ТЯЖЕЛЫЙ КРЕСТ... ЛЮБВИ

23 февраля, 1996, 00:00 Распечатать

Львовской областной общественной организацией «Братство почитателей Тараса Шевченко» на соискание Государственной премии им...

Львовской областной общественной организацией «Братство почитателей Тараса Шевченко» на соискание Государственной премии им. Т. Г. Шевченко в области журналистики и публицистики выдвинута известная радиожурналистка, автор и ведущая художественно-публицистических программ украинского радио Эмма Бабчук.

Помните библейскую оповедь о народе, который 430 лет томился в египетском плену, а потом бежал из него? В полном смысле этого слова бежал по дну Красного моря в пустыню. Радовался свободе, в бубны бил, пел, Господа славил и благодарил. А далее... не знал, что ему делать с той свободой, стал рыдать и проситься обратно в рабство, туда, где котлы, полные мяса, где дома теплые и уютные.

Как все похоже. Впрочем, не все. Тот народ имел Мессию, а еще он был сплоченный, как монолит. Но все равно, Господь велел водить его сорок лет по Синайской пустыне, пока не падет последний раб.

Времена древние, а судьбы народов похожи. И неволей, и жестокостью угнетателей, и многовековым стремлением порвать цепи рабства, и даже формулой перерождения гордого народа в порабощенный. Вот только не было у нас и нет Мессии, хоть самого маленького. Даже пустыня, где должно испепелиться рабство, есть, только Чернобыльская. А Моисея нет. Тех же, которые жаждут возвратиться назад к имперским котлам с дешевой ливерной колбасой и такой доступной «общечеловеческой» манне небесной, оказалось куда больше, чем в древние библейские времена.

Когда у народа нет настоящего поводыря, сам народ берет на себя эту миссию. В том немногочисленном ключе самых первых духовных поводырей оказалась и Эмма Бабчук, радиожурналистка. Она, как в свое время те, что собрались у Синайской горы, спросила растерянно: «Господи, что же нам делать? С чего начать?» Ответ был один: начать надо со слова, которое еще не звучало и которое пробьет обледенение лжи и лжеидеалов...

Украина встречала свой рассвет. Но еще было холодно и мерзко. Еще не прошел шок. Ведь легкие «самого счастливого народа на земле» выдыхали: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек», а сердце прединфарктно осмысливало и переживало неисчислимые просторы ГУЛАГов, голодоморов, репрессий, глубинные тайники подвалов, где мучили и расстреливали «врагов», знакомилось с откровениями о психушках, в которые бросали инакомыслящих.

И вдруг в эту тьму и хаос влетел серебряный голос Эммы Бабчук. Он влетел, как дивная птица, зазывая радость, веру, любовь и надежду туда, где поселились пан-страх, пан-неверие и полное неведение. Зазвенел, как храмовый колокол, пугая своей небесной чистотой, прозрачностью жрецов большевистских капищ. Эмма безоглядно бросилась в бой с князьями тьмы и стала отвоевывать души, освобождать дух от страха, неверия, рабского смирения.

Неожиданно для самой себя, не осознавая этого, она и стала поводырем духовно полуослепшего и полуглухого, путешествующего в неверии и разочаровании собственного народа. Изнуренный неволей, голодом, репрессиями, глотнув озон свободы, народ вдруг растерялся и почувствовал, что без поводыря ему не дойти ни к Божьему храму, ни к родному праматерику - Украине, ни даже к собственной душе.

Серия передач «Собор души моей» всколыхнула всю Украину. Им суждено было стать самыми первыми. В государстве, где богоборство было возведено к уровню фанатичной сатанинской секты, вдруг заговорили о духовности, о праве человека на Веру, собственную душу. Редакционная почта каждый день приносила кучи писем, которые свидетельствовали, что ледник безбожия дал трещину, сдвинулся. Резонанс был неожиданный. Как будто случилось землетрясение, которое пошатнуло то, что надо было разрушить, освобождая томленный дух. «Благодарим Бога и ваших родителей, которые родили славную дочь Украины, - писала Анна Мирная от группы слушателей. - Такие передачи нужны сейчас, как воздух». «А может, наши беды, - отозвался на прозвучавшее в эфире В.Сидоренко из Днепропетровска, - это наказание за то, что мы забыли, чьи мы дети, забыли духовные ценности?»

Эмме Бабчук предложили сделать свою авторскую публицистическую программу. Их появилось даже две - «Субботние встречи» и «Соборность».

Был ли риск проиграть? И большой! Рисковала не угодить правым патриотам-интеллектуалам, которых мог не удовлетворить уровень и тематика передач (ведь это понятно, как Божий день) и левым -интернационалистам, у которых «крамольные» разговоры о независимости, украинской идее, проблемах языка возбуждали приобретенный рефлекс: это подлежит немедленному уничтожению.

Но она не побоялась открыть своеобразный ликбез для всех духовно голодных и страждущих. Она донесла азбуку сложной многоярусной архитектуры национального сознания, национальной гордости. Как пахарь-каторжник, прокладывала борозду за бороздой и сеяла те зерна, которых имела так много в закромах своей души и жаждала поделиться ими со всеми страждущими.

Должна была это делать, ведь так много получила от Творца: светлую независтливую душу, доброжелательный характер, дар слова, мудрость и весьма редкостный талант - любовь к родной земле и родному народу. А это очень тяжелое испытание.

И снова, как каторжник-золотоискатель, выискивала золотую песчинку и складывала к песчинке. Находила и целые слитки золота и показывала их всей Украине. Мол, смотрите, она не потеряла свои сокровища, они есть, хотя и под обвалом той руины, которую напоминает этот Божий край. Сколько их повыискивала - талантливых, неординарных, мудрых и светлых деяниями и помыслами. Скольким одаренным, но незамеченным своей легкой рукой открыла дверь к признанию и даже славе. Есть такие проводники света, вокруг которых всегда радостно и светло. Ибо сами они - свет.

«Субботние встречи» стали своеобразной радиолетописью первых лет независимости. Пятидесятиминутная передача, прямой эфир, представляла лучшую, элитарную часть Украины. Здесь побывали и трио «Золотые ключи» - Нина Матвиенко, Мария Миколайчук и Валентина Ковальская, певцы А.Таранец и П.Ритвицкий, А.Соловьяненко и Д.Гнатюк, Н.Сведюк и А.Морозов, актеры Б.Бенюк и Н.Крюкова, поэты В.Юхимович и Н.Винграновский, И.Драч и И.Высоцкий из Болгарии, Д.Петриненко и Т.Петриненко, Е.Мирошниченко и Г.Яблонская, П.Зибров и О.Богомолец, народные целители Зубицкие и Е.Товстуха.

За четыре года «Субботние встречи» посетили почти двести человек! Дыхание же этим передачам давала и вообще их добрым духом всегда была, есть и будет Светлана Карапетян, настоящий мастер режиссерского радиоцеха, горячая патриотка земли, на которой пустила свои корни.

А какая работа была проведена по возрождению родного языка! Эмма Бабчук первая из первых громогласно заявила, что народ, потерявший язык, ждет смерть, небытие. Ибо именно по той причине исчезали не только отдельные народы, но целые цивилизации. Она сказала об этом так, как никто не мог сказать: Бог к народу обращается на его языке, а сатана навязывает чужой.

«Звучи, родная речь». Под такой рубрикой вышла в эфир целая серия передач. В них было то, что никогда и нигде не звучало. Например, что и «Старый Завет», и «Новый» учит любить свой язык, и пророки, сея вселенскую любовь, никогда не звали планетян к общепонятному народу и общепонятному языку. Ибо все, созданное Богом, неповторимо и имеет одинаковое право на жизнь под солнцем. И только современные фарисеи могут лжевосхвалять один язык и унижать и уничтожать языки других народов...

Учили молиться Богу родным языком и Иисусовы ученики, апостолы. Эти мысли шли к народу, у которого отобрали священное и такое естественное право. В редакцию посыпались письма, горькие, искренние, исполненные боли и откровения. «Слушал вас, - писал старый человек, - на коленях и плакал. Пред забытым языком на колени стал»...

И снова всколыхнулась Украина, прислушиваясь к каждому слову ведущей передачи. Эмма никогда не выходила в эфир неподготовленной. Перечитывала много литературы. Понимала: ее слово должно быть, как пуля у снайпера. «Каждая ваша передача помогает избавиться от позорного чувства второсортности. Это чудодейственное лекарство от манкурства» (письмо Г.Нестеренко из Никополя). Подобные чувства и в письме К.Кравца из Луганска: «...Большое спасибо за передачи, которые помогают нам, обрусевшим, подняться с колен и стать настоящими сыновьями Украины, которую безгранично любим. Как такие передачи нужны для Луганска. Ведь в 1935 г. в городе было 25 школ, из них 22 - украинские. Теперь в Луганске их 66. Есть английские, немецкие, воскресные еврейские и ни единой украинской».

Эмма перечитывала эти письма и радовалась. Звонила мне и говорила взволнованно в трубку: «Вот послушай. Как глубоко и красиво умеют чувствовать наши люди, как мудро пишут».

Это была еще не победа, но шаг к ней. Ибо отстроить то, что уничтожалось столетиями, - дело не одного десятилетия и не одного поколения.

Разрушать всегда легче, чем возводить. Таким рушителем тяжело раненного языка стал, наверное, не предвидя последствий, Президент. Желая понравиться регионам, в кредит за доверие пообещал язык соседнего государства возвести в ранг официального. Выстрел был, как у снайпера. Вмиг разлетелось тонкое, почти прозрачное сооружение, которое уже успело вырасти под небом свободы. Имя ему - национальное возрождение. Под обломками очутились все только что открытые украинские школы и классы Донбасса, южных регионов Украины. Чтобы их открыть, понадобились годы колоссальной работы многих энтузиастов-патриотов. Чтобы они исчезли, как от взмаха палочки фокусника-иллюзиониста, достаточно было одной-единственной фразы, которую вписали Президенту в его победную речь помощники. Была уничтожена большая, может быть даже исторического значения работа.

Стало еще более ощутимо - насколько рабство поглотило человеческие души и как не поддается эволюции вторая древнейшая профессия. Радио почти всем составом вышло на эфирную панель. Зазвучали опять полузабытые «общепонятные» песни, вовсю заговорил «человеческий фактор», лаская воспоминаниями любимую необъятную родину. Седая снайперша дрожащим взволнованным голосом рассказывала, как она «любила свою снайперскую винтовку» и скольких уложила из нее.

И всего лишь несколько радиожурналистов не сползли по такому «родимому» откосу в это до боли знакомое болото. Эмма была среди этих нескольких. Не успевала отвечать на возмущенные звонки, на просьбы: «Делайте что-нибудь!» И она делала, продолжала борьбу, хотя и прозвучало недвусмысленное: проблем украинского языка пока не трогать, о независимости говорить как можно реже.

Никогда у нее не было такого упаднического, такого отчаянного голоса, как тогда, когда в суверенном государстве опять перекрыли озон. А «человеческий фактор» после писем с угрозами и всевозможными обещаниями стал присылать язвительные злостные письма: «Ну что? Может, хватит? Мы задушим ваш бычий хохлацкий язык. И президент с нами!»

Поговаривали о списках неугодных журналистов. Она была в числе первых, ибо «замахнулась на самое святое - любимую советскую родину», «возводит поклеп на нашу недалекую историю, оскверняет святыни», а своей любовью к Украине сеет смуту. Ей не прощали. Не прощали, что она расчищает строительную площадку от завалов «светлого будущего» и упорно носит камень под цоколь суверенной. Ей не прощали и того, что она пролеткультовскую софистику («народ и партия - едины», «народ-освободитель», «великий и непобедимый», «старший брат» и т. д.) превратила в фарс.

Ей не прощали всего, даже ее всепрощенства. Но больше всего - любви к родной земле.

Духовные дочери и сыновья «ума, чести и совести нашей эпохи» объявили «желто-голубой» Бабчук бой не на жизнь, а на смерть. Не увидев соответствующей реакции на свои «искренние письма настоящих коммунистов», писали, не щадя бумаги: «Убьем, четвертуем, бандеровская с... Наше время еще придет - и мы удушим тебя первую». И они решили пикетировать Гостелерадио. Среди многих пунктов, которые не удовлетворяли «красных дьяволят» 20 - 30-х годов, огненными буквами значилось: убрать все, абсолютно все передачи на религиозную тему, ибо они раздражают краснозвездного богоборца, а также отстранить от работы ненавистную Бабчук.

А она стояла перед входом серебряноволосая, бездонным печальным взором смотрела на разъяренных немолодых людей, и ее голос падал до шепота: «Вони ж померзли. З 9-ї години на морозі гибіють. Он подивися, та жіночка, що кричить «пусть спустится к нам Бабчук», у такому благенькому пальтечку і стареньких чоботях. Бідненьке змерзло, а так кричить».

Неизведанна, Господи, Твоя доброта! Не познаны глубины любящего сердца. Не понять таины и код истинного национального характера. Это та глубина и та ширь, которую не познаешь ни умом, ни сердцем.

Она порывалась пойти. «А я б ото пішла і, їй-Богу, поговорила б». Мы ее удерживали, ибо слепому тщетно рассказывать, какое голубое небо, а глухому - как прекрасно поют соловьи в майскую лунную ночь. Лукавый веселился в тот день и куролесил. Кто-то позвонил и сказал, что в помещении Гостелерадио есть бомба и от него скоро останется то же, что и от «светлого будущего человечества». Журналисты оставили на час помещение, хотя никакой бомбы не нашли...

Это было прошлой зимой. А совсем недавно ей позвонил старый шахтер из Донецка и с болью говорил, что так мало Украины в Украине и так много у нее врагов.

Она каждый день получает горы писем. Теплых, волнующих, исполненных любви и признания. «Вы наше солнце, Эммочка». «Спасибо Богу за то, что вы у нас есть». «Вы держите меня на свете. Ваш голос, ваши передачи возвращают мне веру в жизнь». Они летят из всех регионов нашей Украины - Слобожанщины, Карпат, Галичины, Полесья, Донбасса, Крыма.

Ей доверяют самое сокровенное, ибо верят и любят. Письма, которые она получает, - это целая летопись жизни народа. Немудрено, что рядом с глубокими размышлениями о нашем возрождении приходят письма наивные, по-детски непосредственные. Есть, например, и такие: «Соблазнилась рекламой и послала свои волосы. Обещали большие деньги. Но ни волос, ни денег. Прошу вас, дорогая Эммочка, найдите ту фирму и пусть они возвратят или деньги, или волосы». А вот другой «крик души»: «У меня никого, кроме вас, на белом свете нет. Найдите мне жену, ибо я одинок. Вы единственная, кому могу довериться».

«Нет, я не собираюсь быть листиком, который прикладывают к ранам, тем более, когда они на теле общества. Не хочу и посыпать те раны солью, напоминая часто о них», - прозвучало в одной из последних передач «Субботних встреч». - Я просто хочу верить, что наш талантливый трудолюбивый народ достоен иной судьбы».

Ее голос, чистый, мудрый, рассудительный, как добрый дух, входит в сердца миллионов. Редко кому из смертных удается собственным сердцем чувствовать сердцебиение родного народа. Она получила это высокое священное право. Она любимица именно этого народа, который именно на этом сложном историческом перевале, измученный долгой дорогой к свободе, потерял последние силы перед открытыми вратами. Она же подставляет ему свое плечо и помогает войти во врата. Ценой собственного здоровья. Ценой собственной жизни. Потому, что несет тяжкий крест - любовь к этой земле и к этому народу. И ничего, что, поднимая свой крест, подорвалась...

Врач разыскал ее по телефону и требовал немедленно ложиться в больницу: «Время работает против вас». А она на следующий день пошла не в больницу, а в прямой эфир. Ее голос не излучал ни тревоги, ни, тем более, паники. Он звенел серебром и оптимизмом, как и всегда. Ей по-другому нельзя! Ибо она из числа тех, кого ужаснул украинский ад и кто нынче чистит и белит украинское чистилище, за которым где-то, когда-то явится и украинский рай. Ведь она одна из тех зодчих, кто строит спасительный духовный Ноев ковчег для новой счастливой Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно