Симптом предвзятого «греха»

12 мая, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 18, 12 мая-19 мая 2006г.
Отправить
Отправить

Бывают книги, которые попадают в руки именно в тот момент, когда тебе крайне необходима чья-то помощь...

Бывают книги, которые попадают в руки именно в тот момент, когда тебе крайне необходима чья-то помощь. Как алиби твоего неодиночества в совершенном грехе — том, в котором ты сознаешься разве что самому себе, когда иногда хочется крикнуть со злостью: «Корпорация идиотов»! Именно так и называется последний роман Ларисы Денисенко.

До этого были «Забавки з плоті та крові», за которые автор стала лауреатом конкурсу «Коронація слова» и «Кавовий присмак кориці». Собственно, среди той современной украинской женской прозы, с которой я имела возможность познакомиться, эта, наверное, — самая мужская. И не только потому, что повествование ведется от имени мужчины: главный герой Стас — ««гарний білявець із виразними карими очима». Кстати, среди озвученных автором мужских мыслей (например «…коли переді мною пропливають шикарні, безмежні ноги, думати можу лише про неї, про мене і про простирадло, що лежить і чекає на ці ноги на софі в моїй кімнаті») мужское как таковое здесь достаточно общо, «бифункционально» (или феминистично?).

Сама форма высказывания («коротко и ясно»), логика построения предложений традиционно не женские. Правда, женщина-автор таки обнаруживает себя в отдельных деталях: «Дівчатам довелося фарбуватися о шостій ранку».

Сначала надеешься встретить в этой книге лирического героя — позитивного персонажа, с которым, как правило, читатель отождествляет самого себя. Но уже на первых пяти страницах тобой овладевает сомнение в том, что он такой — хороший и добрый — тут вообще существует. Главный герой, Стас, совершенно потерял совесть (отъявленный карьерист!), а среда, в которую он попадает, — одни лишь «падлюки», «козли», «мавпи», «стерво» и прочие колоритные создания и уродцы (по крайней мере, так главный герой называет своих секретарш и коллег по работе). Поэтому, на каждом шагу натыкаясь в тексте на слово «сморід» и его синонимичные варианты, чувствуешь себя преданным и обманутым.

Пока не появляется Оно: «Діти вигадують собі чарівних друзів, коли вони самотні. Дорослі вигадують собі таких от співрозмовників, коли власна совість відмовляється з ними говорити». И ситуацию спасает твоя же форма рефлексии. Ибо Оно ассоциируется то с Чеширским котом из сказки про Алису (может, потому что постоянно смеется), то с Мефистофелем Гете, то гоголевским чертом: «Без брехні? Це, знаєш, любчику, зовсім не цікаво», — заводит Оно. Возникает что-то наподобие интриги. Куда только исчезли те, мелкие для тебя «козли» с «мавпами» и им подобные! Хотя на самом деле тех самодуров чем дальше, тем больше. Но ты привыкаешь к ним, и уже и не замечаешь этого. Было бы скучно, если бы они исчезли. Невольно вспоминается цитата из книги Корчинского: «Бог вигадав світ, Сатана зробив його цікавим».

Итак, главный герой Стаа, оставленный «сам на сам із доброчинними спокусами Бога», удачно продвигается вперед по государственной службе. Вместо собственной совести, которую он потерял, он слушает куда более практичные и мудрые советы ее, совести, эрзац-заменителя — вот этого Оно. «Життя — то як гра в лото», — каже. Как-то Стас заговорил с ним о религии (значит, с ним еще не все потеряно). А Оно ему и говорит: «Ніколи не замислювався, чому біблійний Ной до свого ковчега взяв кожної тварі по парі? Що порядних людей вже й тоді бракувало?».

Чего и следовало было ожидать, главный персонаж, впрочем, достигает того, чего хотел, и, конечно же, обнаруживает, что его «современное счастье» весит на весах жизни лишь какие-то граммы. Вроде бы и совесть к Стасу возвращается. Но традиционного финала-покаяния тут все же нет. «Я не знаю, що робитиму завтра, ким я стану, кого я покину, а кого зустріну, скільки вчиню дурниць, скільки втрачу, кому завдам шкоди, а кому принесу щастя…», — говорит главный герой и добавляет: «Ця історія могла б закінчитись зовсім інакше». И тогда все стоит начинать читать сначала.

А если представить себе, например, что весь роман — исповедь автора посредством главного героя (ничего, что реакция на такую откровенность кого-то из «святых отцов» была бы приблизительно такой: «Бед. Ріалі бед. Ох, і це бед. Вері-вері-вері бед. Ох, соу бед»), то это, наверное, — наилучший их «грехов», о котором мне когда-либо приходилось читать.

Денисенко Лариса, Корпорація ідіотів, К.: Нора-друк, 2005.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК