СОВЕТ ДА ЛЮБОВЬ ПО-БРИТАНСКИ

21 июня, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 23, 21 июня-27 июня 2002г.
Отправить
Отправить

Фестиваль нового британского кино прошел в обновлённом «Киеве» 7—14 июня с.г. Восемь фильмов за десять дней с приличным «Долби» и доступными по цене (10 гр.) билетами...

Фестиваль нового британского кино прошел в обновлённом «Киеве» 7—14 июня с.г. Восемь фильмов за десять дней с приличным «Долби» и доступными по цене (10 гр.) билетами. Зал регулярно полон. В основном молодые. Поп-корн и «кока» — всё как в приличных домах. Публика реагирует весьма живо и аплодирует в финале. Идиллия и благоволение, царящие среди зрителей, продолжаются на экране. Или наоборот. Нет, не то чтобы в кино уж вовсе никто никого не обидел и не замочил, но такого концептуального потока добрых чувств, дружб и любовей с эпохи «Весны на Заречной улице» что-то не припомню.

Возьмем хотя бы «Неотразимое чудовище» (2001) Джонатана Глейзера, где речь идет об удалившемся на покой «медвежатнике» Гарри (симпатяга Рей Винстон). Он бесконечно любит свою супругу, которая в молодости тоже не по оксфордам овладевала науками и навыками. Потрепанные жизнью голубки, супруги Дав (Dove), на трудовые сбережения купили приморскую виллу в Испании и в обществе такой же пары друзей коротают климакс. У него — пивной животик пятидесятилетнего, солярий на краю лазурного бассейна и ленивые мысли о собственном сексуальном тонусе. Но однажды с горы свалилась громадная глыба, чуть не смяв Гарри в лепешку прямо в его уютном гнёздышке. Все дальнейшее — точное исполнение предзнаменования. Как снег на голову является дружбан-напарник из уголовного прошлого (демонический Бен Кинсли) с настоятельным приглашением «крёстного» взять ещё один банк. Дело осложнено тем, что гость — старый соперник Гарри в борьбе за сердце миссис Дав. Агрессивного нарушителя спокойствия пришлось устранить — он умирает со словами любви на окровавленных устах… Как видим, и гангстеры умеют чувствовать.

Герои фильма «Покупки поздней ночи» (2001) Сола Мецштейна — молодые люди и тоже повязаны специфичной общностью — они работают хоть и в разных местах, но все в ночную смену. Четверо приятелей встречаются в одном кафе, с вялым дружелюбием общаются. У каждого из них свой пунктик. Романтичный Шон тоскует о былой любви. Легкомысленный Винсент — принципиальный коллекционер «трахнутых» девчонок: каждую не более трёх раз. Закомплексованный Ленни обладает «порнографическим воображением», но ждет свою единственную. Рассудительную Джоди волнует дефицит женской сексапильности в себе. Друзья объединяются вокруг святого дела воссоединения Шона с его любимой, но волею случая каждому тоже отломится по кусочку чего-то хорошего. Правда, поздней ночью редко покупают дорогие вещи.

Типологически сходная история разворачивается в «Прирожденных романтиках» (2000) Дейвида Кейна. Только здесь центром, объединяющим уже шестерых вольных ловцов личного счастья, выступает латиноамериканский танцклуб. Что ни говори (а здесь в амплуа резонеров выступают лондонские таксисты) и как ни тасуй пары любовников, мужчине нужна женщина и наоборот. Предпочтительны «те самые» и «единственные». Эту нехитрую концепцию «романтизма» от банальности спасает неподражаемый, как бы из ничего извлекаемый юмор. На ту же тему, тоже очень добрый и по-английски смешной фильм «Прыгни завтра» (2001) Джоэла Гопкинса. Здесь к тому же появляется еще одна устойчивая, на мой взгляд, тема британского кинопродукта — межэтническая, расовая, интернациональная терпимость, равенство и братство как инобытие все тех же общечеловеческих любовно-дружеских чувств. В «Прыгни завтра» запоминаются характерные, талантливые и обаятельные исполнители трех ведущих партий. Джордж, застенчивый и неуклюжий американский клерк нигерийского происхождения (Тунде Адебимпе), скрепя сердце направляется в Канаду, чтобы по воле родных вступить в брак с нелюбимой девой. А шустрого и предприимчивого француза Жерара (Ипполит Жирардо) только что сурово отшила невеста, но вместо самоубийства он решает помочь тихой, но самой настоящей любви Джорджа к испанке Алисии (Наталия Вербеке). Всё у них сложится и получится в заповеднике влюблённых и самоубийц — близ пенистого вала Ниагары. Суицид откладывается.

Этакая «норма» простой человеческой устремленности к счастью как бы оттенена двумя аномальными экстремами. С одной стороны, уж подлинный абсолют любовного слияния, вплоть до полного взаимоотождествления явлен в картине Дома Ротероу «Мой брат Том» (2001). Два молодых аутсайдера — Джессика (Дженна Гаррисон) и Дэвид (Бен Вишо) — в домашнем кругу стали жертвами сексуальных посягательств, а в укромном уголке соседнего леса обрели друг друга и свой собственный добрый мир. Мы погружаемся в ритуально-любовную среду взаимообмена телесными секрециями и сокровенными секретами, шумов леса и шёпота судьбы. Самозабвенно играют молодые актеры. Вспоминаем «Ромео и Джульетту» Шекспира, «Эльвиру Мадиган» Видерберга и «Рассекая волны» фон Триера (последняя реминисценция особенно уместна, ибо «Том» сделан под её и «Догмы» неоспоримым влиянием). Понимаем: абсолюты торжествуют на небесах, а на оппортунистической земле счастья не обещают. Настоящие романтики, подобные гибнущим героям «Брата Тома», устремляются вперед; «прирождённым», всегда «прыгающим завтра», остро хочется назад, в уют паба или танцклуба, где так любо искать судьбу путём перебора множества вариантов в человеческом потоке.

Как раз так — «Человеческий поток» — и стоит, полагаю, перевести название ленты «Human Traffic» (1999) Джастина Кэрригана, а не «Відриваймось!», как программках. (Особый разговор — участившиеся случаи непозволительно вольного обращения с переводными названиями иностранных фильмов, которые фантазийно приспосабливают вопреки авторской воле к зазывно-коммерческим целям. Как в анекдотическом случае из совкового прошлого, когда «Поезд» Е.Кавалеровича стал «Загадочным пассажиром»). Здесь и в фильме «Саут Вест 9» (2001) Ричарда Парри подана противоположная «норме» экстрема. Она воплощена в тусовочном демимонде молодежи — пританцовывающей и приворовывающей, колющейся и перекрёстно «трахающейся», взыскующей «бабок» и готовящей к запуску новый компьютерный вирус. Натура и фактура такого чувственного и нравственного полусвета продемонстрированы с неподдельным авторским знанием материала и как бы сопричастностью. Тем более забавно было услышать в самом финале «Саут Веста» нечто вроде закадрового нравоучения юным прожигателям жизни. И все же славно: значит, авторитет «приличий» крепчающего неоконсерватизма потребовал того.

В программу нового британского кино вошли также фильмы, развивающие тему межнациональных отношений на семейно-интимном уровне, — «Восток есть Восток» (1998) Демиена О’Доннелла и «Последнее убежище» (2000) Пола Павликовски. Единственный флэшбэк в историческое прошлое в эпично-классическом «высоком стиле» — «Заявка» (2001) Майкла Винтерботтома. Ничто не нарушило, очевидно, уже сложившегося облика нового кино Альбиона, всеми фибрами славящего любовь и ее аналоги. Без всякой иронии и мне хотелось бы восхититься этой современной европейской кинофабрикой, поставившей на поток чувства добрые и личные. В конце концов разве не сие — главный продукт искусства? Отдельное спасибо Британскому совету в Украине за импорт дефицита в нашу страну.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК