УКРАИНА ВСТУПАЕТ В СПОР О ПРОТИВОРАКЕТНОЙ ОБОРОНЕ

16 августа, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №33, 16 августа-23 августа

Опыт войны в Персидском заливе и потеря тотального контроля за несанкционированным распростране...

Опыт войны в Персидском заливе и потеря тотального контроля за несанкционированным распространением оружия и технологий массового уничтожения поставили перед США и рядом стран Запада проблему создания системы противоракетной обороны (ПРО) национальной территории (по другой терминологии - ПРО континента).

Необходимость решения этой проблемы совпала с выборами президента США в ноябре этого года, что и ускорило его поиск. Республиканцы, желая сделать это весомым аргументом в предвыборной борьбе, осуществляют давление на администрацию Билла Клинтона, требуя пересмотра нынешней ее политики по отношению к соблюдению Договора по ПРО, подписанного США и СССР в 1972 г. (Договор о ПРО был подписан СССР и США 26 мая 1972 года. Он ограничил количество баз размещения пусковых установок противоракет до двух для США и двух для СССР. 3 июля 1974 г. был подписан протокол к вышеупомянутому договору, который сокращал количество баз ПРО до одной у каждой из сторон.) Именно в силу ограничений, накладываемых этим договором, так и не появилось на свет любимое детище президента Рональда Рейгана - система противоракетной обороны с элементами космического базирования, которая открывала бы блестящую перспективу подготовки и ведения так называемых «звездных войн». На сегодня препятствий для создания ПРО континента с точки зрения достижений науки, технического прогресса и финансирования - нет, а для США эта проблема не решена исключительно по политическим причинам.

Почему же для США так важно изменить условия договора почти 25-летней давности? Дело в том, что соблюдение режима ограничения систем противоракетной обороны, установленного Договором по ПРО, до настоящего времени обеспечивалось наличием у США и СССР возможности, в случае его нарушения одной из сторон, принять соответствующие ответные меры, снижающие эффект развертывания противоракетной системы, т.е. усовершенствовать средства воздушного и космического нападения. С распадом СССР и с началом процесса радикального сокращения стратегических наступательных вооружений в рамках договоров СНВ-1 и СНВ-2 ситуация радикально изменилась. Сложное экономическое положение, в котором в настоящее время находится Россия, значительно ограничивает ее возможности по изменению в сопоставимые сроки состава и структуры стратегических сил. Принятие обязательств по сокращению вооружений, предусмотренных Договором СНВ-2, может привести к тому, что осуществление эффективных мер по противодействию развертыванию ПРО США окажется за пределами экономических возможностей России.

В этих условиях увязка Договора СНВ-2 с соблюдением Договора по ПРО рассматривалась в Москве практически единственным доступным в настоящее время России способом, с помощью которого она может обеспечить сохранение Договора по ПРО. Вместе с тем, российское руководство прекрасно отдавало себе отчет в том, что такая увязка может оказаться не в состоянии предотвратить отказ США от Договора по ПРО прежде всего потому, что в настоящее время Россия, в силу все тех же экономических причин, не может подкрепить угрозу своего выхода из СНВ-2 реальными действиями, направленными на сохранение стратегического паритета с США. Выход России из СНВ-2 не только позволил бы Соединенным Штатам сохранить свои стратегические силы на уровне, предусмотренном СНВ-1, но и предоставил бы им возможность полностью отказаться от ограничений Договора по ПРО и переориентировать создаваемую противоракетную систему на отражение удара со стороны значительно ослабленных российских стратегических сил.

Таким образом, в сложившейся ситуации выход из Договора по ПРО (или обход ограничений договора в процессе создания нестратегических систем ПРО) не только не повлечет для США серьезных последствий с точки зрения их безопасности, но и позволит Соединенным Штатам представить свою позицию в отношении разоружения и создания противоракетных систем в достаточно выгодном для себя свете.

Однако президент США Б.Клинтон, несмотря на давление со стороны республиканцев, считает, что выйти на решение этого вопроса необходимо только после пересмотра существующего договора вместе с Россией. Основой такой его позиции является стремление сберечь позитивные процессы ядерного разоружения России, Украины, Белоруссии и Казахстана согласно Договору

СНВ-1 и создать условия для ратификации Россией Договора СНВ-2.

Поддерживая позицию своего президента, министерство обороны и военные специалисты США для воплощения ее в жизнь сделали ставку на разделение ПРО: в существующем Договоре 1972 года речь идет о стратегической ПРО, а сегодня рассматривается - тактическая (ее еще называют ПРО театра военных действий или коротко - ПРО ТВД). При таком варианте составляющие ПРО ТВД (на первом этапе ее создания) не касаются упомянутого договора и дают возможность приступить к их созданию немедленно. Тем более, что сегодня уже фактически произошло разделение начальной программы ПРО континента, из которой выделены та самая тактическая противоракетная оборона, перспективные научно-исследовательские работы и программа развертывания 100 наземных ракет-перехватчиков, разрешенных Договором 1972 года. Идея состоит в том, чтобы, создавая тактическую ПРО, применить вариант проведения исследований по наращиванию ее возможностей до стратегического уровня.

Такая тактика дала ощутимые результаты. Очевидно, Россия уже смирилась с неизбежностью пересмотра Договора ПРО-72. Она даже идет на проведение совместных учений с США в области противоракетной обороны. Такое учение прошло в июне этого года на авиабазе Фалкон (штат Колорадо), и в нем участвовали специалисты системы «Пэтриот» с американской стороны и системы С-300 ПМУ1 - с российской.

Итак, дело стало только за процедурой пересмотра договора. И здесь оказалось, что вместе с Россией правопреемниками в нем являются Украина, Белоруссия и Казахстан. В конце июня этого года, на последней женевской сеcсии Консультативной комиссии, в состав которой входят эти страны, а также США, в принципе было достигнуто согласие относительно размежевания понятий систем обороны от баллистических ракет и систем ПРО ТВД. Предварительно, ожидается, что окончательное подписание согласованных текстов документов Консультативной комиссии должно состояться в Нью-Йорке в сентябре этого года, когда на сессию Генассамблеи ООН прибудут министры иностранных дел упомянутых стран. Согласно договоренностям, предусмотрен обмен информацией о наличии и использовании комплексов ПРО ТВД. Американская сторона недвусмысленно дала понять, что такими комплексами в бывшем СССР она считает именно

С-300.

Россия согласилась на обмен такой информацией. Ясно, что такое же согласие будет получено со стороны Белоруссии и Казахстана. Делегация Украины же категорически отказалась последовать российскому примеру. Мотивация нашей делегации - системы

С-300, находящиеся на вооружении украинской армии, не испытывались стрельбой по баллистическим ракетам и они будут использоваться исключительно в интересах ПВО. (В качестве подтверждения такого использования в Крыму были проведены учения украинской ПВО с боевыми стрельбами именно комплексами

С-300.) Раскрывать же систему ПВО Украины наша сторона не считает возможным. Такая позиция, согласно источникам из МИДа, была избрана по настоянию представителей Министерства обороны.

Итак, Украина опять, как и в случае с ратификацией Договора ОСВ-1, показала свой характер американцам, разочарованиям которых нет предела. И их можно понять. После стольких усилий, потраченных на уговоры русских, после затяжной дискуссии со своими оппонентами внутри страны, накануне президентских выборов получить такое досадное препятствие со стороны потенциально дружественной, четвертой по объемам американской помощи, Украины - такого администрация Клинтона не ожидала. 6 августа специальный помощник по вопросам оборонной политики и разоружения Р.Белл направил нашему послу в Вашингтоне памятную записку по этому вопросу, где сообщил, что американцы и россияне учли позицию нашей страны по вопросу обмена информацией и значительно ограничили содержание последней. Она теперь не будет включать в себя количество и дислокацию пусковых установок С-300. Тут же американцы корректно напомнили, что предыдущая администрация США вообще не признавала за нашей страной правонаследия Договора ПРО, а только администрация Клинтона, исходя из желания Украины, согласилась признать за ней это право.

До запланированного срока подписания текстов документов Консультативной комиссии осталось совсем немного времени. Исходя из того, что даже Россия согласилась предоставлять информацию о своих ракетных комплексах, аргументы чиновников нашего оборонного ведомства не являются убедительными. В таком случае дело идет снова, как и в 1994 году, о торге. Однако уместен ли он сейчас?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно