Львовский график Олег Денисенко: "Искусство в Украине, как и армия, живет благодаря волонтерам"

8 октября, 2016, 00:00 Распечатать

Художник Олег Денисенко недавно получил престижный Гран-при на фестивале графики во Франции (конкурс проводил муниципалитет под эгидой министерства культуры). А всего на счету этого художника — более 30 престижных международных художественных наград.

Художник Олег Денисенко недавно получил престижный Гран-при на фестивале графики во Франции (конкурс проводил муниципалитет под эгидой министерства культуры). 

А всего на счету этого художника — более 30 престижных международных художественных наград. Наверное, самая существенная — грант от художественного фонда им. Пола Джексона Поллока. Работы Денисенко оригинальны, иногда просто удивительны, похожи на средневековые графику, левкас и скульптуру, насыщены различными символами. Они побуждают расшифровывать смысл жизни и бытия вообще. Учитывая, что эти работы только за рубежом экспонировались раз 300, желающих расшифровать творчество украинца было много.

— В вашем художественном альбоме-монографии Antiqvitas Nova можно увидеть не традиционное фото автора, а некий образ. Вы изображены довольно символически: едете на коне, у которого вместо задних ног колеса, в руках держите чашу и щит, на голове — вроде бы колпак. Что вы вкладываете в эти символы? Каждый, конечно, должен воспринять образ по-своему, но интересно, как видите себя вы?

—Эту художественную фотографию сделали для каталога, поскольку я хотел чего-то неординарного, слегка ироничного. На щите я изобразил солнце. Оно символизирует свет, надежду, но может и сжечь, ранить.

Я разделяю идею дуалистичности мира. Не может существовать белое без черного, потому что мы тогда не поняли бы различия между добром и злом, любовью и ненавистью. Бокал, вино — это квинтэссенция того же солнца, а также крови, тайного знания. Конь на колесах — это моя любимая тема. Он собой представляет модель мировоззрения викингов, шумеров, трипольцев. Колесо — это символ прогресса, движения вперед, а конь его ускоряет. Я часто изображаю в своих произведениях людей в башнеподобных головных уборах. Это некий элемент общения со Всевышним, какими-то высшими силами.

— Вы долго искали себя, шли к "новой старине"?

—Корни творчества — в детстве. Я интересовался историей, особенно археологией. Больше всего любил посещать исторические музеи, галереи со многими старинными артефактами. Из-за любви к старине заинтересовался искусством.

Особенно пронимала графика. Таким образом поступил в Академию книгопечатания во Львове и начал серьезно заниматься эстампом — произведениями печатной графики.

Позднее стало тесно, меня очень заинтересовал цвет. Однако классическая технология живописи не подходила, потому что я хотел максимально сохранить графичность. Два или три года я искал и нашел для себя левкас.

Этот грунт позволяет делать рельеф, гравировать. Но потом и этого стало мало, и я начал создавать скульптуру. Кстати, в детстве пачка пластилина для меня была самым лучшим подарком. Я лепил целые армии гусар, рыцарей, ковбоев с мельчайшими деталями в обмундировании.

Так что перерождение происходит каждые пять–семь лет. Слишком экспериментировать — это не мой стиль.

В художниках, как и в людях вообще, я прежде всего ценю целостность. Иногда приходишь на персональную выставку художника и чувствуешь себя некомфортно, потому что на стенах висят картины абсолютно разного плана, выполненные за очень малый период. Я приверженец того, чтобы художник развивался постепенно.

— Результатом поиска выражения идей стала запатентованная техника по левкасу. В чем ее суть?

—Мы с моим товарищем Игорем Худяковым, который занимается экспериментальной печатью, попробовали перенести изображение из офортной пластины на левкасную массу. Благодаря некоторым химическим манипуляциям это удалось. Отражение на левкасе с дальнейшей "иллюминацией" абсолютно по-другому выглядит, чем на бумаге.

— Вы не упомянули о весьма интересном творческом этапе, изготовлении авторских книг — искусстве, которое, наверное, уже забыто в Украине. Почему вы выбрали для кропотливой работы именно "Корабль дураков" Себастьяна Бранта? Знаете, в чьих руках теперь находятся экземпляры?

—В Украине есть художники, которые создают авторские книги. Но это искусство минимально пропагандируется, информации мало. Я не слышу о выставках, биеннале. Художников, конечно, немного, поскольку это трудоемкий и дорогостоящий труд. Для украинских творцов это огромная роскошь.

Если бы у меня был заводик по производству конфет или заправка, то, наверное, только бы этим искусством я и занимался. Меня интересует авторская книга, в конце концов, это моя вузовская специализация.

Не вспомнил так сразу о книге в разговоре, потому что работал над ней почти 20 лет назад. В свое время держал в руках швейцарское издание "Корабля дураков" с невероятными гравюрами Альбрехта Дюрера. Я был восхищен и захотел сделать перепевы произведений немецкого графика.

К тому же, "Корабль дураков" — это светская библия
XV в. В сатирической поэме высмеяны человеческие недостатки, греховные пороки. В то время эта тематика мне идейно была очень интересна.

Над книгой я работал почти два года. Вышло семь экземпляров, еще два экземпляра до сих пор не сшиты. 

В 2005 г. я делал выставку в доме-музее Дюрера в Нюрнберге. Ее посетил крупный коллекционер, который собирал все, что касалось города. Он спросил меня о стоимости книги и, не считаясь с ее, по моему мнению, высокой ценой, предложил взять двойную сумму. Такая ситуация один-единственный раз была в моей жизни. Вообще все книги хранятся в частных коллекциях и библиотеках.

— Вы, кстати, довольно быстро начали выставляться за рубежом. Если не ошибаюсь, первая персональная выставка состоялась еще в 1992-м в Швеции. Почти сразу после нее были Бельгия, Нидерланды, США, Франция... Как удалось выйти на Запад из страны с еще недавно закрытыми границами?

—В 1991-м во Львове проходила, наверное, первая в Украине международная выставка. Одним из ее идеологов был художник Игорь Подольчак. Я подал на нее свою работу, а организаторы выпустили каталог с контактами авторов. И начали массово поступать приглашения из-за рубежа.

Первая персональная выставка на Западе, действительно, состоялась в Швеции. Но до этого я сам инициировал экспозицию своих работ во львовской галерее "Галарт", она уже давно не существует. Я не хотел выставлять за рубежом произведения, которых еще не видели в Украине. То, что меня заметили, начали давать награды, очень стимулировало развиваться. Тогда мне было около 30 — возможно, уже немолодой возраст, но время становления. Бывало, что принимал участие в 17 выставках в год.

— Вы почувствовали на себе парадоксальную черту ментальности украинцев: мы часто признаем наших художников только после их успеха за рубежом?

—Возможно, это связано и с ментальностью, но, как мне кажется, у нас просто нет культуры коллекционирования графических работ. Теперь мало-помалу создаются небольшие коллекции, и вообще люди интересуются работами, взглянув на которые, сразу понимаешь эмоцию.

Монохромное искусство мало кто воспринимает. Графическую работу недостаточно пересмотреть один раз. Она побуждает нас расшифровывать символы, поднять литературу, мотивирует к сотворчеству с художником, самообразованию.

На Западе значительно больший интерес к графике, да и развитие ее, конечно, выше. Просто за рубежом есть понимание, что культура — это фундамент. Строительство Украины часто начинается с пятого этажа.

Вот возьмем Львов. Буду говорить о своем... Город считается столицей графики со школой. Но это миф, созданный на основе работ отдельных художников-индивидуумов. Школа — это другое, это традиция, которая развивается веками, трансформируется с поколениями, это когда мастер воспитал плеяду, а его ученики — еще одну.

Наконец, важным показателем является проведение международных выставок графических работ. Во Львове да и в Украине вообще они практически не проходят. Были какие-то потуги еще в 1990-е.

— Недавно анонсировали, что, вероятнее всего, осенью во Львове состоится международное биеннале графики. Если не ошибаюсь, вы отвечаете за организационные моменты...

—Меня попросили быть председателем оргкомитета. Но была договоренность, что если к определенной дате мы не найдем финансирования, а значит не сможем провести мероприятие на уровне, который я себе поставил, то я без конфликтов просто отхожу в сторону. Я отошел. На мой взгляд, все должно делаться совсем по-другому. Для меня эта бюрократия — космос. Ставим три точки в этой теме...

Галеристы, меценаты, с которыми я разговариваю, не хотят никакой государственной помощи, только просят не препятствовать проверками, чрезмерным налогообложением.

Искусство в Украине, как и армия, живет благодаря волонтерам. Однако часто создаются деморализующие моменты: рота солдат культуры идет в атаку, уже почти берет позиции, а ей клич сверху отступать.

— Если уж вы заговорили военными терминами, то спрошу: события нынешнего жестокого времени и Революция достоинства позволяют вам максимально отдаться искусству?

—Практичнски два года у меня не было никаких выставок. Я почти не создавал. Правда, есть несколько работ, в которых зашифрованы мысли, связанные с трансформацией нашей страны, людей. А сейчас у нас абсурд, корабль шутов — дискотеки и люди гибнут.

Нам надо начинать с себя. Убрав мусор из головы. Тогда развидняется в глазах, открывается другой мир, человек начинает продвигаться вперед со светлыми идеями и, оглянувшись, видит, что за ним идут уже сотни.

Чудо нужно организовать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно