ВНЕ ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВА

13 июня, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 24, 13 июня-20 июня 1997г.
Отправить
Отправить

Удивительные метаморфозы иногда сотворяет с нами судьба. В середине пятидесятых режиссер Иван Петрович Кавалеридзе на Киевской киностудии имени А.Довженко подбирал актеров для съемок фильма «Повія»...

Удивительные метаморфозы иногда сотворяет с нами судьба.

В середине пятидесятых режиссер Иван Петрович Кавалеридзе на Киевской киностудии имени А.Довженко подбирал актеров для съемок фильма «Повія». Пришел к нему на пробу и один выпускник актерского факультета Киевского театрального института. Высокий, стройный красавец-брюнет с буйной шевелюрой и горящими карими глазами. Наверное, немного самоуверенный, как обычно бывает в начале жизненного пути. Режиссер мельком глянул на него и, улыбаясь, сказал: «О, какой вы современный!» «Так для этого грим, костюм», - заметил претендент на роль парня иной эпохи. «Нет, нет, очень вы современны, спасибо. Вы мне не подходите. Следующий!» Парень возмутился: «Как так не подхожу? Снимайте пробу!» Ответа не последовало, вопрос был решен.

Что уж в выпускнике театрального не понравилось режиссеру, сейчас трудно судить, сам он никогда не вспоминал об этом. Но когда вторично Кавалеридзе через несколько лет встретился с этим парнем, переступившем порог его дома, произнести «Следующий!» Иван Петрович не смог, если б и хотел. Молодой человек был представлен ему в качестве мужа любимой дочери.

Неслись годы жизни под одной крышей, долгих откровенных бесед об искусстве, взаимного познания, проникновения во внутренний мир. Парень «выбился в люди», стал одним из ведущих кинорежиссеров студии «Укртелефильм». Пришло признание, появились призы и дипломы на фестивалях. Как-то по телевизору увидел Иван Петрович его новый фильм «Троистые музыки». Знал, что зять вынашивал этот замысел не один год. Он выстрадал его, вылелеял. И вот на экране - что ни кадр - законченная фреска, каждая музыкальная строфа - знакомая и любимая с колыбели. Иван Петрович потер глаза ладонью и удовлетворенно пробурчал: «Если ты, Ростик, даже больше ничего не снимешь, имя твое Украина запомнит».

Иван Петрович первым распознал в Ростиславе Синько и талант скульптора. Однажды зять взялся помочь дочери, учившейся в художественной школе, вылепить из пластилина маску. Вылепил. Девочка показала её дедушке. Кавалеридзе внимательно посмотрел и со всей серьёзностью молвил: «Ты, Ростик, должен лепить! У тебя зоркий глаз, умелые руки». «Это другое искусство. Не хочу распыляться», - ответил Ростислав и услышал: «Искусство, хлопче, всегда едино!»

Так постепенно из уважаемого зятя превратился Ростислав Синько в любимого сына. На смертном одре, в последний день своего земного пути, разговаривая с заместителем министра культуры, пришедшей его проведать, Кавалеридзе, теряя сознание, твердил: «Единственно прошу: позаботьтесь о сыне. Не дайте ему сломаться. Он чуткий, ранимый, защитите его!»

В жизни же пришлось названному сыну защищать отца. Защищать выдающегося творца от забвения, на которое обрекла неугодного «украинского националиста и формалиста» Кавалеридзе существовавшая пророссийская власть.

Иван Петрович любил шутить, что он богач, родился в сорочке. Но в действительности вся его жизнь прошла в гонениях, невзгодах и лишениях, зачастую - и впроголодь. Так что не оставил мастер в наследство ни палат каменных, ни дач и автомашин, ни тысяч на сберкнижках.

Досталось Синько от отца в наследство то, на что никто больше не претендовал, от чего на ту пору отказалось и государство - заполнившие все пространство небольшой мастерской скульптурные работы Ивана Петровича. В гипсе, в оргстекле и глине, но не единой в бронзе, на бронзу у Кавалеридзе не хватало денег. Пылились, приходили в негодность скульптурные портреты выдающихся людей Украины от Киевской Руси до наших дней, героев борьбы за независимость, макеты памятников, эскизы. Труднейшая задача встала перед Синько - сохранить и передать народу все это богатство. Наследник оказался не из слабодухих. Профессия режиссера научила его открывать чиновничьи двери. И хотя не редко слышал от безграмотных чинуш: «Кавалеридзе? А кто это такой?», достучался-таки. И родилось постановление городской администрации, которым на киевском Монмартре - Андреевском спуске - открывается музей-мастерская И.Кавалеридзе.

Так уже случилось, что в предоставленном музею трехэтажном особняке в свое время Иван Петрович творил памятник княгине Ольге. Дом старый, требуется отселить жильцов, провести ремонт. Нужно готовить экспозицию, приобретать новые экспонаты. И обо всем этом должен заботиться директор музея. Непосильный труд в наше сложное время, когда на культуру из бюджета остаются буквально крохи. Кто согласится на эту беспокойную должность при зарплате в сто гривен? Нашелся такой. Уговорили, уломали. Директором музея стал Ростислав Синько. Прельстился мыслью быть в курсе всего, что связано с увековечением памяти Кавалеридзе, с популяризацией его творений, осуществлением его идей.

Одна из них - восстановить в Киеве памятник княгине Ольге. Как известно, его установили на Михайловской площади в 1911 году, но простоял он не долго. Большевики разрушили его, сравняли с землей одно из лучших творений скульптора. Он сохранился лишь в памяти людской да на фотографиях.

Синько выступает в печати, поднимает общественность, находит единомышленников среди скульпторов, архитекторов, кинематографистов, предлагает создать фонд Кавалеридзе. Возглавить фонд упросил Ивана Драча. Но вся рутинная повседневная забота о судьбе творческого наследия Кавалеридзе легла на плечи вице-президента фонда - того же Ростислава Синько.

Не счесть поклонов, отвешенных им власть предержащим, часов, отсиженных в ожидании в их приемных, писем, выпрашивающих денег на мрамор, на строительные работы. Да и стоит ли теперь об этом вспоминать! Главное свершилось: весной 1996 года возрожден и теперь красуется на Михайловской площади в Киеве беломраморный символ украинской государственности, просвещения и духовности - памятник княгине Ольге, святому апостолу Андрею Первозванному, святым равноапостольным просветителям Кириллу и Мефодию. Возвращено народу великое творение гениального скульптора.

1997 год для Синько тоже знаменателен. У Софии Киевской установлен памятник Ярославу Мудрому. Из сохранившихся нескольких вариантов макетов памятника работы И.Кавалеридзе был отобран лучший.

Я встретился с Ростиславом Александровичем в одном из залов музея. Годы мало меняют его. Разве что седины еще поприбавилось в его пышной бородке. Спрашиваю: «А как же кино? Совсем забросили? Скульптура - новая ваша любовь?»

- Таков уж груз полученного наследства, гений Кавалеридзе вне времени и пространства поглощает своим величием, - говорит Ростислав Александрович. - Не могу ни о чем другом думать. Верю, еще не один эскиз художника приобретет очертания величественного памятника на земле нашей независимой Украины. В своем воображении я вижу их уже сегодня. И сам иногда понять не могу, где мысли Кавалеридзе, а где уже додумано мною. Условно растворился в нём...

Все новые творческие замыслы Синько связаны с его гениальным предком. Написал сценарий полнометражного художественно-документального фильма, посвященного 110-летию со дня его рождения. Безусловно, и ставить фильм будет сам.

Пройдет немного времени и афиши возвестят о премьере спектакля «Исповедь». Играть его будут в самом большом зале музея, там, где ваял мастер княгиню Ольгу, где и сейчас словно витает его дух. Автор пьесы - драматург Р.Синько. Он же и исполнитель главной роли - Прокаженного Ивана. Кроме него в драматическом трио - Оголенная натура и Черный человек. Та, что вдохновляла, вела и звала, и тот, кто в разных обличьях на всех перепутьях делал жизнь мастера невыносимой.

«Живий я, чи вмер? Нібито живий, а з Кремля заявили, був такий скульптор Кавалерідзе, робив жахливі речі...» - таковы первые слова исповеди Прокаженного Ивана. За ними - исторический факт. Выступая с высокой трибуны, Никита Хрущев так и брякнул. Был, мол, такой скульптор, делал ужасные вещи...

Коммунистический лидер пытался этими словами похоронить тогда еще находившегося в добром здравии неугодного мастера. Был... В ответ так и хочется закричать: «Он есть!» Ведь оживают и красуются на его родной украинской земле его бессмертные творения!

Р.S. И.Кавалеридзе похоронен в Киеве на Байковом кладбище. Над его могилой высится бронзовый бюст. Из многих прижизненных своих скульптурных портретов Иван Петрович выделял именно этот. Бюст вылепил Ростислав Синько.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК