«Я БУДУ ПЕТЬ САДЫ»

04 сентября, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 36, 4 сентября-11 сентября 1998г.
Отправить
Отправить

Не так уж часто дипломные работы молодых художников становятся не просто событием, но и своеобразным откровением...

Не так уж часто дипломные работы молодых художников становятся не просто событием, но и своеобразным откровением. Именно так и произошло с Ульяной Львовой в Академии искусств Украины, когда она представила государственной комиссии свои графические листы, свое оформление книги Жака Делиля «Сады».

Жак Делиль… Это имя сегодня известно лишь узкому кругу литературоведов, специалистов по французской литературе эпохи Просвещения. Поэма Ж.Делиля «Сады», вышедшая в свет в 1782 году, имела громкий успех не только во Франции, но и во всей Европе. Не была она обойдена вниманием и в России, где появилось несколько ее переводов. Лучший - известного литератора Александра Воейкова в 1816 году.

«С русским переводом «Садов» Делиля, - как отмечал Ю.Лотман, - связан непродолжительный по времени яркий эпизод в истории поэзии начала XIX века. Без его учета многое в историческом генезисе поэм Пушкина остается непонятным, и уже это делает его достойным внимания в наших глазах». Кстати, интересно отметить, что выход поэмы был приурочен к празднику в Трианоне, в Версале, в честь графа и графини Северных. Под таким псевдонимом путешествовали по Европе наследник русского престола Павел Петрович и его супруга.

И хотя в течение трех десятилетий авторитет автора «Садов» был незыблемым, но уже в 20-е годы XIX столетия поэму считали безнадежно устаревшей, а в конце 30-х Сент-Бев в «Литературных портретах» написал: «Аббат Делиль мертв - и окончательно». И все же...

В 1987 году в академической серии «Литературные памятники» были переизданы ( в новом переводе И.Шаференко) «Сады» Ж.Дедиля как одна из ярчайших страниц европейской художественной культуры конца XVIII - начала XIX вв. Вполне понятно, что для широкой публики это издание осталось незамеченным.

И вот именно к этому произведению обратилась молодая художница Ульяна Львова. Необычный, если не сказать неожиданный, для молодой художницы конца

XX ст. выбор. Но это только на первый взгляд. Обращение к классическому наследию несомненно свидетельствует об интеллектуальном потенциале Ульяны Львовой, о ее литературном вкусе. И это обещает появление в нашей художественной жизни нового интересного имени со своей художественной позицией. Что особенно ценно сегодня, в период возрождения украинского книгоиздательства, ибо специализация Ульяны Львовой - книжная графика. И не вдохнет ли работа молодой художницы новую жизнь в это произведение, прочитанное ею удивительно современно.

Хотя поэма «Сады», как уже говорилось, издавалась неоднократно, но впервые именно в этой работе предложено ее синтетическое оформление, классический текст поэмы и его изобразительная интерпретация, предложенные автором, воспринимаются в органическом, неразрывном единстве, разрабатывая комплекс книжного оформления, включающий обложку, авантитул, титул, шмуцтитул и четыре разворотные иллюстрации, художница выбрала очень элегантный старинный шрифт - гарамон. Его мягко-коричневый тон в сочетании с тонированным светло-желтым листом бумаги, на котором она помещает тексты, напоминает об эпохе Просвещения, когда такое сочетание было одним из самых излюбленных, как бы знаком эпохи.

Следует особо отметить, что У.Львова проделала большую исследовательскую работу, изучив огромный исторический и изобразительный материал того периода, художественно осмыслила поэтический текст.

В своем осмыслении поэтики «Садов» Делиля художница не следует за дидактически-описательным принципом автора, она не иллюстрирует текст буквально, как это было принято ранее. Ее иллюстрации - это полет свободной фантазии творца, в них поэтический отголосок многих отшумевших столетий, они изящны, как поэзия, вдохновившая их.

Свободно оперируя знаниями о садово-парковом искусстве Европы, художница не стремится к иллюстративному отображению эстетики классицизма, периода, которому посвящены «Сады». Но такое, как могут посчитать, несколько вольное обращение с текстом не только не умаляет ценности работы, но может быть отнесено к числу несомненных ее достоинств. Художница сумела почувствовать глубинный контекст этого поразившего воображение современников произведения, вдохнуть в него новую жизнь и «осовременить» для восприятия конца XX века.

Весь цикл очень органичен, стилистически и образно составляет неразрывное целое. И в то же время каждая из иллюстраций - это самостоятельное произведение. Если попытаться определить их стилистику, то это постмодернистская игра, ироничная, тонкая, эстетская, с парафразами готики, барокко, мирискустничества, легко и непринужденно вплетаемых в ткань произведения.

На авантитуле выписан, выделан каждый листочек, а их ведь тысячи, они фон, воспринимающийся как декоративное целое. А кусты, деревья, цветы, букеты, гирлянды, обрамляющие по классическому кулисному принципу композиции. С какой любовью отточена малейшая деталь. И чем больше всматриваешься, вглядываешься, тем все больше открываешь для себя удивительный мир. Яркий, поэтичный и причудливый.

Хотелось бы, чтобы такая совершенная работа увидела свет, чтобы ею заинтересовались наши издатели, которым, право же, пора обратить свой взор к нашим талантам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК