SECOND HAND — ИЗ ДЕДУШКИНОГО СУНДУЧКА

12 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 12 января-19 января

Возбуждение Генеральной прокуратурой уголовных дел в отношении нынешнего вице-премьера Юлии Тимошенко, независимо от его исхода, вряд ли что то добавит к имиджу наших верхов у населения Украины...

Возбуждение Генеральной прокуратурой уголовных дел в отношении нынешнего вице-премьера Юлии Тимошенко, независимо от его исхода, вряд ли что то добавит к имиджу наших верхов у населения Украины. Хотя народу в общем не до этого — ему бы просто выжить.

Зато обвинения вызвали живой интерес в среде политического бомонда. Здесь мнения колеблются от призывов канонизировать светлый облик «Юлии — борца с олигархами», до «давно пора».

Забавно, но при этом, мало кто сомневается в связи появления уголовных дел и нынешней деятельности г-жи Тимошенко. Хотя в обвинениях речь идет о делах давно минувших дней, периода 1996—97 годов, когда она еще возглавляла незабвенную корпорацию «Единые энергетические системы Украины».

Что касается самих обвинений, то они возбуждены по двум статьям Уголовного кодекса Украины — 70-й (контрабанда) и 172-й (подлог документов). Юлию Владимировну обвиняют в том, что она, действуя «в составе организованной группы путем использования фиктивных документов», контрабандным путем завезла в 1996 году в Украину 3 млрд. кубометров газа на сумму 445 млн. грн., ну и еще в том, что она уклонялась «в особо крупных размерах» от уплаты налогов. Здесь, правда, обвинения скромнее — всего-то 149 тысяч долларов...

Естественно, сама Тимошенко подобные обвинения категорически отвергает, говоря, что они инспирированы олигархическими кланами, которым мешает своей деятельностью.

Обвинения действительно выглядят не слишком убедительно — особенно насчет контрабанды. Дело в том, что не существует каких-то специальных отдельных поставок газа для какой-то конкретной фирмы. Газ вообще-то находится в магистральных трубопроводах постоянно (меняется только его давление). Так что фактически поставки газа сводятся именно к чисто финансовым расчетам и их документальному оформлению. Здесь действительно вполне возможны сбои, особенно при таможенном оформлении газа.

Причем случается это нередко. Для этого не стоит углубляться во времена ЕЭСУ или еще раньше, во времена бакаевской «Республики». Порядка двух миллиардов кубометров того же туркменского газа в 1999 году несколько месяцев не оформлялось. Притом сам газ был уже давно благополучнейшим образом сожжен… Даже по-восточному сдержанные туркмены иногда не слишком стеснялись в выражениях.

Что же касается поставок газа через одного из учредителей ЕЭСУ — британскую фирму United Energy International LTD, то схемой работы через собственный оффшор развлекались если не все, то очень многие. В конце концов формально никаких поставок туркменского газа в природе не существовало. Газ еще на границе оформлялся на «Итеру» и возникал на границе Украины именно как итеровский… В свое время по этому поводу были недоразумения с той же таможней, которая требовала объяснить, на каком основании мы отправляем за границу в (Туркмению) товары с мотивировкой «оплата поставок газа», если Туркменистан ничего не поставлял. Сейчас проблемы с таможенным оформлением постоянно возникают у россиян, особенно при наших несанкционированных отборах газа.

Расчеты за газ — тема вообще неисчерпаемая и изобилующая разными схемами… Начиная от уже ставших легендарными поставок корпорации «Республика» Игоря Бакая туркменам четырех миллионов пар резиновых галош, и телевизоров нашей сборки по тысяче баксов штука, чего там в дальнейшем только не было.

Кроме, пожалуй, одного. Новейшая история украинской экономики не знает такого «Чуда-Юда», как крупный газотрейдер, работающий рентабельно и своевременно платящий налоги. Да и откуда им, налогам взяться. Они-то платятся из прибыли — а у них сплошные убытки. Согласно таможенным декларациям газ на границе стоит в среднем 50—60 долл./1000 кубических метров, в середине 90-х — и вовсе 80 долл./1000 кубов. Между тем, предприятиям его, за деньги, а не по бартеру, продавали еще недавно за 20—30 долл./1000 куб.

Следствием такой «благотворительности» было то, что согласно бухгалтерским балансам все сотрудники фирм газотрейдеров должны были помереть с голоду. Однако массового падежа работников почему-то не наблюдалось. Напротив, шла активная скупка заводов, дворцов и если не пароходов, то по крайней мере яхт на далеких и теплых островах.

Впрочем, все это так, лирика, газовые дела простого украинца интересуют все же опосредованно.

С чисто обывательской точки зрения, пожалуй, более близок и понятен пункт о занижении уровня доходов. На декларируемый в те времена уровень доходов Юлии Владимировны (что-то около 12 тысяч гривен — примерно 7 тыс. долл.) трудно списать все ее затраты. Несмотря на кажущуюся малость сумм (несколько десятков тысяч долларов на фоне многомиллиардных оборотов ЕЭСУ) потенциально пункт более опасен. Доказать контрабанду газа будет практически невозможно, а вот хищение в особо крупных масштабах можно оформить и по десяти тысячам гривен.

Правда, возникает очень уж неприятный прецедент — слишком много у нас бизнесменов, а иногда даже и простых чиновников, расходы которых не совсем совпадают с доходами. И при этом далеко не все из них используют даже корпоративные карточки. Сейчас обвиняют Тимошенко— кто на очереди…

Любопытно бы посмотреть, много ли останется наших бизнесменов, которые смогут пройти через сито Генпрокуратуры. Впрочем, не будем забегать вперед — пусть решит суд, если до него дело, конечно, дойдет. В конце концов самих оснований для обвинений никто не видел…

Интереснее другое— все обвинения относятся к периоду, предшествовавшему назначению Юлии Владимировны на пост вице-премьера по вопросам ТЭК.

Впрочем, не исключено, что изменение позиции к давней истории объясняется временем. Хотя у Юлии Владимировны врагов и раньше хватало, последний год их число несомненно выросло. Она перебежала дорожку едва ли не всем существующим в стране бизнес-группам. Для всех из них больше или меньше энергосектор (электрический, газовый, угольный) был дойной коровой.

И не так уж важно, имели они отношение к приватизированным облэнерго или нет. Просто работал принцип — «платить за энергию, когда ее можно взять «почти на шару», глупо». В итоге — не платили не только облэнерго, но и металлурги, химики, аграрии, да и вообще едва ли не все, кроме населения. А если и платили, то больше «разным барахлом, по дутым ценам».

Было понятно, что рано или поздно это кончится или вторым Чернобылем, взрывом одного из несколько лет толком не ремонтировавшегося ядерного реактора или наведением какого-то порядка. Сработал все же второй вариант— стали наводить порядок.

Судьба любит шутить: Тимошенко, в свое время приложившей немало усилий для внедрения в экономику бартерно-вексельных схем, через четыре года пришлось бороться с последствиями их применения. И надо отдать должное — она наглядно продемонстрировала, что была в ЕЭСУ руководителем, а не девочкой на побегушках. В энергетике такого жесткого и сильного руководителя не было уже много лет. Люди, смеявшиеся над ней в январе прошлого года, в августе вскакивали по кивку ее головы.

С другой стороны, с этого поста ее снимали весь год… После того как это не удалось в апреле, многие ждали осени, а потом и зимы, которая все рассудит. Практически никто не сомневался, что подготовку к зиме она завалит. Еще летом ее обещания накопить уголь, газ и загрузить атомные станции топливом вызывали сильнейший скепсис.

Но в ноябре уже никто не смеялся. Комиссия Марчука отчаянно пыталась убедить самих себя, что этого просто не может быть: к зиме подготовились несравненно лучше, чем в прошлом году...

К концу года работы стало ясно, что когда ее снимут, то не за развал работы. Сбор платежей деньгами за год вырос впятеро, с 1,1 миллиарда гривен до более 5,2 млрд. Энергетика даже стала платить, пусть и недостаточно, налоги живыми деньгами. При этом вырос и общий сбор платежей. Электроэнергию и газ потихоньку стали привыкать считать не ресурсом, а товаром…

Пожалуй, наиболее удивительно, что при всем этом на Тимошенко так и не накопали какого-то свежего компромата. Один из самых рейтинговых каналов, акционеры которого, кажется, задались целью доказать украинскому народу, что именно по вине Тимошенко в Украине бывает зима, месяцами пережевывал одну и ту же жвачку, рассказывая о грядущем неизбежном развале энергосистемы. Ничего сколь-нибудь серьезного продемонстрировано так и не было.

Помнится, сколько шушукались, какую долю откатов получает Тимошенко от контрактов с «Итерой» — ну и что, ребята. Прошел почти год, как там у вас с доказательствами? Компромат же, шедший по другим каналам (контроль над Южным ГОКом, невнятная история с экспортом электроэнергии в Молдову), на что-то серьезное не тянул.

Так что постепенно наезды стали смещаться в чисто политическую плоскость, бить по связке Ющенко—Тимошенко. В ход пошло самое страшное в Украине обвинение— создание собственного политического имиджа. Вообще-то теоретически это другая тема— политическая, но в нашей энергетике отделить одно от другого трудно. Тем более, что относительно Тимошенко обвинение небезосновательное: имидж она себе действительно создала. Когда Тимошенко снимут (а это почти неизбежно, вопрос именно «когда»), в историю украинской энергетики она войдет уже не как президент ЕЭСУ, а как человек, положивший «начало конца» бардаку на энергорынке. А это далеко не самый худший образ.

Игорь МАСКАЛЕВИЧ

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно