ПОГОВОРИЛИ

31 октября, 2003, 00:00 Распечатать

В четверг в Киеве раздавался характерный скрежет. Это спускалась на тормозах тузлинская проблема....

В четверг в Киеве раздавался характерный скрежет. Это спускалась на тормозах тузлинская проблема. Представители украинской и российской сторон разве что не обнимались перед телекамерами и всячески демонстрировали радость встречи.

Президент Кучма призвал не делать из проблемы трагедию и, напомнив, что Россия по-прежнему остается стратегическим партнером Украины, подчеркнул: «мы нужны друг другу». Правда, несмотря на усилия российской стороны, министра Иванова Президент не принял. И не потому, что уехал на Хмельницкую АЭС. А потому, что не захотел принять.

Больше всех публично радовался премьер Янукович, употребивший словосочетание «я рад» во вступительном спиче на встрече с Игорем Ивановым примерно сто пятьдесят восемь раз. Виктор Федорович проявил поразительную проницательность, заявив: в Украине поняли, что решение о строительстве дамбы было принято на региональном уровне, а сама дамба является природоохранным объектом. Осталось неизвестным, поинтересовался ли украинский премьер у российского министра, а понес ли в таком случае кто-то «на уровне регионов» какое-либо наказание за то, что вызвал беспрецедентное в истории напряжение в украино-российских отношениях? Вероятно, нет, поскольку В.Янукович считает, что проблема, возникшая вокруг строительства дамбы, «раздута».

Пока не совсем понятно, на каких потребителей был рассчитан весь этот розовый флер — украинских, российских или западных, зато совершенно очевидно, что это действительно флер. Поскольку, как свидетельствуют участники переговоров государственных делегаций Украины и России, за закрытыми мидовскими дверями витал отнюдь не аромат флердоранжа, скорее, стороны посыпали друг друга острым перцем. Украинский министр иностранных дел Константин Грищенко сделал акцент на том, что главным вопросом переговоров была ситуация в Керченском проливе вокруг острова Коса Тузла: «Наверное, мы бы не стали выносить этот вопрос в качестве основного, если бы он не был острым». И на пресс-конференции министр вполне прозрачно намекнул, что украинская сторона не столь наивна, чтобы поверить, будто тузлинский кризис «всего лишь недоразумение», вызванное чрезмерной активностью краснодарских властей: «Острота вопроса возникла тогда, когда по решению, как нам спустя довольно длительное время объяснили, местных властей началось строительство объекта, которое по задействованным материальным и финансовым ресурсам не имеет аналогов в современной истории (по крайней мере, если говорить о пограничной зоне). То, что мы не могли получить какое-то логическое объяснение в течение довольно длительного периода, и стало причиной того, что в Украине возникло много и опасений, и подозрений, и реальной озабоченности».

Касательно итогов переговоров смело можно говорить о том, что стороны ничего так и не решили. Впрочем, по свидетельству И.Иванова, они и не ставили перед собой такой задачи, а просто «заслушали изложение позиций» друг друга. И все же кое-какие выводы из дипломатичных уходов от прямых вопросов на пресс-конференции Игоря Иванова, четких ответов, комментариев и богатой мимики Константина Грищенко, а также краткого общения с некоторыми участниками переговоров сделать можно.

Итак. Дамба. По свидетельству г-на Иванова, ее строительство приостановлено до проведения двусторонней экологической экспертизы. После чего, заверил министр, «мы будем действовать, чтобы не нанести экологический ущерб какой-либо из сторон», но ничего не сказал о возможном ущербе территориальном. Однако, судя по выступлению на этой неделе украинского министра экологии, наши ученые уже видят в дамбе экологическую угрозу. Со своей стороны К.Грищенко сообщил, что работы по укреплению острова, которые, «по сути, еще не начались, но о которых надо думать», направлены на то, чтобы сберечь реально существующий природный объект — остров Коса Тузла в его нынешней конфигурации. И делаться это будет для того, чтобы живущие на Тузле люди в один отнюдь не прекрасный момент не оказались в зоне бедствия.

Пограничники на Тузле. И. Иванов считает, что их нахождение на острове «вряд ли отвечает нынешней ситуации». «Сейчас, когда встретились наши премьеры, поговорили наши президенты, мы провели переговоры и определили четкий график последующих встреч, я не знаю, чем можно объяснить дальнейшее пребывание там пограничников». Константин Грищенко не стал дожидаться, пока его российский коллега сядет в самолет, чтобы пояснить ситуацию только украинским журналистам, а дал четкий ответ немедленно и всем: «Для нас эта территория, бесспорно, украинская, и пограничники находятся там не столько для того, чтобы охранять, сколько чтобы продемонстрировать то, во что мы верим». Но и это, по мнению министра, не основная причина. Главное, что «слишком много игроков, слишком много желающих поиграться вокруг этой темы». «И мы хотели бы исключить возможность участия негосударственных структур в решении этой проблемы. Именно поэтому там находятся люди, призванные не допустить, чтобы кто-то, кроме государственных делегаций, обсуждал и решал на месте эти проблемы», — подчеркнул министр. Напомним, кстати, что «ЗН» еще в прошлом номере предупреждало об опасности занятия Тузлы кубанскими казаками в случае, если оттуда будут выведены украинские пограничники.

Далее. Остров Коса Тузла. А что это россиян так волнует, где и зачем украинская сторона размещает на своей территории пограничников? В поисках ответа на этот вопрос мы как раз и подобрались к тому месту, где зарыта собака. Переговоры делегаций Украины и РФ в Киеве еще раз однозначно подтвердили: российская сторона не признает остров Коса Тузла украинской территорией. Даже на пресс-конференции на прямо поставленный вопрос «Так вы считаете Тузлу украинской или российской землей?» министр Иванов ответил следующим образом: «Есть разные документы, которые можно по-разному трактовать, это вопрос переговорного процесса». «Мы считаем, что проблематика Тузлы должна рассматриваться в комплексе общего урегулирования проблемы Азово-Керченской акватории. Поэтому предрешать вопрос сегодня вряд ли было бы оправдано», — считает И.Иванов.

Но кое-какие позитивные для Украины сдвиги в российской позиции все же были. Так например, россияне довольно быстро перестали употреблять термин «Коса Тузла» и согласились с украинским «остров Тузла», что и было официально зафиксировано в Совместном заявлении по итогам переговоров министров иностранных дел Украины и Российской Федерации. В этом же документе, краткий текст которого стороны не могли согласовать довольно долго, министры заявили «о твердом намерении развивать отношения между Украиной и РФ, государствами — стратегическими партнерами, на основе Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве от 31 мая 1997 года, положения которого предусматривают, в частности, взаимное уважение, суверенное равенство, территориальную целостность и нерушимость существующих между ними границ, в соответствии с нормами международного права и на основе соблюдения двусторонних договорных обязательств». И вербально министр Иванов неоднократно подтверждал в четверг территориальную целостность Украины. Но! Главный нюанс заключается в том, что остров Тузла, по мнению россиян, — спорная территория. То есть их логика такова: поскольку остров не является однозначно украинским, значит, ни о каких территориальных претензиях со стороны России по отношению к Украине речь идти не может. Такая вот дипломатическая казуистика.

Какие-то свои доказательства принадлежности Тузлы России российская делегация якобы на переговорах продемонстрировала. Но с журналистами ими почему-то не поделилась. Наши источники поведали, что россияне демонстрировали какие-то карты 1936 года, причем совершенно непонятно зачем, ведь всем известно, что остров Коса Тузла был передан Крыму только в 1941 году. Еще одним достаточно экзотическим «доказательством» россиян было то, что якобы их космические съемки показывают, что коса и остров — это единое целое. На что Константин Грищенко весьма остроумно заметил, что мы тоже можем провести космические съемки и доказать, например, то, что когда-то все материки Земли тоже были единым целым, но теперь они разошлись, так какие теперь из этого следует сделать выводы? Министр, как утверждают, даже позволил себе слегка вспылить: мол, это что же получится, если мы сейчас начнем копаться в истории и отзывать печати и подписи с различных документов?

В общем же у всех украинских участников переговоров, с которыми удалось пообщаться, мнение единое: все доводы по поводу спорной принадлежности Тузлы, приведенные россиянами, не выдерживают никакой критики.

Со своей же стороны украинцы привели вполне солидную юридическую базу, с некоторыми элементами которой накануне переговоров были ознакомлены и журналисты. Как рассказал главный советник МИД Украины Леонид Осавалюк, одним из первых документов по тузлинской проблематике является Указ Президиума Верховного Совета РСФСР о перечислении острова Коса Тузла от Краснодарского района в состав Крымской области. Указ датирован 1941 годом. Таким образом, с этого времени сам остров и расположенный на нем населенный пункт принадлежат Керченскому горисполкому. В 1954 г. было принято решение Президиумом Верховного Совета СССР о передаче Крымской области в состав УССР, соответственно, вместе с Крымом был передан и остров Коса Тузла. Дипломат также продемонстрировал документ, содержащий указания геодезическим службам Советского Союза о нанесении линии границы между УССР и РСФСР в соответствии с Указом Президиума ВС РСФСР от 1941 г. на так называемую дежурную топографическую карту. Была показана и сама дежурная карта с линией границы между двумя союзными республиками в составе СССР, подтвержденная соответствующими печатями, надписями и подписями в строгом соответствии с действующим на то время в Советском Союзе законодательством и нормативными актами. (Кстати, как рассказывают очевидцы, во время переговоров украинская сторона также продемонстрировала россиянам и карту, на которой старая граница между УССР и РСФСР, оставляющая остров Тузлу на российской стороне, четко перечеркнута, и вместо нее проведена новая линия границы, в соответствии с указами 1941 и 1954 гг. однозначно показывающая, что теперь остров находится на украинской стороне.) К дежурной карте, как пояснил Л.Осавалюк, также велся специальный формуляр, в котором черным по белому было записано: «Показана республиканская граница УССР по смежеству с РСФСР» состоянием на 1959 г. Надписи также заверены соответствующими подписями и печатями.

Так что весьма странно прозвучало на пресс-конференции утверждение Игоря Иванова о том, что «границ в СССР не было, поэтому ставить или не ставить под сомнение их легитимность сложно». Поэтому «ЗН» взяло на себя смелость напомнить г-ну министру о том, что в 1993 г. Верховный Совет РФ принял постановление, в котором было четко записано: «До заключения договоров о прохождении государственной границы с сопредельными государствами — бывшими союзными республиками придать границе с этими государствами статус государственной границы Российской Федерации». Соответственно, мы поинтересовались, надо ли трактовать слова министра об отсутствии границ в СССР как отказ от этого документа, а также некоторых других, в том числе и украино-российских. «Россия ни от чего не отказывается», — ответил И.Иванов, но для чего-то привел пример Испании и Великобритании, до сих пор ломающих копья над Гибралтаром. Хотя, думается, уместнее бы прозвучал, скажем, пример Курил. «Если есть спорные территории или территории, по которым еще не решены вопросы с правовой точки зрения, это не означает, что кто-то ставит под сомнение границы и территориальную целостность, тем более по тем вопросам, где договоренности еще не достигнуты». Следовательно, можно сделать вывод, что россияне таки считают Тузлу спорной, а украино-российскую границу в Керченском проливе не существующей?

В дебрях российской казуистики украинской делегации придется снова разбираться на следующей неделе. А чтобы до среды украинцам было над чем поломать голову, россияне вручили им свои «Принципы урегулирования азово-керченской проблематики». В котором, как могло убедиться «ЗН», российская сторона снова настаивает, что «Азовское море и Керченский пролив имеют статус внутренних вод России и Украины», что, как мы уже отмечали в прошлом номере, ограничивает суверенитет Украины в этой акватории и, следовательно, противоречит украинской Конституции. «Азово-Керченская акватория, — пишут россияне, — сохраняется в общем пользовании для целей судоходства и рыболовства с установлением прибрежных зон национальной юрисдикции России и Украины согласованной ширины (например, 10 миль)». Что такое «прибрежные зоны национальной юрисдикции» — нам пока выяснить не удалось, поскольку, видимо, это какое-то новшество в морском праве и в соответствующих конвенциях не употребляется. Если же россияне подразумевают территориальное море, то почему тогда речь идет не о 12, а только о 10 милях, и почему бы его тогда так прямо и не назвать? Для чего эти неологизмы? Не для того ли, чтобы украино-российские документы как можно меньше соответствовали международному праву и чтобы впоследствии можно было объявить их нелегитимными?

Ничего не говоря о размежевании Азова по водной поверхности, россияне предлагают следующее: «Дно и недра Азовского моря разграничиваются между Россией и Украиной для целей недропользования по середине основного судоходного фарватера». Очень остроумно, если учесть, что украинцы, согласно международному морскому праву, предлагают делить Азов по так называемой серединной линии, а предложение россиян сдвигает линию предполагаемой границы почти под самый украинский берег.

«Навигационно-гидрографическое обеспечение судоходства в Керченском проливе осуществляется Россией и Украиной совместно на основе соответствующего соглашения» — видится российской стороне. И вслед за этим они предлагают следующий замечательный принцип: «Эксплуатация судоходных путей Керченского пролива и управление движением судов в проливе осуществляются создаваемой в этих целях совместной российско-украинской компанией с передачей в ее ведение всех плавучих и береговых систем и средств обеспечения безопасности судоходства, береговой инфраструктуры для их подготовки и обслуживания, а также техники для поддержания канала в рабочем состоянии». Другими словами, давайте сделаем украинский Керчь-Еникальский канал совместным со всеми вытекающими из этого последствиями. Что ж, на наш взгляд, украинская сторона вполне может пойти на такое предложение, правда, после того, как стороны договорятся, например, о совместной эксплуатации тюменских нефтегазовых месторождений.

В связи с претензиями россиян на самую аппетитную часть Керченского пролива, а также их публичными опасениями, что украинцы, дескать, хотят их «запереть в Азовском море», хочется напомнить уважаемым соседям, например, об их давнем и неафишируемом споре с поляками по поводу Калининградского (или, как его называют поляки, Вишланого) залива, вход в который находится на российской территории (в Калининградской области). Вот уже лет эдак пятнадцать поляки пытаются уговорить россиян пропускать в залив суда третьих стран, поскольку те разрешают вход судам только под российским или польским флагом. И вот уже много лет польские порты Фромборг и Эльбльонг стоят мертвыми… Так что, возвращаясь к украинско-российской проблематике, еще кто кого должен опасаться?

Российские и украинские предложения по решению вопросов по Азово-Керченской акватории будут снова обсуждаться в ближайшую среду, 5 ноября, уже на уровне замминистров иностранных дел. Затем к работе приступят различные рабочие группы. Но, несмотря на заверения двух министров о том, что стороны договорились «форсировать переговорный процесс», есть основания опасаться, что сторонам вряд ли удастся быстро выйти из азово-керченского тупика, в котором они находятся уже много лет. Покидавшие зал переговоров украинские дипломаты делились ощущением, что россияне снова пытаются любыми способами затянуть переговорный процесс.

И если это ощущение не покинет украинцев после ближайших раундов переговоров, то, на наш взгляд, не стоит продолжать крутить унылую шарманку. Если россияне не хотят проводить в Азове границу и даже толком не обосновывают почему, то с какой стати должна снова страдать от отсутствия границы Украина? Тем более что у нее в руках есть все необходимые инструменты, и в соответствии с постановлением Кабмина от 16.11.02 №1755 она вполне может установить вдоль своего берега 12-мильные территориальные воды, внешняя граница которых и станет нашей государственной границей. Для этого Украине осталось сделать один-единственный шаг — зарегистрировать это решение в ООН. Но дело снова за «малым» — политической волей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно