СТАРЫЙ ДРУГ ЛУЧШЕ НОВЫХ ДВУХ К ИТОГАМ ВИЗИТА ЛИТОВСКОЙ ДЕЛЕГАЦИИ В УКРАИНУ

31 марта, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 31 марта-7 апреля

Есть страны, обреченные на вечные конфликты и недоразумения друг с другом. А есть и такие, которым сам Бог велит мирно сосуществовать и сотрудничать...

Есть страны, обреченные на вечные конфликты и недоразумения друг с другом. А есть и такие, которым сам Бог велит мирно сосуществовать и сотрудничать. К последним можно отнести Украину и Литву. Соседи, хотя и не непосредственные, что, кстати, очень важно, ибо между ближайшими соседями чаще всего возникают недоразумения прежде всего территориального порядка. Ориентированы на различные моря, следовательно, и на различные хозяйственные и культурные уклады, — а значит, могут прекрасно дополнять друг друга прежде всего в экономическом и торговом отношении. Со схожими судьбами народов, на протяжении веков зависящих как от «Царя всея... Малыя Руси», так и от «Великого князя Литовского», которыми был один человек, постоянно проживающий в Санкт-Петербурге (Россия). Даже тот факт, что свыше полутора столетий территория Великого княжества Литовского охватывала большую часть современной Украины, не омрачает исторического прошлого, ибо летописи ни словом не упоминают о «литовском иге», а напротив, подчеркивают терпимость и уважение к местной вере и обычаям правителей княжества, сделавших древнерусский официальным языком своего государства.

«Украина — та страна, с которой Литва даже психологически более склонна к сотрудничеству», — уверен заместитель председателя фракции большинства литовского Сейма Юстинас Каросас. Его политический оппонент, бывший председатель Сейма Витаутас Ландсбергис, тоже считает, что «у Украины и Литвы ни в прошлом, ни в настоящем нет проблем, которые могли бы охлаждать отношения». Такое единодушие политических противников говорит о многом.

Однако тот же В.Ландсбергис отмечает, что начальный этап становления отношений двух новых государств был связан «с какой-то вялостью, каким-то холодком, которых не должно было бы быть». «Я чувствовал, что все могло делаться более быстро, говорил об этом с Кравчуком, но мое влияние на этот процесс продолжалось только полгода», — вспоминает он.

Представляется, что отчасти в этой медлительности виновата общая атмосфера эйфории начала 90-х, когда казалось, что после решения главной проблемы — достижения независимости Европа и цивилизованный мир с нетерпением распахнут объятия своим блудным сыновьям (точнее, дочерям). Отношения с бывшими «сокамерниками» казались куда менее важными, чем со Штатами или Канадой. Однако очень быстро стало ясно, что государственные почести на лужайке у Белого дома (вашингтонского, разумеется) — это одно, а прозаические цифры реального товарооборота — совсем другое, хотя и несколько менее эффектное. Отсутствие политических противоречий ускорило дело. В столицах обеих стран заработали посольства, был подписан договор о дружбе и сотрудничестве и ряд других соглашений.

Прошедший на этой неделе визит в Киев литовской делегации во главе с президентом Альгирдасом Бразаускасом должен, вне сомнения, содействовать дальнейшему улучшению украино-литовских отношений. В первую очередь подобные визиты важны не столько количеством или масштабностью подписываемых документов. Главное — выяснение позиций сторон по различным проблемам, возможность оперативно, на высшем уровне дать импульс к решению «буксующих» проблем. А здесь на первый план выходят личные контакты между руководителями государств. Президент Украины Леонид Кучма считает, что от таких контактов во многом зависит будущее каждой страны. С Бразаускасом у него, судя по всему, проблем нет.

По итогам визита подписаны декларация о перспективах сотрудничества между обеими странами, консульская конвенция, соглашения о безвизовом перемещении владельцев дипломатических и служебных паспортов и о взаимном трудоустройстве граждан. Стороны обменялись ратификационными грамотами договора о дружбе и сотрудничестве. А.Бразаускас получил диплом почетного доктора Киевского университета, а Литва — гранит для сооружения памятника князю Гедиминасу в Вильнюсе в качестве дара от Украины.

Обе страны практически одновременно начали самостоятельный полет. Но, несмотря на развитую авиационную промышленность, Украина летает пока, как крокодилы в известном анекдоте, «низенько-низенько». Если продолжать аналогии с историей авиации, то главная задача Украины сейчас, как у биплана 10-х годов, — не сорваться в штопор. Литва же, не обладающая и половиной украинского потенциала, тихонько, но уверенно набирает высоту. Ее задачи можно уже уподобить борьбе с флаттером или обледенением крыльев — тому, над чем авиаконструкторы бились в 30-е годы, когда возникли проблемы больших высот и скоростей.

Два аспекта литовского опыта могут быть полезны для Украины. Прежде всего — достаточно крепкая финансовая система. Лит — одна из самых стабильных валют на постсоветском пространстве. Даже последние потрясения, переживаемые долларом, по словам заместителя председателя правления Литовского банка Йонаса Няуры, на лите пока не отразились («Когда пошел разговор о девальвации лита, падение доллара восстановило его первоначальный курс»).

Достигнуто это было не вдруг. Й.Няура говорит, что в Литве «до сих пор идут споры, вовремя ли мы ввели постоянную валюту, должна ли она быть якорем для стабилизации экономики, или же стабилизация должна ей предшествовать». Ибо последовавшая за введением валюты жесткая монетарная политика вызвала неудовольствие многих, в числе которых были не только простые обыватели, но и, как отметил президент А.Бразаускас, также и промышленники, «которые были избалованы льготными кредитами». Тем не менее, подчеркивает Й.Няура, после введения лита не было ни одной дополнительной эмиссии, не подтвержденной наличием соответствующего количества произведенного продукта.

Для этого необходима достаточная независимость главного банка страны. Всем памятны коллизии, связанные с попытками так или иначе решить этот вопрос в Украине. Литовцы, понимая, что абсолютная независимость банка определяется не столько декретами, сколько состоянием экономики, сделали его подотчетным только Сейму и независимым от правительства и его органов. Однако, подчиненность Сейму ограничивается только тем, что Литовский банк предоставляет ему ежегодный отчет, а Сейм назначает для проверки состояния дел и баланса международную аудиторскую фирму. Й.Няура свидетельствует, что время от времени некоторые депутаты пытаются поднять вопрос о дополнительных эмиссиях, «и нам приходится им долго и терпеливо доказывать, что вследствие этого положение только ухудшится». Однако доказывают.

Другой вопрос, не менее важный, — стабильность политической системы. Литва определила его раз и надолго, приняв Конституцию, законы о правительстве и о президенте, а также положение о Сейме.

«Мне иногда очень хочется подписать какой-либо указ, выходящий за пределы моих полномочий. Однако я, зная, что завтра его отвергнет конституционный суд, не принимаю такого решения», — говорит президент А.Бразаускас, подчеркивая, что он, как и любое должностное лицо в стране, поставлен в определенные рамки.

Его отношения с парламентом строятся легче, чем у его украинского коллеги: большинство в Сейме имеет Демократическая партия труда Литвы, лидером которой до избрания на пост президента он был. «Но это не значит, что у нас не возникает принципиальных дискуссий. И несколько законов, принятых Сеймом, я не подписал», — говорит президент, добавляя при этом, «что не проиграл ни одного дела». Президент отмечает, что с оппозицией ему работать нелегко, она очень организована. «Но мы не доходим до драки, у нас в оппозиции вообще очень интеллигентные люди: философы, музыканты», — слегка иронизирует он по поводу «основной гражданской специальности» Витаутаса Ландсбергиса.

Визит А.Бразаускаса проходил буквально через пару дней, как стало известно, что его партия потерпела чувствительное поражение на выборах в местные органы власти, завоевав только около 20 процентов всех мандатов. Прокомментировал он эти итоги достаточно спокойно, сказав, что «предвидел этот результат». Бразаускас подчеркнул, что никогда не был сторонником того, чтобы у власти всегда находилась одна партия, а перемену в ориентации избирателей назвал «закономерной». «Теперь пришло время правым партиям сдавать экзамен в тех округах, где они победили», — заметил он.

Его оппонент Витаутас Ландсбергис, «батя», как называют его сторонники в народе, буквально за сутки до выборов сказал: «Я оптимистичен: абсолютно невозможно, чтобы люди проголосовали так же, как два года назад».

В.Ландсбергис, уступающий по популярности другим литовским политикам, остается, тем не менее, весьма влиятельным. Поэтому его оценка известного тезиса о Балто-Черноморском союзе является небезынтересной. Он считает, что прежде всего «надо выяснить для самих себя, о чем идет речь». При наличии «подлинно независимых государств между морями, имеющих общие и исторические, и экономические интересы, такой союз был бы возможен, не являясь противопоставлением существующим европейским структурам, куда мы стремимся». Однако, считает политик, «Беларусь уже выпадает из этой возможной структуры, поскольку все более становится зависимой от России». В.Ландсбергис уверен, что непременным условием для реализации союза является «подлинная независимость Украины», что является также и «ключевой проблемой будущего Европы». Украина — подлинно европейская страна, убежден В.Ландсбергис, но ей «предстоит действительно преобразиться и определить себя».

«Самое лучшее место для Украины было бы в Европе, — продолжает он свою мысль. — Но Россия не хочет иметь возле себя стабильную Европу, а хочет иметь нестабильную промежуточную зону для своего влияния. На это надо смотреть просто и выбирать либо свои интересы, либо интересы соседней страны. Если же существует опасение вызвать неудовольствие соседней страны, значит ее интересы ставятся выше», — говорит он, замечая вскользь, что «это мы наблюдаем и у более далеких и могущественных стран».

Как бы то ни было, Украине и Литве пока ничто не препятствует развивать двусторонние отношения. А.Бразаускас высказал тезис о том, что Украина должна стать для Литвы путем «в греки», а Литва для Украины — «в варяги». Эта идея очень понравилась, по его собственным словам, Л.Кучме. В ближайшее время в Вильнюсе должен начать работу Украинский торговый дом, что позволит укрепить не только торговые связи, но и, возможно, положительное украинское внешнеторговое сальдо в отношениях с Литвой — а таких стран пока немного. Думается, что и политические консультации, проведенные в Киеве, свидетельствуют о совпадении позиций двух стран.

Вот бы со всеми так...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 17 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно