Украины опасных отходов, отнесенных к I классу опасности, что вызывает загрязнение воздуха, почв и водоносных горизонтов в бассейне реки Лимница, впадающей в реку Днестр». Это проблема номер один.

Проблема номер два — Домбровский карьер калийных руд. Единственный не только в Европе, но и в мире горный объект, где добычу соли осуществляли открытым способом. Работы прекратили в связи с затоплением — в карьере накопилось около 12 млн. куб. метров высококонцентрированных рассолов, их объем интенсивно увеличивается за счет атмосферных осадков, подземных вод и реки Сивки. Экологи утверждают, что в Домбровском карьере были захоронены тысячи тонн особо опасных химических веществ — гексахлорбензола и аминов, которые сваливали сюда с разрешения соответствующих государственных инстанций. Значительную опасность представляет интенсивное развитие карста в северной части карьера, вызывающего сдвиг бортов и просачивание воды реки Сивки, что создает риск затопления карьера. Это может закончиться тем, что рассолы попадут в реки Лимницу и Днестр. Таким образом, локальная беда может привести к трансграничной катастрофе.

Проблема номер три — оседание и деформация земной поверхности с образованием провальных воронок. На такой территории расположены почти 1300 жилых домов г. Калуш и сел Хотынь, Кропивник, Сивка-Калушская, Голынь, а также 23 промышленных объекта.

Проблема номер четыре — пиар на экологической теме местных и столичных чиновников, которые не в состоянии скрыть свой кайф от возможности распоряжаться по собственному усмотрению бешеным количеством бюджетных денег. По последствиям эта проблема самая страшная.

Цена вопроса

Местные жители вместе со специалистами сетуют, что единственный в Украине производитель калийных удобрений — ГП «Калийный завод ОАО «Ориана» — вместо того чтобы приносить прибыли, за счет которых можно было бы решать и экологические проблемы, стал причиной многих чрезвычайных ситуаций.

«Его простой слишком дорого обходится не только госбюджету, но и жителям Прикарпатья, — с горечью констатирует Михаил Довбенчук. — В 2002 году была утверждена «Программа развития производства калийных удобрений в Украине на 2003—2007 годы», которая предусматривала бюджетное финансирование ГП «Калийный завод» в объеме 55,2 млн. грн. Однако все это так и осталось намерениями — предприятие недополучило более 35 млн. грн., в том числе и 8 млн. грн. — на выполнение природоохранных работ. Потому нерешенным остался вопрос утилизации 10 млн. куб. метров рассолов, накопленных в карьере и хвостохранилище №2.

Впоследствии появилось распоряжение правительства, которое предусматривало выделение 22 млн. грн. именно на экологию. Но и на этот раз не хватило денег».

Следует запомнить суммы 8 млн. и 22 млн. грн., которые государство сэкономило на решении экологических проблем Калушс­кого региона. И заодно вспомнить про скупого, который платит дважды, — только теперь придется потратить в десятки раз больше.

Экологическую ситуацию в Калуше долго считали местечковой, пока в 2010 году о ней не заговорила вся Украина. Тогдашний президент Украины В.Ющенко подписал указ «Об объявлении территорий города Калуш и сел Кропивник и Сивка-Калушская Калушского района Ивано-Франковской области зоной чрезвычайной экологической ситуации».

На законодательном уровне был утвержден ряд мероприятий, направленных на решение этой проблемы. Были в списке и те, что особенно грели сердца чиновников, имеющих право распоряжаться бюджетными средствами, ведь новый закон обязал правительство выделить из Резервного фонда 560 млн. грн. Президентские выборы поджимали, потому и решено было «выделить в недельный срок дополнительные средства местным бюджетам г. Калуш и Калушс­кого района Ивано-Франковской области, другие материальные ресурсы для нормализации экологического состояния».

Экономический кризис опус­тошил государственную казну, однако 398 млн. грн. все же изыскали. В июне 2010 года власть Калуша заключила договор на выполнение строительно-монтажных работ по проекту «Консерва­ция Домбровского карьера с рекультивацией внешних отвалов №1, 4 и хвостохранилищ №1, 2» с киевской фирмой «Финансовая энергетическая корпорация Украины». О тендерах, как вы понимаете, в условиях чрезвычайной ситуации речи не шло. Солидный заказ получила фирма, о ней никто в Калуше никогда не слышал, но ее настоятельно рекомендовало Министерство регионального развития и строительства Украины. Чтобы успокоить людей, городские власти пообещали, что компании, которые будут работать на экологически опасных объектах, зарегистрируют в Калуше, они будут платить налоги в местный бюджет и находиться под постоянным контролем.

Столичные гости стартовали активно. 14 июля начали, а уже спустя неделю река была загрязнена солями. По данным специалистов госэкоинспекции, с 21 июля в реке Сивке уровень хлоридов увеличился в 136 (!) раз. Специалисты не могли понять, почему подрядчик начал бортирование карьера не с северной зоны, где Сивка протекает на расстоянии 30 метров, а в другом месте. Стоит ли спрашивать исполнителей о наличии проектов, расчетов, экспертиз, если все началось в таком бешеном темпе? Ситуация всполошила не только экологов и местных депутатов — в Калуш срочно выехала комиссия, возглавляемая председателем Ивано-Франковской ОГА М.Вышива­нюком. Говорят, губернатор выражался довольно эмоционально, назвав исполнителей работ полными дилетантами.

Щедрые авансы

Свое недовольство тем, как ведутся работы по консервации Домбровского карьера, выразил и президент Украины В.Янукович, побывавший в Калуше в ноябре. При этом он заверил, что государство сделает все, чтобы жизнь людей в этом регионе была безопасной, и подчеркнул, что генподрядчика заменят. Однако этого не произошло. Одни обвиняют в этом мэра Калуша, другие — областные и столичные власти. Конфликт разгорелся еще и потому, что Минрегионстрой и МЧС согласовали фирму-подрядчика с областной администрацией, полностью отстранив от этого калушские власти, которым оставили роль стороннего наблюдателя, а возможно, и козла отпущения. (Тут следует напомнить, что решение — от указа президента до финансирования и плана работ — принимала одна команда, а выполнять, после президентских выборов, взялась совершенно другая.)

После заключения договора фирма «Финансовая энергетическая корпорация Украины» получила аванс — 25 млн. грн. Планировалось, что все работы будут завершены к концу года. Но для этого нужны стахановцы, а таковых в штате столичной фирмы не было. В конце лета стало ясно, что блицкриг на Домб­ровском
карьере провалился, работа за­мерла. Мэр Калуша И.На­са­­лик на внеочередной сессии горсовета заявил, что ему предложили подписать выполнение работ на 15 млн. грн., которые в действительности не были выполнены. Вскоре Ивано-Франковская обл­госадминистрация взяла на себя функцию технического надзора за работами на карьере. Впоследст­вии, как утверждают в мэрии, ОГА потребовала выделить еще 13 млн. грн. на продолжение работ. Говорят, область решила, что к концу 2010 года фирма должна освоить все 89 млн. грн. Несмотря на то, что по состоянию на 15 ноября было выполнено работ только на 6,6 млн. грн., а это гораздо меньше полученного аванса. У чиновников свои аргументы: если не успеют к 25 декабря, деньги автоматически вернутся в госбюджет. Разве можно такое пережить? В этой связи внеочередная сессия Калушского горсовета приняла обращение к президенту, премьер-министру, председателю Верхов­ной Рады и генпрокурору Украи­ны, подчеркивая, что именно городским влас­тям придется не толь­ко отчитываться за израсходованные бюджетные средства, но и устранять все недостатки, которые останутся после исполнителей работ.

Огонек конфликта, тлеющий на Домбровском карьере, превратился в огромную ватру, когда дошло до вывоза гексахлорбензола. Без лишних церемоний Ивано-Франковская ОГА подписала соглашение с ГП «Национальный центр обращения с опасными отходами», которое взялось выполнять проект по обезвреживанию ГХБ. Работы должны были начать еще в июне, но принялись за них в конце сентября, потеряв немало драгоценного времени, учитывая экологическую ситуацию.

По данным Минэкологии, в течение 2010 года было уничтожено 8,5 тыс. тонн ГХБ, в этом году планируют вывезти 9,5 тыс. тонн, а еще 13,5 тыс. тонн останется на 2012 год. Чиновники уверяют, что вскоре на полигоне, где хранился яд, будут высажены деревья. Кстати, на обезвреживание ГХБ в этом году планируют потратить 115 млн. грн.

Оптимизм столичных чиновников не разделяют калушане, вынужденные жить в зоне экологического бедствия, дышать не чистым карпатским воздухом, а ядовитыми испарениями.

«Согласно паспорту полигона, количество ГХБ составляет 11,5—12 тыс. тонн, — рассказывает Михаил Довбенчук. — Этим данным, наверное, можно доверять, ведь расчеты ведутся давно, к ним привлекали ученых и специалистов-химиков. Однако после отчета о вывозе 8,5 тыс. тонн ядохимикатов, нам сообщили, что осталось еще более 22 тыс. тонн. Никто не может понять, почему вдруг количество ГХБ увеличилось почти втрое. Говорят, так посчитала областная комиссия по «специальной методике». После анализа сметы, составленной для утилизации 8,5 тыс. тонн ГХБ, получается, что для обезвреживания 22,5 тыс. тонн нужен миллиард гривен. Очевидно, что Калуш и Калушский район надолго останутся в химической западне».

Калушане заметили прямо пропорциональную зависимость — чем больше денег выделяется из бюджета, тем больше ГХБ «появляется» на полигоне.

Ученые считают, что к делу подошли поспешно, не учли их рекомендаций. Вызывает возмущение, что опасное вещество, хранившееся в земле, в ходе работ долгое время оставалось под открытым небом, отравляя окружающую среду. По данным мониторинга, содержание ГХБ в потоке Сапогив, протекающем неподалеку, вдвое превышает допустимые нормы. Депутат Калушского райсовета Ольга Сикора возмущена тем, как «безопасно» транспортировали ГХБ: «Как могло случиться, что опасный яд вывозили на открытых машинах, рассыпая по дороге? В Калушском районе стремительно растет количество онкобольных, среди которых много детей. Но городские власти это не беспокоит. Мы должны откровенно сказать, чем является чрезвычайная экологическая ситуация — это грандиозная афера по «освоению» бюджетных средств. Не секрет, что фирма, выполнявшая консервацию Домбровского карьера, вдруг «исчезла». Немало проблем возникло с утилизацией ГХБ, однако мэр ни разу не побывал на полигоне. Мы слышим от него много обещаний, но не видим их выполнения».

Наша химия пугает Европу

После аварии на Черно­быльской АЭС к Украине сформировалось особое отношение, в котором присутствуют не только сострадание и желание помочь, но и определенная настороженность и недоверие — очень часто наше государство декларирует одно, а делает совершенно другое. О зоне чрезвычайной экологической ситуации известно далеко за пределами Украины — международные организации проводят постоянный мониторинг. В Калуш съехались международные эксперты, чтобы обсудить вопрос, как не допустить возникновения трансграничной эколого-техногенной чрезвычайной ситуации. Органи­заторы встречи — Нацио­нальный институт стратегических исследований и Проект Евро­комиссии по предотвращению, готовности и реагированию на природные и техногенные ка­тастрофы (PPRD). По мнению Джона Вилена, эксперта Программы PPRD, процесс вывоза ГХБ из страны проходил с многочисленными нарушениями, технология упаковки и перевозки гексахлорбензола в биг-бегах на железнодорожных полуоткрытых платформах является недопустимой с точки зрения экологической безопасности. Между­народные эксперты так и не услышали ответа на вопрос, почему утилизацию ГХБ доверили израильской фирме? Чем объяснить, что исполнителя экологически опасных работ определили без тендера? Ситуация заинтересовала экспертов еще и потому, что они не нашли этой фирмы в списке предприятий, занимающихся перевозкой и утилизацией опасных веществ, — таких компаний немного, специалисты их знают.

Эксперты сошлись на том, что экологическая ситуация в Калуше остается крайне сложной. Они признали недостаточно эффективной деятельность государственных органов власти, осуществляющих управление экологической и социально-экономической ситуацией. По их мнению, недооценены высокие риски потери имиджа Украины в случае загрязнения реки Днестр.

Побывал в Калуше и координатор миссии ООН в Украине Оливье Адам, после чего выразил обеспокоенность, что до сих пор не удалось решить проблему с утилизацией гексахлорбензола и с укреплением дамбы хвостохранилища №2 и Домбровского карьера, хотя средств на это было выделено достаточно. Он также отметил, что в прошлом году ООН предлагала финансовую поддержку, но правительство от нее отказалось. Поскольку экологическая ситуация все еще остается напряженной, ООН готова предложить свою помощь.

Недавно в Киеве состоялась Глобальная конференция журналистов, на которой активно обсуждали и проблемы экологии. Некоторые из наших коллег были наслышаны о ситуации в Калуше, а журналисты проекта SCOOP даже предложили сотрудничество. Европейцев очень интересует, почему украинские чиновники отфутболивают рекомендации ученых Норвежского геотехнического института, которые в составе совместной технической миссии ЕС—ООН исследовали ситуацию в Калуше. Наши экологи могут рассказать, почему столичные и местные чиновники отказываются от помощи зарубежных специалистов и экспертов — кто пускает чужих туда, где рассовывают по карманам миллионы бюджетных гривен! Чтобы узнать, как были использованы «экологические» деньги, общественная организация «Зелений рух Карпати» обратилась в Счетную палату Украины с просьбой провести аудит.

Клондайк на полигоне

Как показала проверка, из государственного бюджета Украины в 2010 году было выделено 450 млн. грн., что в 25 (!) раз больше, чем выделялось в последние годы. Что сделано за эти деньги? Ивано-Франковская ОГА пересмотрела утвержденную правительством программу–перечень неотложных работ, под которую выделялись средства. Новая редакция программы существенно перекроила расходы. Например, на отселение людей с территорий проседания земной поверхности было предусмотрено 345 млн. грн. Областные власти урезали сумму до 74 млн. грн.

Одновременно расходы на обезвреживание гексахлорбензола увеличили с 27 млн. грн. до 298 млн. грн. Это позволило проявить щедрость при расчете с ГП «Национальный центр обращения с опасными отходами» — за каждую тонну утилизированного ГХБ заплатили по 31,3 тыс. грн. Хотя, согласно регламенту, утвержденному Минприроды, это стоит 9,0—13,0 тыс. грн. Как отметили аудиторы, «должностные лица Ивано-Франковской ОГА не смогли объяснить причины повышения стоимости утилизации ГХБ. К тому же из-за отсутствия в условиях заключенного договора механизма контроля за использованием средств ... ОГА не владеет информацией о фактической утилизации отходов гексахлорбензола за пределами Украины». А какой контроль за исполнением, если фирма запросила и получила 100-процентную предоплату?..

Калушская громада не располагает данными о зарубежных фирмах, взявшихся утилизировать яд с полигона. Это при том, что такая деятельность строго регламентируется целым рядом международных соглашений. Аудиторам удалось получить четыре акта приема-передачи отходов ГХБ между ГП «НЦ ООО» и компанией «Трейдиби Фоули Лтд», которые были напечатаны на бланках компании на украинском языке. Что выглядит как минимум странно. Аудиторы пришли к выводу, что «ГП «НЦ ООО» имело возможность перечислить и перечислило зарубежным фирмам 267 млн. грн., что более чем в два раза превышает объемы затрат, определенных регламентом ТР.01.2010 — ГХБ, который был утвержден Минприроды и согласован с МЧС.

Как установлено на месте захоронения, на открытой поверхности почвы находится более 100 тонн раскопанного и перетаренного гексахлорбензола...

Домбровский карьер так и остается миной замедленного действия, даже несмотря на то, что на его консервацию потрачены миллионы. По заключению экспертов, «работы проводились без необходимой научной подготовки и не дали ожидаемого результата. Поэтому средства Резервного фонда госбюджета в сумме 51 млн. грн. использованы неэффективно». Неэффективно — мягко сказано. Специалисты убеждены, что это приближает катастрофу: мониторинг свидетельствует о неуклонном повышении уровня рассола в карьере — за два месяца он поднялся на 0,5 метра. Однако городские власти это мало волнует — чиновники все еще обижены на то, что ОГА без них распределяет финансовые потоки, поэтому и претензии переадресуют в область.

Ревизоры утверждают, что и мэрия попала под золотой дождь. Нарушая законодательство, чиновники направили 49 млн. грн. из средств Резервного фонда не на экологию, а на приобретение медицинского оборудования для Калушской больницы. Кивая на чрезвычайную ситуацию, закупки провели у одного участника. Впоследствии получили еще и субвенцию, за счет которой был куплен МРТ. Спустя полгода оказалось, что оборудование стоимостью 20 млн. грн. подключить невозможно из-за обнаруженных дефектов. Всего же, по данным ревизоров, Калушская больница получила поддержку в сумме 90 млн. грн. Мэр назначил своим замом киевлянку, которая, по его словам, имея современную клинику в столице, поднимет уровень местной медицины до европейских высот. Калушане растолковали это по-своему: столица прислала «смотрящего», чтобы помочь «правильно» освоить 90 миллионов. Это подозрение усилилось, когда оказалось, что клиники, которую расхваливал мэр, вообще не существует. Рефор­маторша запомнилась тем, что заявила медикам: «Вы — генетически недоразвитый регион, цыгане вы немытые и нечесаные... Пишите заявления об уходе!» Говорят, начальник «оправдывал» свою подчиненную — мол, речь шла не о врачах, а о пациентах. Факты, по выводам прокурорской проверки, подтвердились, реформаторша уволилась.

Указ президента всего на 90 дней объявил территорию Калуша и сел Кропивник и Сивка-Калушская зоной чрезвычайной экологической ситуации. За столь короткий период невозможно было решить экологические проблемы, однако предотвратить катастрофу можно, тем более что на это выделено в 25 раз больше, чем за все предыдущие годы. Калушане сетуют, что ни один проект не завершен, в окружающую среду попало значительное количество опасных веществ. Аудиторы Счетной палаты обнаружили, что неэффективное управление средствами привело к ухудшению экологической ситуации в Калушском регионе. Из 13 программ, определенных указом, финансировались только три.

Как стало известно ZN.UA, в Калуше вновь заговорили о необходимости возвращения городу статуса зоны чрезвычайной экологической ситуации. Киев уже пообещал выделить на утилизацию ГХБ 500 млн. грн. К концу нынешнего года на это подкинут 68 миллионов, подрядчиков менять не будут.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно