С УЛЫБКОЙ ЖИТЬ ВЕСЕЛЕЙ

21 марта, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 12, 21 марта-28 марта 1997г.
Отправить
Отправить

Интервью перед премьерой Любители театра знают эту удивительную предпремьерную атмосферу, даже если входят в зал только с парадного подъезда, предъявляя билетеру билет...

Интервью перед премьерой

Любители театра знают эту удивительную предпремьерную атмосферу, даже если входят в зал только с парадного подъезда, предъявляя билетеру билет. А за кулисами зашкаливает уровень адреналина в крови у всех, от постановщика до дежурной, общее волнение сливается в ультразвуковые колебания, которые улавливает непривычное к ним человеческое ухо. Последние дни перед премьерой театр живет столь напряженной жизнью, будто не было сотен премьер до этого и не будет больше никогда. И я вдвойне благодарна Юрию Аксенову, режиссеру из Северной столицы, за то, что он нашел время и силы встретиться с корреспондентом «Зеркала недели».

- Юрий Ефимович, помню вашу фамилию по афишам Большого Драматического театра, руководимого тогда Георгием Александровичем Товстоноговым. Это детские воспоминания, когда театр стал моей первой и постоянной любовью. Как начиналась ваша работа в БДТ?

- Очень давно, в 1956 году, вместе с нынешним руководителем театра имени Леси Украинки Михаилом Резниковичем, был принят на первый курс мастерской Товстоногова. Проучились пять лет и сильно подружились. Наша дружба исчисляется уже десятилетиями - это и есть одна из причин моего появления в этом сезоне в киевском театре.

У Георгия Александровича пять лет учился и двадцать лет работал у него и с ним в БДТ, тогда имени Горького, теперь - имени Товстоногова. Так что рядом с Товстоноговым я прожил 25 лет. Потом ушел в Академический театр комедии, называемый в народе Акимовским театром, семь лет был там главным режиссером. Потом, в связи с перестройкой и разными другими обстоятельствами, которые возникают в процессе этого, из государственного театра ушел. Сейчас я - свободный художник. Работаю над коммерческим проектом, правда, в связи с постановкой в Киеве обозначился перерыв. Запущен не один - три спектакля, в которых заняты звезды ленинградской сцены. Возможно, это сложится в какое-то антрепризное начинание. Могу открыть карты: уже репетируется спектакль по пьесе Николая Коляды, недавно вышедший в театре им.Леси Украинки под названием «Дайте мужа Нине и Зине».

- У вас оставлено авторское название или вы его тоже изменили?

- Пока первозданное, хотя название в Киеве наводит на какие-то размышления, несмотря на критические стрелы, которым оно подверглось. В нашем спектакле заняты артисты, хорошо знакомые киевлянам, - Андрей Толубеев, Светлана Крючкова и Нина Усатова.

- В прошлом году, после премьеры «Последнего пылко влюбленного», о вас очень тепло и нежно говорили актеры - это всегда дорогого стоит. Что это - режиссерская мудрость, человеческая сила или творческая манера?

- Думаю, это творческая концепция, унаследованная в большей своей части от Георгия Александровича. Глядя чужие спектакли, всегда обращаю внимание в первую очередь на то, как играют актеры. И сразу вижу, умеет режиссер сделать с артистами роль, ансамбль, дуэт или нет. Очень боюсь, что обо мне скажут - он не умеет. Бывает, все есть в спектакле: декорации, костюмы, имена, а жизни человеческого духа, как говорил Станиславский, нет, - не возникает театральная иллюзия психологической погруженности. Нас Товстоногов очень хорошо этому учил. Для меня быть хорошим режиссером - это показать, что у тебя хорошо играют артисты.

- Юрий Ефимович, трудно было утверждаться в театре Товстоногова?

- В БДТ я проработал 20 лет, причем, в период его золотого века. Пришел шестым режиссером, пять уже было - Алексей Герман, известный сейчас по кино, Рубен Агамерзян, Роза Сирота и Зиновий Карагодский - тоже очень известное имя. Поначалу каждому доставалось очень немного работы - это было очень хорошее время, когда режиссеры дрались за нее, за любой кусочек ассистентуры у Товстоногова. Дрались, в хорошем смысле, соревновались, как актеры, за роль. Судьба мне улыбнулась, первым своим спектаклем попал в обойму - это были «104 страницы про любовь» Эдварда Радзинского с Татьяной Дорониной в главной роли. Потом мы уже делали спектакли вместе, на афише было напечатано - постановка Товстоногова и Аксенова. Хвастаюсь этим совершенно сознательно, потому что ни один режиссер в мире такой афиши не имел. Между этими этапами было очень много интересных работ, постановок за границей, с Мастером и без него, гастролей. Багаж духовный, человеческий, творческий. Занимался многими формами режиссуры: снимал фильмы-спектакли, много работал на ТВ и радио, на стадионах - все было интересно тогда. С переходом в Театр комедии жизнь моя несколько изменилась. Нужно было руководить коллективом, сложным и большим. Снял с репертуара 18 спектаклей, прийдя в театр. Это был кошмар! В театр никто не ходил, и сам я думал, что никто и не пойдет. Пошла другая жизнь, не гастрольная, не заграничная, была очень черная работа, но... дала плоды. Впервые, через 20 лет после смерти Акимова, Театр комедии был приглашен в Москву на гастроли со спектаклем «Зойкина квартира» по Михаилу Булгакову. Удалось привести в театр много интересных артистов: Игорь Дмитриев, который уже 17 лет в театре не работал, Анатолий Равикович со своей супругой Мазуркевич, Эра Зиганшина, Александр Демьяненко, известный всем по кино, много хорошей молодежи - складывалась неплохая компания.

В моей жизни было не очень много метаний, в трудовой жизни лишь два театра - БДТ и Комедии. Ставил почти во всех ленинградских театрах - в киевских, за рубежом, а служил только в двух.

- Оба театра - академические, а вы по своей природе - человек академичный?

- Наверное, да. Место службы накладывает какие-то отпечатки на характер. Не стыжусь того, что я консерватор, меня это еще ни разу не подводило. Многие киевляне уже видели «Последнего пылко влюбленного», это - не модернистский спектакль, но мне за него не стыдно перед сидящими в зале...

- Юрий Ефимович, репертуар театра всегда был и останется предметом споров, будь вы руководителем театра, как строили бы репертуарную политику, на чем остановили бы свой выбор?

- Совершенно не представляю - это одна из причин моего ухода из государственного театра. Там нужно кормить людей, а - нечем. У Товстоногова была такая формула - социальный заказ зала по отношению к тому, что он видит на сцене. Почувствовать и угадать этот заказ входит в профессию режиссера. Это и определяет успех в выборе репертуара. Я странно себя веду: одну комедию поставил, вторую - пустячок, водевиль, если подходить с мерками «серьезного» театра. Для меня это намеренная репертуарная линия. То, что происходит за стенами театра, гораздо глубже и страшнее, чем то, что можно изобразить всеми актерскими средствами на сцене. Как бы натурально Отелло не душил Дездемону или Короля Лира не обирали его дочери, - тех рыданий, что исторгали эти сцены у нас некоторое время назад, не получится.

Человек жаждет сегодня позитивных эмоций. Ему хочется, чтобы сказали: на свете есть еще добро, справедливость иногда побеждает, все может быть хорошо - этого всем недостает. Вот так определяю сегодня соцзаказ, это еще и мой собственный протест против того, что происходит в нашей жизни. А есть еще и сильно возросший фактор коммерческого театра. Люди охотно идут на смешную, веселую комедию, это дает театру кассу, а зрителю - заряд оптимизма.

- Понимаю, что как творческий человек, вы суеверны, но расскажите немного о предстоящей премьере.

- Мои рассказы на эту тему могут не совпасть с объективной действительностью, которая возникнет через несколько дней, но ругать свой спектакль все равно не буду. Не знаю, как он сложится, но репетировать было очень интересно. С этой труппой можно решать многие творческие проблемы. Товстоногов говорил: «Нельзя ставить «Гамлета», если Гамлета в театре нет». Здесь с «Гамлетами» сейчас неплохо.

Мы выпускаем спектакль по давно популярной в мире пьесе известных итальянских драматургов Итало Тердзоли и Энрико Вайме «Банковский служащий ужасно темпераментный». Перевод - Тамары Скуй. Жанровый подзаголовок - почти мюзикл в двух путешествиях с антрактом. Рождался спектакль сложно, пришлось по ходу в корне пересматривать оформление - это скажется, наверное, на впечатлениях, приятно, что актеры выходят на сцену и делают то, что нужно, с удовольствием. Главных действующих лиц в пьесе трое, главный герой - Юрий Мажуга, его жена - Татьяна Назарова, а вот Барбару Урбини играют две актрисы - Наталья Кудря и Ольга Сумская - так что у нас полтора состава. Кроме этого, в спектакле есть поющие цани, в Питере ни в одном театре такой квартет не соберешь - это артисты Александр Бондаренко, Сергей Озиряный, Олег Замятин и Антон Мухарский. Актерски очень интересный спектакль. Юрия Мажугу знаю с 1969 года по спектаклю «Правда, ничего, кроме правды», особых притираний не было. По-моему, он делает очень хорошую работу - Мажуга стал очень большим артистом с очень широким диапазоном. Независимо от качества спектакля он доставит удовольствие зрителям своей работой.

- У вас есть в дальнейшем какие-то планы, связанные с театром имени Леси Украинки?

- Пока нет. Запуск этого спектакля немного затянулся, меня ждет работа дома, в Питере: должен репетировать и выпускать спектакли. Что будет дальше - не загадываю, хотя для меня будет большим удовольствием снова приехать в Киев для постановки.

- «Зеркало недели» выходит в субботу, 22 марта, в день второй премьеры - ни пуха вам, ни пера!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК