«ПРИЯТНАЯ ДАТА» В СТАРИННЫХ СТЕНАХ

19 декабря, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 51, 19 декабря-26 декабря 1997г.
Отправить
Отправить

В этом году мы тихо и незаметно пережили замечательную дату. По разным летописным источникам в 1017 ...

В этом году мы тихо и незаметно пережили замечательную дату. По разным летописным источникам в 1017 или в 1037 году был построен в Киеве Софийский собор, которому суждено было стать религиозным и культурным центром Киевской Руси. По мнению некоторых историков, в этом же году нам следовало отмечать также тысячелетие Киевской митрополии.

Наша любовь и внимание к памятникам неистребимы. Ведь вся наша история запечатлена в них, все наши «национальные особенности» на них отразились. А основная особенность вот какая - не важно, что было на самом деле, а важно, что и как из всего этого зафиксировано. Поэтому мы так внимательны к памятникам. Поэтому мы их при надобности ставим и при надобности же снимаем. Наши памятники для нас не некая константа, данность, но как и сама история - заложники наших амбиций.

Одним из основных наших стремлений всегда было желание изменить историю, свое прошлое (может, это некая перверсия желания изменить настоящее?). Поэтому мы разрушаем одни памятники и ставим другие. Или во имя «светлого прошлого» и «исправления исторических ошибок» восстанавливаем памятники. Но превращается это в фабрикование монстров-новоделов, таких, например, как Золотые ворота, которые не дают ощущения древности, истории, и даже приблизительно не соответствуют своему исходному внешнему виду. Очередным таким «новоделом» грозит стать и Михайловский Золотоверхий монастырь. «Стройки века» нашли свой исторический эквивалент в этом восстановлении - шума столько же, а толку чуть. Историки, казалось бы, призванные охранять историю от профанации, сами с энтузиазмом принимают участие в подобных проектах. Хотя их задача, как, впрочем, и любого из нас, в первую очередь сохранить то, что есть, чтобы не пришлось потом создавать подобные новоделы на месте наших еще не утерянных памятников.

Например, Софийский собор. Последнее время в прессе опять стали появляться публикации о том, что его состояние внушает немалые опасения. Конечно, простоял он долго, но будет ли стоять вечно? Не погибнут ли уникальные фрески и мозаики, пополнив списки жертв нашего желания показать, как «все у нас хорошо». Поэтому первым вопросом к директору заповедника В.Ачкасовой был вопрос о состоянии памятника. Но он почему-то поверг директора во гнев, на очень повышенных тонах она ответила, что состояние памятника «нормальное», и вообще, «что это за вопрос», и собираюсь я писать о юбилее или о состоянии памятника? После чего мне напомнили, что София Киевская имеет золотую медаль «За сохранность памятника». Правда, получила она ее в 1979 году, и прошло с тех пор 18 не самых лучших для памятников лет.

Наше время отличается заинтересованностью в своем прошлом, в корнях. Это видно хотя бы из того, что собор стало посещать в последнее время гораздо больше народа, в том числе киевляне, которые раньше приходили сюда ради приезжих - своих гостей. А сам собор, с его богатыми фондами, уникальными фресками и мозаиками, библиотекой, представляет собой прекрасную базу для изучения культуры Древней Руси и Византии.

«Выставки, научная работа - это хорошо, конечно. Но Софийский собор в первую очередь - памятник архитектуры, - считает директор заповедника. - И главное это сохранить его». Поэтому плановые научные работы посвящены в основном изучению состояния памятника и причин его разрушения. «Нас любят упрекать в том, что мы не делаем выставок и не увлекаемся плановыми научными работами. Но все наши силы уходят на поддерживание памятника. И о каких выставках вы говорите? Вот наша основная выставка - архитектура, мозаики и фрески», - считает зам. директора по научной работе И.Тоцкая. С этим трудно не согласиться. Но сама дирекция считает Софию не столько научной базой, сколько музеем, имеющим культурно-просветительскую функцию. То есть в заповеднике действует установка 60-летней давности о популяризаторской и просветительской роли музея, согласно которой основной формой работы здесь является экскурсия. Научные работники в музее в первую очередь - экскурсоводы, способные запомнить некоторые давно не новые факты и нескучно подать их почтеннейшей публике, пришедшей сюда даже не ради этой полузнакомой информации, а просто поглазеть и отдохнуть. Может быть, именно для удобства туристов в башне собора вбили перила в кладку и во фрагменты фресок ХI в.?

Впрочем, этот год отмечен знаменательным событием - заповедник представил свои экспонаты в музее «Метрополитен» в США. Украина оказалась единственной страной, представившей на этой выставке масштабные экспонаты - мозаики и каменная плита Михайловского Златоверхого собора, фрагмент пола Десятинной церкви должны были смотреться на фоне «мелочей», собранных со всего мира, - украшений, предметов быта, маленьких фрагментов творений средневековых мастеров. «Участием в этой выставке мы сделали больше для нашей страны, чем дипломаты,- уверена директор. Благодаря нам многие американцы узнали, что на свете есть Украина, и что эта страна возникла не вчера». Заповедник принимал участие в выставках в Одессе и Киево-Печерской лавре.

Все это лишний раз говорит о том, что в Софии есть огромный материал для изучения, постижения нашей истории, но это здесь не считается целью. Да, сохранить - это очень важно. Сами эти стены, воздух, изображения могут сделать для постижения нашего собственного национального и человеческого «я» больше, чем сотня книг. Но только при тщательном изучении этого наследия мы можем восстановить утерянные страницы истории и составить из них то, что мы привыкли называть своими «корнями». Если мы не пытаемся сделать это, все наши разговоры о «возрождении» и «национальной идее» - пустой звук. Пока что же в университетских кругах устоялось мнение о том, что изучение культуры и истории Киевской Руси и Византии на такой богатой базе, как Софийский собор, почти не ведется. И.Тоцкая опровергает это мнение и утверждает, что исследования ведутся не так активно, как хотелось бы (ссылаясь на все, сказанное выше об основных задачах заповедника), что сейчас в заповеднике сложился небольшой, но сильный коллектив научных работников. «И как можно говорить, что «здесь ничего не делают», что здесь «все рушится»? Вы представляете себе, что такое поддерживать памятник ХI века?»

Впрочем, с выполнением «основной задачи» тоже проблемы. В первую очередь, конечно, финансовые. На поддерживание памятника и реставрацию заповедник получил в этом году 60% требуемой суммы. Что, разумеется, тоже неплохо на фоне всеобщего безденежья. Кроме того, заповеднику помогло ЮНЕСКО, предоставившее необходимую технику. Но для контроля за состоянием памятника нужно современное оборудование, которого в Украине нет. Дирекция опять надеется на ЮНЕСКО и зарубежных спонсоров. Ведь София принадлежит уже не только нам и нашей истории, но и мировой культуре. Пока что из-за отсутствия средств вот-вот будут прекращены реставрационные работы в Хлебне, находящейся в реставрации больше двадцати лет, вообще не попал в планы реставрации Дом митрополита, также закрытый уже лет пятнадцать. Таким образом заповедник просто не имеет собственных помещений под выставки.

На мой вопрос о юбилее митрополии директор и зам. по научной работе в один голос ответили, что это дело церковников и к заповеднику отношения не имеет, т.к. 1000 лет назад Софийского собора еще не было, он, конечно, стал потом резиденцией митрополита Киевского, но ведь не 1000 лет назад. Сложилось впечатление, что руководство Софии изо всех сил старается «секуляризоваться». Это понятно, Софийский собор пережил достаточно всплесков религиозной активности - митингов и демонстраций, оканчивавшихся штурмом ворот. На мой вопрос о возможности религиозного будущего Софии я получила решительный ответ: «Софийский собор - это музей. И им останется. Конечно, это храм. Но проводить в нем службы нельзя. Это все равно, что достать сапоги Ярослава Мудрого и одеть их. Сапоги ведь тоже сделаны для того, чтобы их носили». Тем не менее в Кирилловской церкви, входящей в состав Софийского заповедника, ведутся службы. «С ограничениями», - заверили меня. То есть нельзя зажигать свечи, курить ладан, петь (т.к. вибрации поющих голосов могут спровоцировать отслаивание штукатурки, несущей драгоценные фрески), кроме того, доступ туда ограничен, т.к. под фундаментом образовались пустоты вследствие обвала пещер, были проведены работы - под своды пещер подвели подпорки, но опасность проседания все равно есть. Странная это, должно быть, служба - без свечей, песнопений и ладана. Тем не менее люди приходят, потому что в самих стенах этих истинности больше, чем в полном соблюдении ритуала православной службы.

«960 или 980 лет - это не юбилей. Это просто приятная дата», - считает В.Ачкасова. Поэтому не было в этом году ни научных конференций, ни праздничных изданий, ничего, что лишний раз привлекло бы наши взгляды к Софийскому собору и заставило бы почувствовать причастность ко всему, чему свидетелями были эти стены. Ведь нам иногда необходим именно праздник для того, чтобы вернуться в храм - в храм Святой Софии, или собственной души.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК