ОЛИВЬЕ ГИЙОМ: О МОДЕ И О КОРНЯХ

21 мая, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 20, 21 мая-28 мая 2004г.
Отправить
Отправить

Для многих из нас слово «Франция» чуть ли не синоним слова «мода». Правда, есть одно существенное замечание — эта мода непреходящая...

Для многих из нас слово «Франция» чуть ли не синоним слова «мода». Правда, есть одно существенное замечание — эта мода непреходящая. Конечно, в этом нет ничего удивительного. Ведь Франция в культурном плане — одна из самых сильных стран, самый старый и испытанный законодатель мод. Но даже при всем при том, что влияние французского вкуса или французской мысли на нашу жизнь никогда не исчезало вовсе, последние несколько лет насыщенность нашей культуры французским ароматом стала просто феноменальной. Огромное количество французской литературы самых разнообразных жанров и стилей в украинских переводах посыпалось на прилавки наших книжных лавок. Имена французских гастролеров — музыкантов, артистов, художников — не сходят с украинских афиш. Наконец, фестиваль «Французская весна» — одна из мощнейших художественных акций, прокатившихся недавно по всей территории Украины, — также была инициирована и проведена именно французами. Что это — пресловутая французская экспансивность? Поиск новых «культурных рынков»? Или просто вековечная привычка диктовать моду всеми доступными средствами? С этими вопросами мы обратились к советнику Посольства Республики Франции по вопросам культуры Оливье Гийому.

— «Французская весна» преподнесла какие-нибудь сюрпризы организаторам и в первую очередь вам лично?

— Прежде всего я хотел бы сказать, что это был на редкость масштабный фестиваль. Посольство Франции проводило его совместно с Министерством культуры и искусств Украины. За этот месяц состоялось более пятидесяти акций в Киеве и еще пяти крупнейших городах Украины. Если судить по количеству зрителей, посетителей выставок, можно сказать, что это событие вызвало интерес у самой широкой публики. Около 60 тысяч человек посетили выставки, спектакли, посмотрели фильмы. Добавьте к этому тех, кто присутствовал на открытии, на лазерном шоу на Майдане Незалежности. Всего, я думаю, можно говорить о нескольких десятках тысяч человек. Сюрпризов тоже было немало. Мы формировали программу таким образом, чтобы показать как можно больше современного творчества. Некоторые мероприятия были очень специфическими, рассчитанными на подготовленного зрителя. Но даже они имели огромный успех у широкой публики. Например, выставка в Центре современного искусства «Где женщины» — ее посетили пять тысяч человек. Спектакль современного танца в исполнении коллектива «Кубилай Хан Инвестигейшн» собирал полные залы в Днепропетровске, Харькове и Львове. А ведь современный балет в Украине, как правило, принимают достаточно прохладно. Еще один сюрприз — успех в тех городах, где мы на него не рассчитывали. Например, в Донецке. Этот город мы воспринимали скорее как крупный промышленный, а не культурный центр. Но там билеты на наши мероприятия раскупались две-три недели. Я думаю, дело тут не в последнюю очередь в том, что Донецк обделен в плане культурного предложения по сравнению с Киевом или Львовом. Но интерес к подобным предложениям там немалый. В этом городе нам огромную помощь оказали местные органы власти.

— Чем вы объясняете такой интерес к французской культуре в Украине?

— Всем известно, что французская культура — и древняя, и современная одновременно. Она бурно развивается, и ее развитие — часть государственной политики Франции. А в Украине всегда было много людей, говорящих по-французски, интересующихся французской культурой и французской мыслью. Для нас Украина — важная страна. Особенно сейчас, когда произошло расширение Европейского Союза.

— Как сложилось ваше сотрудничество с Министерством культуры и искусств Украины?

— Мы подписали традиционное соглашение, распределяющее затраты между сторонами. Должен сказать, что все обязательства, взятые на себя украинской стороной, выполнены в полной мере. Безусловно, трудности были — они неизбежны при подготовке таких масштабных акций. Например, для лазерного шоу нужно было установить мощные прожекторы на крыше Главпочтамта, Дома профсоюзов. Не без долгих согласований, совещаний, но мы всегда получали разрешение и поддержку и от Министерства культуры, и от местных органов власти.

— А каково вообще ваше мнение об украинской модели управления в области культуры — чем она отличается от французской?

— У нас есть кое-что общее. По моим наблюдениям, украинская власть, как и французская, интересуется и гордится собственной культурой. Существенное сходство состоит в том, что и у вас, и у нас есть министерство культуры. Отличие же состоит главным образом в том, что Министерство культуры Франции не управляет непосредственно организациями культуры, не занимается художественными акциями. Оно предоставляет финансирование, наряду с местными органами власти. Решения же о распределении средств принимают соответствующие комитеты. В состав этих комитетов входят и чиновники министерства, и представители организаций культуры, художественных кругов, безусловно, сами артисты. Это гарантирует независимость культуры и творчества от вмешательства государства. Они получают государственное финансирование, но как его распределить и на что — решают сами.

— Министерство культуры во Франции влияет на формирование культурной политики?

— Безусловно, правительство, министерство культуры разрабатывают определенную политику.

— Каковы ее приоритеты?

— Сложно ответить. Во Франции, как и в Украине, на министерство возложены обязанности по сохранению памятников — во Франции их очень много. Кроме того, огромное количество учреждений, которые министерство культуры обязано содержать — Лувр, «Гранд-опера», центр Помпиду и т.д. Кроме этого, огромное количество фестивалей — как всемирно известных, так и местного значения, которые тоже поддерживаются государством. С момента основания министерства культуры Андре Мальро существует политика поддержки современного искусства и образования. Помимо прямого выделения средств коллективам, которые этим занимаются, созданы региональные фонды современного искусства, которые покупают картины у художников и тем самым дают им средства к существованию. Еще один приоритет — популяризация французской культуры за рубежом. Эта работа возлагается в большей мере на министерство иностранных дел. Для этих целей создана организация АФА. Например, все коллективы, которые посетили Украину в рамках «Французской весны», приехали при поддержке именно этой организации.

— А какова доля меценатства в финансировании искусства?

— Меценатство играет определенную роль. Есть предприятия, которые оказывают поддержку тем или иным акциям или коллективам. В этом случае они пользуются налоговыми льготами. Французское законодательство оказывает влияние на поддержку сферы искусства, поощряя те предприятия, которые занимаются меценатством. Но в то же время мы все понимаем, что серьезное искусство не может финансироваться только за счет меценатства — оно нуждается именно в государственной поддержке.

— Среди прочих акций «Французской весны» произошла презентация научного сборника на французском языке, посвященного украинской этнографии. Что это — знак интеллектуальной моды на Восточную Европу?

— Думаю, мода — это не то слово. Мода — это нечто такое, что возникло сегодня и исчезнет завтра. А во Франции к Украине проявляют постоянный и неподдельный интерес. Конечно, когда Украина только-только стала независимой, немногие французы осознали, что на карте возникло новое государство. А сделав это открытие, они проявили вполне понятный интерес. За последние годы очень многое изменилось — мы стали ездить друг к другу, обмениваться информацией, и теперь французы знают, что Украина имеет глубокие корни, большую историю. И расширение Европейского Союза, которое в Украине многие воспринимают как негативное явление, мы расцениваем положительно. Ведь Украина теперь стала нашим непосредственным соседом, и это открывает новые горизонты для сотрудничества. Выход украинского номера журнала «Этнография во Франции» — это один из шагов в этом направлении. Интерес французов к Украине, например, я могу проиллюстрировать серией радиопередач, вышедших в апреле на крупнейшем французском радиоканале «Франс культюр», посвященных украинской народной музыке. Кроме этого, недавно во Франции состоялась выставка украинского народного творчества, показанная перед тем в Украинском доме. Время от времени происходят выставки скифского золота. Францию посещают украинские артисты — театр Андрея Жолдака, который регулярно приглашают на фестиваль в Гренобле, хоровая капелла «Думка», Симфонический оркестр Национальной филармонии под руководством Николая Дядюры. Сын знаменитого украинского композитора Ивана Карабица — Кирилл Карабиц — работает заместителем главного дирижера крупнейшего симфонического коллектива — оркестра Радио Франции. Я надеюсь, эта тенденция развития отношений сохранится.

— А почему сборник был посвящен именно этнографии? Потому что фольклор — это то, что отличает нас от других, или потому, что наше современное искусство выглядит вторичным по отношению к европейскому?

— Могу сказать, что это своего рода игра случая. Дело в том, что директор крупнейшего во Франции всемирно известного журнала «Французская этнология» побывал в Украине и решил совместно с Институтом им. Рыльского подготовить номер журнала, посвященный Украине. Это не значит, что мы не интересуемся современным искусством Украины. Украинский фольклор имеет совершенно особое значение, что связано с традициями и историей. Ваш фольклор имеет очень современное звучание. Эта культура несет нечто новое и для вас, и уж конечно для нас. Она долго замалчивалась, и теперь мы все открываем ее заново — поэтому она настолько современна. И, возможно, украинцам следовало бы основывать свою современную культуру на тех истоках, корнях, которые предоставляет народное творчество. Если позволите, я приведу два примера. Первый — это Малевич. Для меня Малевич всегда был русским художником. И только приехав в Украину, я понял, что он украинский художник. Исходя из этого, лучше понимаешь его творчество — ведь некоторые его черты основаны на украинской народной культуре. Например, его крестьяне без лиц перекликаются с украинскими народными игрушками. Его цветовая гамма — яркие, насыщенные желтый, оранжевый, синий. Безусловно, в свое время он считался наиболее авангардным художником. И в то же время он очень органично вписывается в народную культуру. Еще один пример — современный певец Олег Скрипка. Он начинал как рок-певец, а теперь все больше и больше обращается к народным мотивам. В отличие от Франции, где фольклор считается явлением умершим, отошедшим в прошлое, как нечто вышедшее из моды, в Украине именно это сейчас выходит на первый план.

— Кто еще из украинских артистов, писателей, интеллектуалов, кроме упомянутого Олега Скрипки, вызывает интерес во Франции?

— Я уже называл Андрея Жолдака. Кроме него — Театр марионеток под руководством Яремчука, театр Богомазова.

— За последнее время в Украине появилось очень много французской литературы, переведенной на украинский язык. А украинскую литературу переводят во Франции?

— К сожалению, современная украинская литература мало известна во Франции. Я могу назвать только одно имя — Андрей Курков. Его очень много переводят, он достаточно известен. Что же касается украиноязычной литературы, кроме Юрия Андруховича, пожалуй, никого больше не смогу назвать.

— У нас часто говорят о расширении Европы как о возможном культурном нивелировании, поглощении национальных культур. Что могли бы ответить европейские «старожилы» на эти страхи?

— Это действительно страх — то есть нечто иррациональное. Насколько я могу судить, украинская молодежь позитивно воспринимает процесс расширения ЕС, хочет интегрироваться в Европу. И по моему личному мнению, вхождение Украины в ЕС — это вопрос времени. Что же касается культурного поглощения, на мой взгляд, его бояться не стоит. В настоящее время Европа основывается на концепции культурного разнообразия. Мы поддерживаем и пропагандируем и собственную культуру, и культуры других народов. Поддержка собственной культуры совсем не означает подавления иных культур. Европейский Союз в культурном отношении крайне разнообразен. Развитие национальных языков происходит не в ущерб другим языкам. Украине как стране с глубокими традициями и вовсе нечего бояться. Ваша страна считается одной из наиболее сильных в культурном отношении европейских стран. Ей ли бояться культурного нивелирования, поглощения? В столкновении культур происходит не уничтожение или подавление, а обогащение. Украина как страна двуязычная должна это понимать. Можно жить в нескольких культурах, владеть несколькими языками. Посмотрите на Львов — это город и польский, и австрийский, и советский, и украинский — насколько он богат благодаря встрече всех этих традиций. Да и вся Центральная Европа всегда была таким местом встречи и смешения множества культур.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК