Кому принадлежит одесское кино?

10 сентября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 36, 10 сентября-17 сентября 2004г.
Отправить
Отправить

Так называемое многокартинье, наблюдавшееся на всех отечественных киностудиях, в том числе и на Одесской, еще в первой половине девяностых, воспринималось совсем неоднозначно...

Так называемое многокартинье, наблюдавшееся на всех отечественных киностудиях, в том числе и на Одесской, еще в первой половине девяностых, воспринималось совсем неоднозначно. Поскольку отмывали деньги с помощью кинопроизводства все кому не лень, на экраны под маркой знаменитого парусника подчас выходило нечто совсем уж неудобоваримое. И кому станешь объяснять, что сама киностудия имела к ряду конкретных проектов весьма отдаленное отношение? Многокартинье подрывало престиж старейшей кинофабрики страны и создавало впечатление, будто деньги налогоплательщиков попросту переводятся ордой прожорливых бездарностей, а смотреть все равно нечего. Почти не знавшая простоев Кира Муратова, как ни крути, снимает кино, внятное и нужное лишь немногим, и выпускай она хоть по картине в год, это мало что изменит в сознании широкого зрителя.

Спустя годы ситуация воспринимается не так остро, сквозь призму жалости как к самим кинематографистам, так и к их семьям, пережившим немало трудностей из-за простоев, связанных с мизерным количеством государственных заказов на фильмы (отмывающие деньги коммерсанты давно уже нашли другие варианты решения своих проблем). Все-таки развитое кинопроизводство обеспечивает работой массу народу, оно даже способно приносить прибыль, остается лишь сделать его соответствующим требованиям сегодняшнего дня. Ведь никого не может устраивать ситуация, когда снимающиеся для телевидения фильмы, что называется, «с колес» попадают на голубые экраны, а киноленты выдерживаются год-два в безвестности, чтобы промелькнуть впоследствии на тех же голубых экранах, даже для приличия не отметившись в прокате, населенном «Человеками-пауками» и прочими заокеанскими киномутантами.

А кто вообще увидит короткометражные фильмы, в частности дебют в коротком метре фронтмена комик-труппы «Маски» Георгия Делиева «Мелкий дождь», премьера которого состоялась на Одесской киностудии этим летом? Спорный, но отнюдь не лишенный художественных достоинств двадцатиминутный фильм о жизни оккупированной фашистами Одессы с участием местных артистов создавался для сотни зрителей?

Журналистам в последние годы нравится живописать разруху и запустение на киностудии Южной Пальмиры, особенно после бурных майских торжеств по поводу ее 85-летнего юбилея, делать неутешительные прогнозы относительно ее будущего. Но, пожалуй, сегодня не так уж важно, в каких условиях хранится перчатка Веры Холодной, в каком павильоне арендаторы мастерят гробы, а в каком — хранят тампаксы, сколько часов длилась голодовка режиссера, четвертый год работающего над госзаказом, кто украл и какому колхозу продал лихтваген (селу тоже нужна мобильная электростанция!), почему очередное отчетно-перевыборное собрание Одесского отделения НСКУ затянулось до часа ночи, начавшись в одиннадцать утра. Также не слишком интересно, что за письма протеста сочиняют кинематографисты по различным поводам, адресуя их во многие инстанции, средства массовой информации (актом особой жестокости стало опубликование одного такого письма в авторской орфографии и пунктуации). Суть конфликта проста: служители музы кино не видят возможности влиять на судьбу своей продукции (даже если ее удается выпустить), распоряжаться ею, как-то обустраивать родную студию. Творческий работник вряд ли способен полностью отдаться административной деятельности на посту генерального директора киностудии, поэтому логично, когда такое беспокойное хозяйство возглавляет опытный администратор, к примеру, кинодистрибьютор Ольга Неверко, вступившая в должность в начале января нынешнего года.

Тогда вокруг ее назначения разгорелись нешуточные страсти. Дело даже не в том, что Ольга Ярославна видит будущее студии в акционировании (а ведь именно этот вариант развития может стать спасательным кругом при соблюдении ряда необходимых условий, главное из которых — недопущение перепрофилирования). Не в пользу нового директора говорила предыдущая деятельность, связанная с продажей фильмов, произведенных на Одесской киностудии, ряду телеканалов.

Как известно, недавний пленум Национального союза кинематографистов Украины принял решение потребовать от Министерства культуры и искусств признать недействительными все договоры, ущемляющие законные права автора в Украине, и заключить новые в соответствии с интересами авторов и рамками закона. У многих одесских кинорежиссеров нет сомнения, что под определение «ущемляющие законные права авторов» подпадают и все сделки, заключенные кинодистрибьютором Ольгой Неверко в рамках созданных ею фирм «Успех» и «Будущее». Пока что Минкульт предлагает кинематографистам решать подобные вопросы в судебном порядке, суды же отмахиваются от жалоб авторов, переадресовывая их опять-таки в министерство, хотя существуют четкие технологии разбора авторских претензий… Хлопотно иметь дело с авторами, которым, в свою очередь, тоже недосуг жить прошлым, ведь есть новые творческие планы, а если так все пойдет и дальше, может не хватить жизни на осуществление хотя бы малой части задуманного.

Позиция Ольги Неверко, не раз озвученная ею на страницах местной и всеукраинской прессы, такова: режиссеры еще должны быть благодарны за то, что их фильмы показывают по телеканалам. А восстановить старый фильмофонд и распродавать его необходимо, чтобы использовать средства для приобретения современного оборудования. И те 35 дистрибьюторских процентов, которые ей платила студия, она получала вполне заслуженно. Ведь надо было доказать право студии на фильмы, носители которых после развала Союза оставались в московском Госфильмофонде, привезти, напечатать копии, найти покупателя, то есть участвовать в фестивалях, ездить в командировки. Зарабатывая за счет продажи старого фильмофонда, киностудия обновляет свое оборудование. А не досталось постановщикам проданных фильмов ни копеечки, поскольку законами Украины, в отличие от российских, отчисление процента от прибыли авторам не предусмотрено.

Действительно, закон о праве автора не имеет обратной силы, и все, что снято до 1994 года, не подпадает под его действие. Да и сейчас авторы легко уступают свои авторские права производителю за смешные деньги. И напрасно. Не все ведь, подобно Кире Муратовой, теряют интерес к снятому фильму сразу же после озвучания. Иначе не было бы скандалов, связанных с правами на фильмы прошлых лет.

Возвращаясь к идее акционирования, одесские кинематографисты сейчас бурно обсуждают ее на общих собраниях, при закрытых дверях. Думается, ялтинский вариант, при котором студия станет в первую очередь сервис-центром, а уже во вторую — отечественной кинофабрикой, для Одессы неизбежен. Собственно, уже сейчас снимают в южной Пальмире чаще гости из России, других стран, нежели штатные режиссеры киностудии, намертво пришпиленные к земле ожиданием госзаказа. И пока не будет у одесских фильмов иностранных партнеров, бюджетов в три миллиона условных единиц, дублирования на английском языке и грамотно организованного по всему миру проката, снимать их, а тем более продавать кому-либо по меньшей мере бессмысленно.

Даже жанр напряженного триллера, в котором собирается этой осенью дебютировать мэтр Ярослав Лупий, приступая к съемкам новой картины «Секонд-хэнд», не спасет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК