Эдуард Митницкий, лето патриарха

12 августа, 2016, 23:04 Распечатать Выпуск №28, 13 августа-19 августа

Нынешний август — юбилейный для выдающегося украинского режиссера Эдуарда Марковича Митницкого. Ему исполнилось 85. Эдуарда Марковича критики называют отцом новой режиссерской школы в Украине; подлинным мастером, спектакли которого определяют "пульс" современности.

Нынешний август — юбилейный для выдающегося украинского режиссера Эдуарда Марковича Митницкого. Ему исполнилось 85. Эдуарда Марковича критики называют отцом новой режиссерской школы в Украине; подлинным мастером, спектакли которого определяют "пульс" современности. Он создал свой театр — Театр драмы и комедии на левом берегу Днепра. На сценах разных стран поставил громкие спектакли. В Литве, например, в одной газете так и написали: "Окажись этот режиссер в Белокаменной, он бы запросто потеснил с пьедестала тамошних мэтров режиссуры". 

Несмотря на летние отпуска, ZN.UA удалось связаться с людьми, которые в равной степени неравнодушны к Эдуарду Марковичу и его творчеству. Возможно, их добрые слова и пожелания и станут эдакими штрихами к юбилейному портрету Мастера. 

Владимир ГОРЯНСКИЙ, народный артист Украины:

— С Эдуардом Марковичем связана большая часть моей жизни, причем ее прекрасная часть. В Театре драмы и комедии, рожденном им, я работаю с 1988-го. Был определенный период (с начала 90-х по
1997-й), когда я занимал здесь даже должность директора-распорядителя. Естественно, Эдуард Маркович для меня — человек, создавший свой Театр. В разных смыслах этого слова: и театр как место притяжения, и театр как свою художественную систему — со своим языком, мироощущением. Бесспорно, он один из лучших режиссеров нашего времени. То есть режиссер, который не перестает удивлять и раскрывать в самом себе неисчерпаемый потенциал. 

Он же умеет раскрыть потенциал актера, с которым работает над тем или иным спектаклем. В этом плане мне посчастливилось. Я был занят в разных его постановках. Но вот в 1995-м мы начали работать над очень сложной и интересной пьесой Д.Табори "Майн Кампф, или Носки в кофейнике". Эдуард Маркович тогда "подарил" мне распределение на роль Гитлера. Для своего времени это был острый парадоксальный спектакль. Тем важнее, что этот спектакль продолжает жить и постоянно обновляется. В самой теме, в образе главного героя (Гитлера) Эдуард Маркович, бесспорно, многое угадал — в том, что касается проблемы маленького человека как будущего диктатора. 

Какой он на репетициях? Ну конечно же разный — внимательный, добрый, чуткий, строгий. Да, бывает и жесткий. Но это та жесткость, за которую его надо благодарить, поскольку она предполагает выявление дарования, раскрытие сценического образа. Еще он невероятный выдумщик и фантазер. Умеет увлечь  артиста разной драматургией, да так, что артист чувствует себя в этом "омуте" как рыба в воде. 

Меня никогда не переставала удивлять его неостывающая увлеченность искусством театра, а также его способность превращаться на репетициях в озорника, выдумщика. Поэтому и в юбилей желаю ему лишь накапливать этот потенциал задора и увлеченности, продолжая радовать и нас, артистов, и вас, журналистов. 

Юрий БОГУЦКИЙ, советник президента Украины:

— Эдуард Маркович уже давно больше, нежели режиссер драматического театра. Он выдающийся педагог, воспитавший целое поколение и направление современной украинской режиссуры. Он корифей национального искусства. Но в то же время —  современный художник, который чувствует время. 

Помню, еще в начале нулевых на одном из заседаний коллегии Министерства культуры он выступил с предложением сделать Театр драмы и комедии на левом берегу Днепра — театром-лабораторией, где проходила бы закалку молодая украинская режиссура. 

И пусть впоследствии какие-то бюрократические формальности помешали тогда придать театру подобный "лабораторный статус", тем не менее, Эдуард Маркович делом всей своей жизни подтверждает: лучшие режиссеры Украины — его последователи, его духовные ученики. Среди них, как известно, Дмитрий Богомазов, Андрей Билоус, Алексей Лисовец, Юрий Одинокий, уже ушедший в мир иной Дмитрий Лазорко… 

Появилось и совершенно новое поколение последователей. Те, кто сегодня активно ставит и у него в театре, и на других сценах. 

Я помню то время, когда в прямом смысле рождался и строился его Театр драмы и комедии. Сначала это был театр без постоянной прописки — еще в конце 70-х ХХ в. Актеры Митницкого играли спектакли на разных столичных площадках, но не теряли надежды обрести свой дом. 

К счастью, в мае 1982-го киевская власть передала театру Митницкого кинотеатр "Космос" на левом берегу Днепра. Также помню этапы строительства, к которому были причастны и руководители города, и руководители Украины.

Пожалуй, без общих усилий, без понимания, что нужны новые театры, тогда бы ничего и не вышло…

А как забыть невероятный успех спектакля Эдуарда Марковича "Варшавская мелодия"? Эта постановка выдержала рекордное количество показов. И в условном рейтинге популярности многие-многие годы спектакль был на первом месте. Приехать в Киев и не увидеть в "Варшавской мелодии" Аду Роговцеву в 60-е, в 70-е, казалось, просто невозможно. 

Прекрасно, что и другие спектакли режиссера из года в год радуют новые поколения зрителей. Поэтому и хочу ему пожелать, чтобы энергия, которую отдает этот мастер зрителям и артистам, возвращалась ему же многократно. И эта же энергия рождала новые сценические произведения. 

Лариса КАДОЧНИКОВА, народная артистка Украины:

— Пожалуй, я одна из немногих среди коллег хожу в разные столичные театры, стараюсь не пропускать премьеры. И из того, что вижу, например, на сцене Театра драмы и комедии, возникает ощущение театра живого и современного. Дело в том, что и сам Митницкий — человек живой и современный, очень остроумный. У нас с ним давние добрые отношения. И когда прихожу в его театр на Левом берегу, то часто вспоминаем прошлое — больших актеров нашего театра, которых помним и любим. 

Мне кажется, время не меняет его, он по-прежнему остается таким же импульсивным и увлеченным, готовым на риск. 

У нас есть и опыт совместной работы на сцене Киевского театра имени Леси Украинки. Одна из таких работ — чеховская "Чайка": спектакль назывался "Пять пудов любви" (1993-й). Помню, репетиции были трудными, но творческими и насыщенными. Эдуард Маркович замечательно работает с актером, чувствует его, помогает в пьесе многое понять и впоследствии выстроить. В "Чайке" я играла Полину Андреевну в дуэте с актером Валерием Сивачем (Дорн), которого уже нет среди нас. 

И память о той работе, о прекрасном партнерстве и сотворчестве, конечно, остается. Поэтому и хочу пожелать большому режиссеру — во-первых, здоровья, а во-вторых — поставить еще не один замечательный спектакль. 

Дмитрий ВЕСЕЛЬСКИЙ, режиссер, ученик Эдуарда Митницкого: 

— Каждая беседа, каждая встреча, каждый счастливый случай присутствовать на репетициях Эдуарда Марковича — это не просто профессиональный мастер-класс. Это урок жизни и урок человечности. В таком общении, в таком обучении редко выходят на первый план сугубо ремесленные вещи. Ведь режиссерской профессии Эдуард Маркович обучает через разговор о человеке. Через осмысление человеческого поиска, человеческих поражений и побед, а также человеческого счастья и беды. 

Никогда в течение обучения я не слышал с его стороны замечаний относительно формы или средств выразительности — как надо и как не надо. 

Ошибки исправлялись вроде бы сами собой — путем углубления в саму суть материала, в саму ткань сценического текста. Ведь когда сама суть тебе понятна, значит, и правильная форма обнаружится. 

Подобное происходило и в процессе учебы в университете, и во время моих постановок в Театре драмы и комедии на левом берегу Днепра. И я благодарен ему за понимание и поддержку. 

Отношением к искусству и высоким профессионализмом он восхищает. И как только придешь к нему в кабинет чем-то угнетенный или недовольный, вскоре после разговора с мастером сразу же летишь на крыльях — вдохновленный, настроенный на покорение новых вершин. Поэтому и желаю мастеру неустанного чувства полета и вдохновения.

Олег ВЕРГЕЛИС, театральный
критик:

— На подступах к континенту, которым является в нашем сценическом мире Эдуард Митницкий, почему-то сразу вспоминается пушкинское "О сколько нам открытий чудных…". Потому что континент и обитаем, и до конца не изучен. На сценической территории Митницкого лично мне посчастливилось обнаружить немало открытий: художественных, человеческих, эстетических. Разных. 

Помню, еще в свой "зеленый" театрально-аналитический период, воспринял как открытие и откровение его чеховскую "Чайку" на сцене Русской драмы. Великая пьеса, ворвавшись в репертуар театра в начале 90-х прошлого века, на мой скромный взгляд, предвосхитила многие дальнейшие трактовки (на иных сценах). Вроде вослед Митницкому те трактовки предполагали высвобождение открытой чувственности и эротизма из текста А.Чехова. Все, что было прежде спрятано за чеховскими кружевами, Митницкий (один из первых на постсоветском сценпространстве) деликатно и трепетно приоткрывал. И впоследствии, в те же 90-е, скажем, Марк Захаров и иные режиссеры непроизвольно двигались по этой чувственной линии. 

И это лишь одно из субъективных открытий. А таких немало. Например, его чеховские "Три сестры" (2010-й) — иной сценический вектор: интровертный, умышленно малоформатный (Малая сцена). Митницкий безоговорочно убеждает очередным открытием, что в начале третьего тысячелетия голоса чеховских сестер звучат пронзительнее на малых площадях, а не сценах-аэродромах. Этот деликатный и напряженный спектакль о невозможности "структурировать" хаос, если он уже подобрался не только к дому, но и к сердцу каждого. Это горький спектакль-предчувствие той войны, которая тревожит чеховских сестер, а впоследствии развернется и на сцене нашей жизни (то, что по-прежнему кровоточит).

три сестры
Три сестры

Открытия, связанные с Э.Митницким, естественно, не исчерпываются его постановками. Одно из таких (открытий), собственно говоря, — его человеческая натура. Его стоицизм, который в театральном мире всегда дефицит. Наезды "серых кардиналов" в 90-е, их попытки расправы над ним — ничто не заставило его склонить голову, раболепно согнуть спину, как-то приспособиться к власти тьмы. Он остался самим собою. Свободной, сложной, талантливой личностью. 

Кажется, он всегда знает о человеке чуть больше, чем автор пьесы, и уж гораздо больше, чем критик, который напишет о его спектакле (это аксиома). Поэтому и пожелания у меня корыстные. Как и прежде — пусть применяет свои подлинные знания о человеке в новых спектаклях. В частности, мечтаю, чтобы поставил "Вишневый сад". На основе чеховской пьесы, не сомневаюсь, он снова удивит современников очередным открытием. 

Тамара ТРУНОВА, режиссер Театра драмы и комедии:

— Наиболее памятные первые театральные впечатления от творчества Эдуарда Митницкого — то, что пришлось испытать на репетициях его спектаклей "26 комнат" и "Три сестры". И то, и другое произведение — Антон Чехов. В тех впечатлениях от его репетиций — и моя основная учеба, и мои главные внутренние споры, и мое формирование понимания сути и природы театра. То, как Эдуард Маркович умеет волноваться о жизни, цепной реакцией передается сначала актерам, а затем и зрителям.

26
26 комнат

Мне кажется, у Митницкого особый, жарко-холодный, взгляд на жизнь. Будто он одновременно и страдающий, и сопереживающий. Поэтому и спектакли его, в эмоциональном, чувственном смысле, получаются в "3D". Я иногда думаю: а в чем же особенности его уже фирменной педагогической театральной методики? Полагаю, отличительная черта Митницкого как педагога в том, что он не выпячивает себя, не пытается подчинить восприятие мира разных учеников. 

Он дает абсолютную свободу в узком-узком коридоре, где стены есть чувство меры, обостренное любопытство, хорошая неуверенность и неудовлетворенность, разумное "спрашивание" и внимательное "слушание". Коллеги иногда меня спрашивают: а каким он бывает в гневе и каким — "в радости" на репетициях или вне репетиционного зала? 

Так вот и в гневе, и в радости он всегда интересен, разнообразен, непредсказуем и очень живой. Для меня гораздо страшнее, если Митницкий "спокоен". Как и 12 лет назад, так и сейчас я весьма чувствительна к его настроению, советам, взглядам. Я — "Митницкозависима". Именно ему присущи реактивные реакции на жизнь, а также умение не сдерживать импульс, умение прощать. Если искать образ (метафору), то что было бы близко его духу и сущности, то… для меня Митницкий — сложный интерактивный коллаж, на котором самые знаменательные эпизоды его жизни, поочередно то теряют, то обретают резкость и цвет. 

Он человек живой памяти. И пожелание ему следующее. "Пускай сто цветов цветут, пускай сто школ спорят", — сказал когда-то Мао Цзэдун. Желаю и Эдуарду Марковичу встречать и видеть много красоты и воспитать еще множество удивительно разных учеников. Здоровья в театре и за его пределами! 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно