Константин Огневой: ВСЮ ЖИЗНЬ Я РАБОТАЮ В СВОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ

30 августа, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 35, 30 августа-6 сентября 1996г.
Отправить
Отправить

Когда во время фестиваля «Море друзей» впервые объявили заместителя председателя жюри конкурса м...

Когда во время фестиваля «Море друзей» впервые объявили заместителя председателя жюри конкурса молодых исполнителей украинской эстрадной песни «Ялта-96», профессора Национальной музыкальной академии К.Огневого, многие, наверное, были удивлены. Его коллегами в жюри стали его бывшие студенты: народный артист Украины Н.Мозговой, заслуженный артист В.Билоножко. Сложно усомниться в компетентности и профессионализме артиста, проработавшего в театре и на эстраде чуть ли не вдвое больше, чем многие молодые конкурсанты. Он пел в заключительном концерте конкурса, и, думаю, не один из начинающих подумал: «Дай Бог, и мне бы так в его возрасте!» Об опыте мастера, о его уроках - жизненных и профессиональных - наша беседа.

- Константин Дмитриевич, вы - известный певец, народный артист Украины, профессор Национальной музыкальной академии. Что сейчас главное в вашей жизни?

- Сейчас - популярно и модно выражаясь - главное для меня - это выжить и быть немножко здоровым. Это, конечно, шутка, потому что человек, занимающийся какой-то деятельностью, должен быть здоров. Я считаю себя очень счастливым человеком, потому что занимался своим любимым делом - учился этому, пел в очень хорошем, просто выдающемся театре - Государственном театре оперы и балета им.Т.Шевченко в Киеве. Пропел я там более двадцати лет, гастролировал по всему миру. Закончил свою карьеру оперного певца, поскольку у меня такое кредо - я всегда говорил своим коллегам в театре: «Лучше уйти на два года раньше, чем на один день позже». Поэтому я ушел немножко раньше и приступил к преподавательской и концертной деятельности. То, что я делал в жизни сам, я видел, как это нужно людям, какое они получали удовольствие от моего пения, и считаю это удачей и своим счастьем. Это - то, от чего я сам получал наслаждение.

Моя работа в консерватории, на мой взгляд, удается. У меня много учеников, работающих в ведущих театрах, - Олег Кулько, который начал работать в нашем театре, но через два года (видимо, нам не нужны хорошие голоса) уехал в Москву, сейчас - солист Большого театра, очень хороший тенор, поет все премьеры - это из выдающихся. Еще двое хороших певцов работают в нашем театре - это братья Приймаки - Петро и Павло, тенор и баритон.

- Уже знаменитые, лауреаты Республиканского конкурса им.Н.Лысенко.

- Да, они поют и в опере, и на эстраде. Занимались они вдвоем, немного пели дуэты, и теперь поют заглавные партии в театре. Это тоже большая удача.

Недавно я встречался с одним редактором, подготовившим несколько передач обо мне, пропагандирующим классическую музыку. Она высказала мне претензии за то, что я «снизошел» до работы в жюри эстрадных конкурсов. Конечно, где-то она по-своему права, поскольку раньше у нас академические и эстрадные жанры никогда не соединялись. Но вместе с тем, если вернуться в прошлое, - были эстрадные концерты с участием звезд оперной сцены - С.Лемешева, М.Рейзена, и ничего страшного в этом не было.

Сейчас другое время, конечно, мы уже не в моде, у нас другие взгляды, мы постарели, но нельзя «зацикливаться» на наших взглядах и останавливаться. Жизнь идет вперед, эстрада сегодня совсем другая, хотя я со многим тоже не согласен в современном искусстве. И я в ответ ей сказал: «Вы хотите, чтобы не было вообще эстрады, чтобы никто не пел песен - пускай молодые люди идут в рестораны или еще хуже - в подъезды?» Когда я был в Черновцах на конкурсе - там была детская студия, «малышня», это - наше будущее. Сам конкурс тоже открывает новые таланты. И фестивали, и конкурсы очень нужны.

Я считаю, что вокалист должен прежде всего красиво петь, иметь хороший голос - тогда можно петь и эстраду, и классику, все что угодно - и это будет хорошо. А когда начинают «хрипеть», «шептать» и орать, это меня не устраивает. Наверное, так модно? Хотя я слежу за зарубежной музыкой - ведь пока у нас все идет «оттуда». Там, я слышу, певцы снова поют красивыми, «тембральными» голосами.

- В моду вновь входят «живые» инструменты, хорошие голоса...

- Чтобы можно было получить удовольствие не только от того, что он модно хрипит, рипит или что-то еще делает на сцене. Думаю, мы к этому тоже придем, хотя это не так просто. Для этого даже для эстрадных певцов, и даже уже знаменитых, все-таки нужна какая-то школа. Это не обязательно пятилетнее обучение, но некоторые голоса нужно чуть-чуть «подправить», «обработать», научить владеть... Пение «открытым» звуком, и особенно крик, чреваты плохими последствиями. Голоса нужно в некотором роде «окультурить», поработать над дыханием. Может быть, что-то придумаем. Пока это дело будущего.

- Но, по-моему, вы уже начали этим заниматься. У вас уже есть такие ученики.

- В моем классе учился в свое время народный артист Украины Н.Мозговой - пел вокализы, классические итальянские арии - и это нисколько ему не повредило, у него хороший голос, он талантливый композитор. В.Билоножко тоже заканчивал у меня. В консерватории он пел заглавную партию в опере Г.Генделя «Дейдамия», поставленную в оперной студии совместно с немецкими коллегами из Лейпцигской высшей музыкальной школы. Партия басовая - очень сложная, и он прекрасно с ней справлялся. Нынче он поет немножко другим голосом, наверное, это дань моде, я не хочу в это вмешиваться.

Сейчас в моем классе А.Пономарев, очень музыкальный певец, хороший, тембрально интересный голос. При поступлении он спел арию Ленского из оперы П.Чайковского «Евгений Онегин», романс «Средь шумного бала» - классический репертуар, и произвел довольно приятное впечатление. Поначалу его приняли настороженно, как обычно в нашей консерватории воспринимают поступление эстрадных певцов. Мы не брали многих желающих, у которых «материал» не соответствует требованиям консерватории. А если у человека есть данные - он будет петь. Конечно, в оперном спектакле, я думаю, Саше участвовать не придется, скорее я представляю его певцом концертно-камерного плана. А на эстраде он будет петь любую музыку, в том числе и оперные арии. Я считаю его сейчас одним из лучших голосовых певцов с приятным тембром. Думаю, у него большое будущее.

- Константин Дмитриевич, обладая опытом певца и педагога, могли бы вы дать сейчас какие-то советы начинающим певцам: что им нужно делать и чего нельзя ни в коем случае, если они хотят стать настоящими певцами?

- Если певец имеет голос, он должен его сохранять. Это значит режим, питание, образ жизни - т.е. это значит - поставить все на алтарь своего искусства. Голос нужно оберегать от ненужных вещей, которые ему вредят, - в первую очередь - курение, алкоголь, богемно-светская жизнь. Ведь наши молодые, достигнув чего-то, уже стремятся «почивать на лаврах», а ведь на этом все может и закончиться. Ведь как правило, эстрадные певцы «взлетают» на репертуаре: одна-две песни - то ли сам написал, то ли чью-то спел удачно, «выскочил» - и уже «звезда». А что дальше? Нужно сохранить свой голос - материал, который дает право и возможность совершенствоваться. А если песни хорошей нет - и певца нет? На этом все заканчивается? Хорошим голосом даже не очень яркую песню можно спеть так, что она понравится.

Самое главное для вокалиста, основа всего - это понятие о подаче голоса, звуковедении, о дыхании. Эти навыки дают свободу, открывают возможности, и тут уже начинается музыка, которая дает право называться певцом - в любом жанре. Основа - это школа пения.

- Константин Дмитриевич, скажите, пожалуйста, кто дал вам эту школу, кто определил вашу судьбу?

- Школа у меня была начальная - на улице - в детстве увлечение песней. В армии в ансамбле я почувствовал, что такое настоящее пение, как можно петь красиво. Это было во время войны.

- Эпоха «Огонька»?

- Да. С этого времени началась моя школа. У меня были очень хорошие педагоги в ансамбле Минского военного округа - художественным руководителем был доцент Ленинградской консерватории Дмитриев. Это был кладезь премудростей искусства, эрудированный и образованнейший человек, прекрасный дирижер. Второй ансамбль - Белорусского военного округа, им руководил А.Усачев - тоже замечательный музыкант. Потом был Ансамбль Киевского военного округа, где нашим хормейстером был Н.Венедиктов, отец главного хормейстера оперного театра Л.Венедиктова. Он - бывший регент.Во время пребывания в Минске наш ансамбль расформировали, я поступил в консерваторию. И успел взять лишь несколько уроков у педагога Е.Ручьевой. Но эти несколько уроков решили судьбу голоса и соответственно - мою. Она рассказала мне, как я пою, и показала, как нужно правильно петь. После демобилизации поступил в Днепропетровское музыкальное училище, позанимался год - слышу - что-то не так. Начал искать, вспоминая уроки Ручьевой ни примеряя к своим особенностям, и понял: что нужно начинать все с основы. Педагог была против, домашние тоже, но я подумал, что другого пути нет.

По окончании музыкального училища я прослушался в Московскую консерваторию и всем «почти понравился», а главное - А.Свешникову ректору. Комиссия сомневалась, но он настоял. А я уже успел поступить в Гнесинку. Ректор меня отругал за это, и я начал заниматься в консерватории. Со второго курса пел в спектаклях оперной студии - Альмавиву, Ленского, Берендея. После окончания приехал в Киев, поступил в театр, в котором проработал больше 20 лет.

- Были ли в вашей жизни конкурсы, и как вы к ним относитесь в принципе?

- Это были «классические» конкурсы. На первом - республиканском конкурсе вокалистов я получил третью премию, затем был всесоюзный конкурс, на который должны были ехать лауреаты первых премий. И вот за неделю до него мне звонят и сообщают, что я тоже должен ехать в Москву. Я немножко поупирался, но, конечно, поехал, и получил золотую медаль и первую премию.

После этого был Всемирный фестиваль молодежи и студентов, на котором проводился конкурс вокалистов. Председателем жюри был Тито Скипа - знаменитый итальянский певец. Участвовала в нем Белла Руденко. Очень много было участников, сложная программа. Я спел прилично, и получил серебряную медаль. А самое главное - Тито Скипа отметил, что я ему понравился, - я пел «Ноченьку».

Конкурсы - это большое дело, это - проявление всех качеств конкурсанта - силы воли, способностей, «настырности», необходимых и для сцены, и для дальнейшей жизни. У певца нервы должны быть, как «канаты», а здоровье - как у вола. Каждый конкурс - это новый опыт, в этом - большая польза.

Теперь я уже знаю, что каждый певец должен найти для себя наиболее удобные и приемлемые навыки пения, выработать свой метод, который принесет пользу исполнителю. К примеру, существуют еще и некоторые особенности устройства гортани - у людей, родившихся в разных регионах и климатических условиях, - они различны. У меня было несколько студентов восточных национальностей - и ничего нельзя было сделать с их «горловым» звуком. Для каждого нужно найти метод, чтобы было легко петь. Я всегда говорю студентам: «Пой так, чтобы публика в зале думала: за что ему деньги платят? Ему так легко, ведь это - удовольствие». Тогда тебе тоже будет приятно петь.

Могу сказать, что главное в моей жизни - то, что я отработал честно и в свое удовольствие всю свою жизнь.

Для редакции и читателей «ЗН» мои пожелания: жить и работать всегда только в свое удовольствие.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК