Партийная организация и партийная шоу-культура

4 марта, 2005, 00:00 Распечатать

Из всех искусств для нас важнейшим скоро станет фарс. «Евровидение» по «ветхозаветной» традиции многими воспринимается как некая социокультурная международная мистерия...

Из всех искусств для нас важнейшим скоро станет фарс. «Евровидение» по «ветхозаветной» традиции многими воспринимается как некая социокультурная международная мистерия. Но изнанка этой с виду серьезной акции здесь, в Киеве, на удивление щедро разбавляется «фарсами». Как известно литтеоретикам — это такие забавные, комичные и даже издевательские сценки, своеобразный бонус к чему-то очень важному. У нас пока что важность только на лицах... Все остальное — фарс.

О «Евровидении» скандалят и фарисействуют всю неделю напропалую. Разумеется, в связи с отборочными итогами. И, понятное дело, по поводу партийной организации и партийной же шоу-культуры, выпестовавшей в недрах революции группу «Грынджолы». Она спущена сверху, чтобы представлять родину на «Евровидении» (на родине же). Никого из авторов идеи не смутило, что песню, ставшую музыкальным символом исторического момента, а для Майдана — гимном, теперь жюри внесет в рейтинги и выведет ей какое-то энное место. Майданный хит «Нас багато, нас не подолати», видимо, должен перевернуть представления Европы о музыкальной культуре в нашей стране. И западные телезрители, к огромному сожалению экс-начальника Нацтелекомпании Александра Савенко, так и не увидят пышнотелых, дородных украинок в вышиванках (или неглиже), и не услышат они мелодичные соловьиные трели «калинової мови». А обнаружат они на сцене трех товарищей удивительной красоты, технично и ритмично распевающих рэпперские речевки по зову сердца и на потребу политмомента. И услышат они почти сакральные тексты («Ми не бидло, ми не козли...»), с трудностями перевода которых западным лингвистам, видимо, еще придется столкнуться. Олег Скрипка говорит, что это очень прекрасно, что все это просто чудо, а сама песня — очень актуальная вещь. Александр Пономарев грозно хлопает дверью, узнав имя победителя. Алена Мозговая (координатор отборов) считает, что это — демократия и все телефонные звонки подсчитаны правильно. Александр Савенко (экс-руководитель УТ-1) намекает на аферизм и политконъюнктуру, говоря, что НТКУ выкрутили руки, а к пятнадцати законно избранным участникам насильственными методами приклеили четыре неучтенные единицы... Слышны голоса и «оттуда»: исполнительный продюсер EBU Сванте Стокселиус (очень важный человек на мероприятии) заявил одной шведской газете, что если украинская песня окажется политической пропагандой (а чем же еще?), то это будет противоречить всем, понимаешь ли, правилам... Ну и, как в самых скверных детективах, победитель на поверку оказывается «фальшивым жарким» — «стырили» песню, шумит Би-би-си, потому что это римейк какого-то революционного испанского шлягера. (Желающих сравнить копию и оригинал даже радостно приглашают на специальный сайт).

Впрочем, это лишь второй по счету фарс (ключевой и лейтмотивный для данной темы термин)... А фарс под номером один раскручивался еще с осени. Когда началось обустройство отборочного тура на «Евровидение». И когда был брошен клич всем самородкам земли нашей: «А ну-ка парни и а ну-ка девушки, шлите и несите свое творчество на УТ, и тогда кого-нибудь из вас пошлем на конкурс». Аматоры прислали свыше 700 фонограмм. Ради этого организовали спецжюри для фильтровки достойных. В его состав имел честь (или несчастье?) войти и автор этих строк. Два дня и две ночи заседала группа товарищей в кабинете музпродюсера УТ Алены Мозговой. Может быть, резко, но заявлю: наверное, слишком завышены оценки и переоценки тех песенных самородков, которые якобы спрятаны где-то по провинциям да тьмутараканям. Наскрести из этих сусеков хотя бы микрообойму достойных для ротации (в количестве семидесяти исполнителей) оказалось занятием почти что героическим. Брак и самодеятельность. Халтура и перепевки шансонщины. Посему ради всех, кто пытается швырять камень в огород канала или тех же отборщиков, прошу объявить минуту молчания... Маємо те, що маємо. Ни одной качественной, хитовой, неожиданной, яркой песни (а «Евровидение» — это конкурс именно песни) в финал не попало. Просто потому, что их не существовало... На Ани Лорак делали главные ставки только потому, что она — имя, у нее внешность, у нее пластика... Что касается ее композиции — серятина, проходняк. Так же как все, как все, как все... Унифицированный и пошлый «евростандарт». Раскрывая одну из кулуарных тайн, замечу, что песню эту, как и коня на переправе, должны были после финального концерта поменять на другую. Время еще оставалось. Лорак уже готовила эту композицию в студии. Никто не сомневался, что она ее споет в мае. Если бы не революция...

Внесюжетный поворот, связанный со скоропостижным явлением в финале четырех ранее на УТ неротируемых, никем из жюри неотобранных, как снег на голову упавших... групп, прославившихся на Майдане, для меня персонально — тема вовсе не политическая, а этическая. Не был, не состоял и не участвовал в той исторической мизансцене, когда кто-то кому-то «выкручивал руки» на НТКУ. И не знаю дословно, что конкретно говорил вице-премьер Николай Томенко музпродюсеру Алене Мозговой, когда она согласилась принять в обойму новое пополнение. (По одной из версий, цена такой сделки — финансирование финального концерта: на его проведение у телекомпании не было ни копейки, а музыкально-политический компромисс якобы и решил все проблемы). Но неужто надо иметь ума палату, чтоб додуматься до простых вещей?.. Почему бы не собрать представителей жюри, состоящего из людей непосредственно связанных с музыкальным бизнесом и культурной журналистикой... Почему бы не объясниться с ними... Почему бы не посоветоваться: дескать, такая вот, ребята, ситуация — ярких песен нет, конкурс ответственный, может, давайте как-то решим эту проблему... Почему бы не собрать пресс-конференцию, где без килейности и закулисности объявить, что такой вот реверанс с дополнительными командами — решение полюбовное и деловое. А так... Во-первых, плюнули в физиономию публике, которая тратилась несколько месяцев на SMS-ки, голосуя за одних, а в итоге получила других (интересно, кто им вернет деньги за сотовую связь?). Во-вторых, обидели девочку... Лорак-то в чем виновата? Милое эфирное создание. Она даже плакала втихаря в углу УТэшной студии. В-третьих, сделали идиотами уважаемых людей, торчавших два дня в жюри (я это так не оставлю...). И, в-четвертых, уж совсем в щекотливой ситуации оказался вице-премьер Томенко, который, не сомневаюсь, хотел как лучше, но получилось, как всегда. Такт необходим не только в музыке... Но не нужно иметь специального образования, чтобы разобраться в масштабах профессионализма группы «Грынджолы». Не мастерство и не музыкальный гений (прости, Господи) выплеснул их на шоу-бизнесовую поверхность, а только текущий момент. Так сошлось. Исполнители они — не ахти. Хотя их лидер Роман Калин, говорят, играет на трубе, баяне и гитаре и даже когда-то выступал на фестивале «Червона рута» (сегодня он работает на ивано-франковском телевидении, и вообще по складу мышления математик). Но это ситуацию не сильно спасает. Гастрольной практики и опыта концертного исполнения у них нет. Как будут восприниматься их вокализы «живьем» в исторический день, конечно, поживем — услышим, но те, кто слышал их «живьем» в штабе Ющенко в ночь выборов — грустят. Что же касается, собственно, композиции, которую уже собираются то ли дописывать, то ли переписывать ввиду ее очевидной политической декларативности, то пусть меня возненавидят даже Лорак с Могилевской в придачу, но врать не собираюсь... Не в плане профессионализма, но по энергетике и по заданному мессиджу, по наглости приема, выраженного в четкой технологичности подачи, и по точности манипуляций зрительскими ожиданиями эта группа оказалась действительно лучшей среди никаких в тот самый скандальный вечер. Вот в чем и фарс, и парадокс.

* * *

Фарс, как и шоу, должен продолжаться. Продюсер Ани Лорак Юрий Фалеса уже жаждет дополнительного переголосования публики (приучили, понимаешь, к переголосованиям). А так называемая наша музыкальная общественность сидит и ждет кто кого... Между тем очень скоро может развернуться еще один фарс в связи с «Евровидением», покруче предыдущего. Потому что песню вроде бы нашли, а вот организационные темы — большая и отдельная проблема. До сих пор так и не прояснены многие принципиальные вопросы. Кто оформляет конкурс? Кто его «озвучивает»? Кто его «подсвечивает»? Как будут использованы бюджетные деньги на проведение? Так получилось, что «Евровидение» в Киеве оказалось в статусе переходящего красного знамени. Александр Савенко собирался уходить... А время шло и проблемы «Евровидения» нарастали снежным комом. Тарас Стецькив, кажется, поначалу даже не собирался приходить к телештурвалу и вряд ли он с ходу разберется, что и почем в этом королевстве кривых зеркал. Так получилось, что ключевой фигурой, на которой замкнулись финансы и романсы «Евровидения» оказался Павел Грицак, молодой человек (ему 23 или 24 года) — исполнительный продюсер, оказавшийся внутри главной технологической пружины еврооргвакханалии... Грицак — человек Савенко. Вместе они «рубили окно» в Европу, когда победила Руслана. После отставки шефа он успел собрать «свою» команду, в составе которой семейный подряд — Александр Ксенофонтов и Руслана Лыжичко. Хватит ли сил у пылкого юноши со взором горящим поднять всю эту неподъемную ношу? Не знаю. Эскиз для билетов он вроде бы уже нарисовал, но где они продаются? По идее и продажи, и аккредитация зарубежных журналистов должны бы идти уже вовсю... Правда, на финале отборочного тура он ходил с очень довольным и важным видом, как будто позавчера получил «Оскар» за лучшую мужскую роль. В это же время, впрочем, ему могут всучить и «Золотую малину»... Зреет очень серьезный скандал. Киевские сценографы возмущены тем, что не объявлен тендер на заказы по «Евровидению». НТКУ — компания пока еще государственная. И любая работа, превышающая стоимость более трех тысяч гривен, если не ошибаюсь, должна проводиться на конкурсной основе. При Савенко участвовать в тендере должен был Борис Краснов — известный поп-художник, творивший и малевавший задники для концертов Пугачевой и многих других мегазвезд. Он даже придумал некую несусветную сценическую красоту, изображающую «квітучу Україну», когда каждый участник выдергивает из одного венка стебелек цветочка — а зал умиляется... Но Боря Краснов выпал из гнезда... Сегодня красотой на будущем «Евровидении» занимаются то ли неизвестные шведы, то ли близкий друг Грицака — малоизвестный художник. Другие, более известные художники, собираются писать письмо и требовать разъяснений: почему нет тендера, почему нет законопослушания, почему нет прозрачности? Это вроде бы уже и не фарс, а что-то подстатейное... Еще одна скрытая интрига «Евровидения» — съемки презентационных видеороликов, прославляющих нашу родину перед другими державами. Сия важная миссия может быть поручена рекламной фирме, за которой стоит Руслана. Стоит-то она стоит, да вот вопрос: а сколько все это будет стоить и сойдется ли реальная себестоимость продукта с заявленной ценой на производство?

Это лишь малая часть риторических вопросов в связи с «Евровидением». Здесь где ни копни — везде вопросительный знак. Возле Дворца спорта — сплошные раскопки. Раньше говорили, что на его реконструкцию собираются выделить сто двадцать миллионов гривен. Потом спохватились, решили, что у турков был тоже не Версаль, и решили обойтись косметикой. На днях уже начали что-то чистить и красить. Разумеется, вбухают в это дело какие-то средства. Но нелишним будет напомнить, что этот дворец (частично) — частная собственность. Так что кто-то получит бесплатный подарок к празднику... И с оргкомитетом немало вопросов. Если некоторые кандидатуры не вызывают сомнения, то, например, упомянутый семейный подряд — это уже перебор (и кого-то одного из них хватило бы). С таким же успехом могли бы включить в оргкомитет и семью Пономарева — как-никак Мозговая торила дорогу на «Евровидение» и лучше других знает особенности организационных мероприятий...

Пока невозможно узнать точные данные о гостиницах, где будут проживать все эти тыщи одержимых нашей революцией гостей. Есть сведения, что часть из них поселят на Днепре в кораблях. И не пришлют ли сюда с этой гуманитарной целью весь Черноморский флот? Оформление города к европразднику тоже собираются подавать специализированно. Мне, например, стало известно, что одним из сегментов такого праздничного убранства станет новый палаточный городок на Крещатике — в оранжевых палатках предложат пожить гостям из Европы, чтоб ощутили, буржуи, экстрим и не думали, что все здесь так комфортно...

Но самая животрепещущая для меня проблема в связи с грядущим «Евровидением» — даже не это, а то, что они все только и делают, что много, подолгу, везде (во всех подряд эфирах) говорят, говорят, говорят... «Делом надо заниматься, господа!» — сказал бы чеховский профессор Серебряков из «Дяди Вани». А то как увидим в мае небо в алмазах...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно