Украинско-российское газовое соглашение: путеводитель к противодействию

13 января, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №1, 13 января-20 января

В своей статье «Энергетическая дипломатия Украины: план действий на время «Ч» («Зеркало недели», ...

В своей статье «Энергетическая дипломатия Украины: план действий на время «Ч» («Зеркало недели», № 51, 31 декабря 2005 года — 13 января 2006 года) я пытался предусмотреть развитие событий в украинско-российских газовых отношениях. Сначала все происходило так, как и предполагалось. 1 января проснулась от шока Европа. Реагировал Вашингтон. Украинская власть держала удар. Москва на рубеже 2 и 3 января пошла на попятный. Казалось, здравый смысл и европейский подход к решению газового спора побеждает.

Однако Перл-Харбор украинской энергетической дипломатии в ночь с 3 на 4 января предвидеть было невозможно. Кто мог ожидать, что украинская переговорная команда будет действовать за пределами здравого смысла, украинского закона и, я уверен, формальных директив? Кто мог ожидать, что более чем за полгода газовых переговоров украинская сторона будет способна лишь на подписание предложенного в последний момент российской стороной (и она этого не скрывает) «Соглашения об урегулировании отношений в газовой сфере» (далее — газовое соглашение). И, наконец, кто мог ожидать, что «Газпром» так быстро и эффективно научит руководство «Нафтогазу» писать по-русски, хотя и с ошибками?

Агрессивный непрофессионализм, как и преступная самоуверенность, к сожалению, прогнозированию практически не поддаются. Однако, к счастью, в силу своей очевидности дают реальные основания для эффективного политического и юридического противодействия и обжалования крайне опасных последствий, как правило, ими порождаемых.

Политическую составляющую противодействия и обжалования газового соглашения вовремя продемонстрировал украинский парламент. Сегодня украинское общество и международное сообщество понимают абсолютно четко— правительственный кризис в Украине напрямую связан с подписанием газового соглашения. И это уже стало фактом истории. Хотя парламент, сказав «А», должен сказать и «Я» — утвердить в окончательном виде принятое за основу постановление «Об угрозе национальной безопасности Украины в связи с действиями органов исполнительной власти по обеспечению потребителей Украины природным газом».

Но почему, как и кто может реализовать юридическое противодействие и обжалование газового соглашения? Именно об этом наш краткий путеводитель.

Почему может быть обжаловано газовое соглашение?

Поотому что оно нелегитимное, неравноправное, крайне экономически невыгодное для украинской стороны, ставит ее в монопольную зависимость от «РосУкрЭнерго АГ», заключено с явным нарушением действующего законодательства и международно-правовых обязательств Украины.

О вышеупомянутых характеристиках газового соглашения написано и сказано уже много. Полагаю, их «без очков» увидит каждый, кто прочитает его текст, размещенный в Интернете. Взятые вместе, они дают основания для общего вывода: газовое соглашение не отвечает требованиям украинского закона и заключено с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества.

Одним из ключевых элементов юридического обоснования подобного вывода является то, что председатель правления «Нафтогазу» А.Ивченко подписал газовое соглашение при отсутствии ежегодного межправительственного протокола на 2006 год. Последний, согласно статье 2 Соглашения между Кабинетом министров Украины и Правительством Российской Федерации о дополнительных мерах по обеспечению транзита российского природного газа по территории Украины от 4 октября 2001 года (далее — межправительственное Соглашение 2001 года), должен уточнять на 2006 год объемы транзита российского природного газа через территорию Украины, а также размер платежей в денежной форме и/или объемы поставок газа в счет оплаты транзита. При этом подписанное газовое соглашение не отвечает условиям сотрудничества, зафиксированным в заключенном 2 июля 2004 года Протоколе между Кабинетом министров Украины и Правительством Российской Федерации на 2005 год к межправительственному Соглашению 2002 года, а также в подписанном на основе этого Протокола Дополнении № 4 к действующему Контракту между НАК «Нафтогаз України» и ОАО «Газпром» об объемах и условиях транзита российского природного газа через территорию Украины на период с 2003 по 2013 год от 21 июня 2002 года. Вместе с тем, как это следует из действующих украинско-российских договоров в газовой сфере, именно указанные условия сотрудничества должны применяться при отсутствии ежегодного межправительственного протокола. А «Нафтогаз» и «Газпром» не имеют права самостоятельно их изменить, не получив предварительного согласования правительств своих государств.

Как может быть обжаловано газовое соглашение?

Для того чтобы понять юридический механизм обжалования газового соглашения, необходимо учесть следующее:

а) по своей природе газовое соглашение является не международно-правовым договором, а гражданско-правовым контрактом, чье действие регламентируется гражданским законодательством и международным частным правом;

б) реализация газового соглашения тесно связана с территорией Украины, поскольку значительная часть обязательств, вытекающих из газового соглашения, должна быть выполнена на территории Украины. Так, предоставление транзитных услуг осуществляется на территории Украины; устанавливается запрет на экспорт газа с территории Украины; одна из сторон газового соглашения — «Нафтогаз» — зарегистрирована и осуществляет деятельность в Украине; предусматривается создание совместного предприятия с деятельностью на территории Украины.

Все вышесказанное дает возможность сделать вывод: несмотря на то что газовое соглашение не предусматривает порядка решения споров, оно может быть обжаловано в украинском суде с применением украинского права.

Такой вывод основывается на общем правиле о том, что при отсутствии выбора сторонами гражданско-правового контракта применяемого права и компетентного суда (арбитража), такое право и суд определяются международно-правовыми договорами о правовой помощи и/или коллизионным законодательством государства, к которому предъявлен иск. В данном случае между Украиной, Российской Федерацией и Швейцарией (государствами, чьи юридические лица подписали газовое соглашение) отсутствует международный договор, предметом регулирования которого были бы коллизионные нормы и вопросы юрисдикции. В такой ситуации в случае предъявления иска по обжалованию газового соглашения в суд Украины последний будет руководствоваться в первую очередь Законом Украины «О международном частном праве» и Хозяйственным процессуальным кодексом Украины.

Не приводя детальное юридическое обоснование (не по причине его отсутствия, а с тем, дабы не обременять читателя массивом юридических деталей), хотел бы кратко отметить, что указанные закон и кодекс предусматривают следующее:

— хозяйственные суды Украины имеют право рассматривать дела с участием иностранных предприятий и организаций, если местонахождением филиала, представительства, другого обособленного предприятия или организации является территория Украины (в Украине находится представительство «Газпрома»). Кроме того, предусматривается, что дела в спорах, возникающих при заключении, изменении и расторжении хозяйственных договоров (одним из которых является газовое соглашение) рассматриваются хозяйственным судом по местонахождению стороны, обязанной по договору осуществить в пользу другой стороны определенные действия, такие как: выполнить работу, предоставить услуги и т.д. (в соответствии с газовым соглашением, стороной, предоставляющей транзитные услуги, является «Нафтогаз», находящийся на территории Украины);

— к содержанию соглашения применяется право, имеющее наиболее тесную связь с соглашением. Как уже отмечалось выше, газовое соглашение тесно связано с территорией Украины. Следовательно, существуют основания считать право Украины таким, которое имеет наиболее тесную связь с газовым соглашением и должно применяться к нему.

С другой стороны, вышеизложенное не исключает возможности обращения с иском об обжаловании газового соглашения в суд Швейцарии по местонахождению «РосУкрЭнерго АГ» как возможного ответчика. В таком случае суд Швейцарии — согласно Федеральному закону Швейцарии о международном частном праве от 18 декабря 1987 года — должен будет принять иск к разбирательству и использовать при его разбирательстве право Украины.

Кто может обжаловать газовое соглашение?

На мой взгляд, субъектами иска (истцами) по обжалованию законности газового соглашения как не соответствующего требованиям закона и заключенного с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества (то есть на основании статьи 207 Хозяйственного кодекса Украины), могут быть:

а) одна из сторон газового соглашения (в частности, «Нафтогаз») или

б) соответствующий орган государственной власти. В данном случае таким органом государственной власти Украины может выступать:

— Кабинет министров Украины — как учредитель НАК «Нафтогаз України». Интересы Кабинета министров Украины в суде представляет Министерство юстиции Украины;

— Министерство топлива и энергетики Украины — как орган, которому предоставлены полномочия по управлению корпоративными правами государства в отношении «Нафтогазу», и как орган, обеспечивающий соблюдение и выполнение обязательств, принятых по межправительственному Соглашению от 4 октября 2001 года (в соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона Украины «О международных договорах Украины»);

— Министерство иностранных дел Украины — как орган, осуществляющий общий надзор за выполнением международных договоров Украины (в соответствии с пунктом 1 статьи 17 Закона Украины «О международных договорах Украины»).

Субъектом соответствующего иска может быть также Генеральная прокуратура Украины на основании статьи 2 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, которая имеет право обращаться в хозяйственные суды Украины с исками в интересах государства.

Стоит отметить и то, что создание совместного предприятия между «Нафтогазом» и «РосУкрЭнерго АГ», предусмотренное газовым соглашением, требует оценки со стороны таких конституционных органов, как Фонд государственного имущества и Антимонопольный комитет. При этом получить от них разрешение на создание данного совместного предприятия будет крайне проблематично, учитывая требования законодательства Украины.

Кроме того, есть основания считать, что субъектами соответствующего иска могут быть юридические лица (предприятия) Украины, являющиеся потребителями природного газа, поставляемого в Украину из Российской Федерации. Так, согласно статье 1 Хозяйственного процессуального кодекса Украины, предприятия, учреждения, организации, другие юридические лица (в том числе зарубежные) имеют право обращаться в хозяйственный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и охраняемых законом интересов.

При этом следует отметить, что официальное толкование понятия «охраняемый законом интерес» было дано Конституционным судом Украины в решении от 01.12.04 № 8-рп/2004. Согласно этому толкованию, понятие «охраняемый законом интерес» нужно понимать как стремление к пользованию конкретным материальным и/или нематериальным благом, являющимся самостоятельным объектом судебной защиты и иных средств правовой охраны с целью удовлетворения индивидуальных и коллективных нужд, не противоречащих Конституции и законам Украины, общественным интересам, справедливости, добросовестности, разумности и прочим общеправовым принципам.

При этом, согласно пункту 2 статьи 16 Гражданского кодекса Украины, одним из способов защиты охраняемых законом интересов может быть признание соглашения неправомочным и/или возмещение убытков и иные способы возмещения имущественного ущерба.

В этом контексте «стремление к пользованию природным газом по цене, установленной в соответствии с законодательством Украины и ее действующими международными договорами», является «охраняемым законом интересом» юридических лиц (предприятий) Украины.

Соответственно, если исходить из того, что цена на газ определена газовым соглашением вопреки порядку, установленному в межправительственном Соглашении от 4 октября 2001 года (являющемся неотъемлемой частью законодательства Украины), можно констатировать, что газовое соглашение нарушает охраняемые законом интересы юридических лиц (предприятий) Украины, потребляющих природный газ, поставляемый из Российской Федерации. Это дает право таким юридическим лицам (предприятиям) обратиться в суд с иском о признании газового соглашения недействительным и/или о возмещении им со стороны «Нафтогазу» убытков, понесенных вследствие заключения газового соглашения.

Стоит также отметить, что украинская судебная практика знает прецеденты обращения в суд с иском о признании недействительным договора, в котором лицо-истец не было стороной, но ссылалось на необходимость защиты своих охраняемых законом интересов (в частности, это имело место при обжаловании приватизации «Криворожстали»).

* * *

Подытоживая изложенное, мы можем констатировать: имеются все законные основания и возможности обжаловать в украинском суде действительность газового соглашения.

Трудно представить, что это сделает нынешнее руководство «Нафтогазу» или соответствующие исполнительные органы государственной власти. Особенно после заявлений высшего руководства государства, что Украина будет неуклонно выполнять каждый пункт газового соглашения как перед Россией, так и перед Западом (правда, непонятно, при чем тут Запад). Хотя, как знать. Украинская госбюрократия имеет успешный опыт противодействия и «спускания на тормозах» навязанных Украине силой или хитростью неравноправных и несправедливых соглашений и договоров.

Кто сейчас помнит судьбу Массандровских договоренностей, подписанных Л.Кравчуком, по которым мы должны были отдать весь Черноморский флот? Так и не вступило в силу Соглашение о нулевом варианте, касающееся зарубежной собственности бывшего СССР, подписанное премьер-министром Украины В.Масолом в отдельном кремлевском кабинете в отсутствие членов правительственной делегации Украины. Кстати, его текст тоже существует только на русском языке. Канули в Лету Санкт-Петербургские договоренности Л.Кучмы, В.Путина и Г.Шредера о создании газотранспортного консорциума.

Сколько еще было «исторических» украинско-российских договоренностей, о которых министры иностранных дел Украины узнавали из прессы. Хотя так хотелось верить, что новая демократическая власть Украины не будет повторять эту практику!

Большая надежда на Генеральную прокуратуру как самостоятельный конституционный орган, обязанный осуществлять защиту интересов государства. Тем более что в решении Конституционного суда Украины от 08.04.99 №3-рп/99 прямо указывается: «интересы государства могут совпадать полностью, частично или не совпадать совсем с интересами государственных органов, государственных предприятий или организаций».

Я также уверен, что будут действовать предприятия Украины, которые довольно быстро ощутят на себе результаты «пирровой газовой победы» украинских переговорщиков.

История учит: несправедливые, неравноправные, тайные международные договоренности рано или поздно обжалуются, аннулируются или просто не выполняются. Подобная участь ожидает и газовое соглашение, которое не только не разрешило существующие украинско-российские противоречия, но и заложило новые вызовы для наших двусторонних отношений и эффективного функционирования европейской системы энергетической безопасности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно