...НУ А ПОТОМ ПРЕДЛОЖАТ: ИЛИ—ИЛИ

7 мая, 2003, 00:00 Распечатать

Похоже, что теплый циклон, растопивший лед украино-американских отношений, перенес свое благотвор...

Похоже, что теплый циклон, растопивший лед украино-американских отношений, перенес свое благотворное влияние и на отношения нашей страны с Североатлантическим альянсом, заметно подняв их градус по сравнению с «кольчужным» периодом и с заморозками Пражского саммита.

К такому выводу можно было прийти после прошедших в минувший понедельник на высоком уровне в Вашингтоне консультаций Украина—НАТО по вопросам обороны и безопасности.

Из тени в свет перелетая

Но для начала – немного истории. Подобное мероприятие проводилось второй раз. В марте прошлого года в Берлине Институтом Эспина была организована первая встреча, на которой украинская сторона однозначно дала понять, что наша страна намерена серьезно ставить вопрос о своем членстве в НАТО. Тогда подобное заявление повергло представителей НАТО в шок, и внезапно проснувшиеся евроатлантические чувства Украины были сходу отвергнуты. Что, впрочем, не помешало Совету национальной безопасности и обороны Украины под руководством Президента страны через два месяца, 23 мая прошлого года, принять судьбоносное решение и поставить перед Украиной новую цель—полноправное членство в организации Североатлантического договора.

Украинской стороне также удалось найти убедительные аргументы и для своих партнеров по НАТО, в результате чего, как известно, наша страна участвовала в Пражском саммите, и, несмотря на разгар «кольчужного» скандала, там все же были подписаны План действий Украина—НАТО и Целевой план на 2003 г.

С момента пражской встречи прошло уже полгода, кроме того, уже четыре месяца Украина по идее трудится над выполнением подписанных документов. Впрочем, отечественные высокопоставленные лица признают, что после Праги была некоторая пауза в отношениях с альянсом и в общем-то появилась даже угроза того, что в Брюсселе украинское решение 23 мая и пражские документы будут восприняты как исключительно конъюнктурное решение Украины. Было и малоизвестное широкой общественности письмо генсека альянса Джорджа Робертсона на имя премьера Януковича, в котором выражалась обеспокоенность по поводу некоторого торможения выполнения Киевом взятых на себя в Праге обязательств.

Впрочем, как утверждают высокопоставленные украинские чиновники, график выполнения Плана действий и Целевого плана на сегодняшний день удалось практически наверстать.

Оценка пройденного Украиной пути и поиск новых возможностей со стороны НАТО помочь ей в евроатлантических усилиях стали формальным поводом для вашингтонских консультаций, организованных на этот раз американской неправительственной организацией – Центром стратегических и международных исследований (CSIS). Накануне консультаций в Национальном авиакосмическом музее США состоялся прием, на котором присутствовало более 350 человек. Даже высокопоставленные и многоопытные американские эксперты отмечали, что давно уже в Вашингтоне в одном месте не собиралось столько экспертов в сфере безопасности и обороны (а в истории украино-натовских отношений подобных мероприятий ранее не было вообще), что свидетельствует о большом интересе к украино-натовской тематике.

В украинскую делегацию, возглавляемую секретарем СНБОУ Евгением Марчуком, также входили министр обороны Владимир Шкидченко, председатель Госкомграницы Николай Литвин, вице-спикер Александр Зинченко, Анатолий Орел, руководитель Национального центра евроатлантической интеграции Владимир Горбулин, заместитель секретаря СНБОУ Сергей Пирожков, посол Украины в США Константин Грищенко, глава миссии Украины при НАТО Владимир Хандогий, президент Центра Разумкова Анатолий Гриценко (кстати, обращает на себя внимание тот факт, что вот уже второй раз в состав официальной украинской делегации входит представитель неправительственной организации – такую «продвинутость» украинской стороны положительно оценили и натовские партнеры). Альянс же на переговорах был представлен генеральным секретарем лордом Робертсоном, а также министрами обороны (или по крайней мере их замами) всех стран НАТО, включая главу Пентагона Дональда Рамсфельда, выступившего с содокладом по одной теме с Е.Марчуком, а также представители семи стран—кандидатов в НАТО.

Консультации, проходившие в Рональд Рейган Билдинге, были максимально закрытыми, и на этаж, где они проходили, не допускались не только журналисты, но даже сопровождавшие участников делегации помощники и эксперты. Тем не менее, по скупым ремаркам некоторых их участников можно было сделать вывод, что, несмотря на, по выражению Е.Марчука, не всегда «сладкую для души» откровенность западных партнеров, в целом представители НАТО продемонстрировали очень хорошее и весьма заинтересованное отношение к Украине. Многими западными участниками были поддержаны евроатлантические устремления нашей страны, а некоторые хвалили Украину даже с авансом.

Многие участники приема, состоявшегося накануне консультаций, обратили внимание на фразу лорда Робертсона: «Демократическая Украина среди нас». Как стало известно «ЗН», во вступительном слове на открытии консультаций Дж.Робертсон сказал буквально следующее: «Не секрет, что наши отношения прошли через достаточно трудный год. Но к счастью, большая часть неопределенности рассеялась благодаря тому, что украинское правительство сделало определенные усилия для продвижения на пути евроатлантической интеграции». На пресс-конференции же натовский генсек на прямо поставленный вопрос: «Так снята ли проблема «Кольчуг» с украинско-натовской повестки дня?» ответил вполне определенно: «Наихудшая из проблем, существовавшая в наших отношениях, осталась позади. Но есть еще некоторые другие проблемы, и их нужно решать».

Перед участниками консультаций Дж.Робертсон также заметил, что оборонная реформа «остается критическим элементом» в общем процессе украинской евроатлантической интеграции. При этом он отметил, что с помощью украино-натовской Совместной рабочей группы по военной реформе был достигнут «значительный прогресс» в придании украинскому оборонному планированию и бюджетному процессу большей прозрачности и в усилении демократического контроля над военными. Был также достигнут, по свидетельству лорда Робертсона, и вдохновляющий прогресс в достижении большей оперативной совместимости Вооруженных сил Украины и ВС стран—членов НАТО.

По словам главы украинской делегации Е.Марчука, на консультациях обсуждались четыре основные темы:

— вклад НАТО и Украины в укрепление мира и безопасности;

— имплементация оборонного аспекта и аспекта безопасности Плана действий;

— реформирование Министерства обороны и Вооруженных сил Украины;

— урегулирование последствий оборонной реформы.

С базовыми докладами по этим темам с украинской стороны выступили Е.Марчук, В.Горбулин, В.Шкидченко, А.Зинченко. Всего же на консультациях было более тридцати выступлений.

Успехи и промахи Украины в реализации Плана действий и Целевого плана были проанализированы и руководством НАТО, и руководством МО США (нынешним и бывшим), в частности Рамсфельдом и Коэном, представителями других членов альянса.

Некоторые из участников встречи (не украинцы!) даже прямо ставили вопрос о более четких сроках вступления Украины в НАТО. Однако на пресс-конференции на вопрос «Могло бы НАТО принять Украину в свои ряды до 2005 года?» генсек альянса ответил буквально следующее: «Мы не получали никакой заявки от Украины по поводу вступления. И пока что не предусматриваем вступление еще каких-то новых членов, так как нам пока еще нужно обеспечить вступление тех семи стран, которые недавно были приглашены в НАТО».

Евгений Марчук, когда ему задали вопрос «Так когда же Украина намерена подать официальную заявку на вступление в НАТО?», достаточно подробно описал этот процесс: «Мы сможем сделать это после того, как выполним План действий Украина—НАТО и Целевой план, от них перейдем к Плану действий относительно членства (map) и интенсифицированному диалогу, выполним необходимые внутренние процедуры, достигнем консенсуса у себя дома и добьемся поддержки населения хотя бы не меньше 51%, а потом пройдем еще ряд определенных процедур. В общем, это длительный путь».

На этот же вопрос «Когда Украина сможет всерьез говорить о вступлении в Североатлантический альянс?» «ЗН» попросило ответить и другого члена украинской делегации Анатолия Гриценко. «На мой взгляд, переводить в практическую плоскость вопрос о вступлении в НАТО и пытаться определить, когда Украина может это сделать, целесообразно после проведения президентских выборов 2004 года, — заявил эксперт. — До этого времени серьезного ответа от НАТО мы не можем получить. Это прежде всего связано с тем, что и Целевой план, и сама идея вступления в НАТО предполагают две базовые составляющие: общие для альянса ценности, которые должны стать общими и для нас, и второе – защита этих ценностей от различного рода угроз, в том числе и военными средствами. Так вот, если бы нашу готовность к вступлению в НАТО оценивали по готовности к защите этих ценностей, то здесь Украина действительно прошла уже достаточно серьезный путь, и военная составляющая нашего сотрудничества была наиболее стабильной в течение восьми лет сотрудничества в рамках программы «Партнерство ради мира». Мы прошли уже сложный трехэтапный путь достижения взаимной совместимости на оперативном уровне наших частей и подразделений. Мы уже принимали участие в совместных миротворческих акциях, предоставляли свое воздушное пространство для сил антитеррористической коалиции, мы обменивались разведывательной информацией, подписали ряд важных документов, установили личные контакты, далеко пошли по пути оборонной реформы и т.д. Так что если бы все зависело только от военной составляющей, то, на мой взгляд, можно было бы говорить, что мы через три-пять лет после начала серьезного разговора могли бы быть приняты в НАТО. Но поскольку НАТО — это не столько защита, а прежде всего сами ценности, которые охватывают прозрачную рыночную экономику, нормальный бизнес-климат для всех (а не коррумпированную систему), защиту базовых прав и свобод человека, свободные демократические выборы и т.д., то именно здесь у нас самые большие проблемы. И я предложил на консультациях на следующей встрече такого уровня, которую планируется провести в Польше через год, подумать вместе над тем, каким образом нам обсудить невоенные аспекты выполнения Целевого плана, как раз в части соблюдения базовых прав и свобод. И я предложил, чтобы базовые доклады с украинской стороны представляли не только государственные чиновники, а и общественные организации, которые работают в этих сферах, для того, чтобы картина была более полной. Поскольку иначе это могут быть «самоотчеты», которые не совсем адекватно отразят саму ситуацию».

«Не упустить свой шанс»

Насколько нам известно, этот вопрос конкретно не обсуждался на вашингтонских консультациях, но тем не менее, в последнее время Украина получила исключительно серьезный шанс реально и кардинально приблизить свое членство в НАТО. Речь идет о возможном украинском участии в стабилизационных силах в Ираке, необходимость срочного формирования которых серьезно обсуждается Соединенными Штатами, их союзниками по коалиции и другими заинтересованными сторонами.

30 апреля в Лондоне украинская делегация принимала участие в качестве наблюдателя (кроме нее в этом же качестве были приглашены всего три или четыре страны) в консультативном совещании стран—участниц коалиции, где очень детально рассматривался вопрос стабилизации Ирака.

В международную прессу уже просочилась информация о том, что территория этой страны, скорее всего, будет разделена на три или четыре сектора. Два из них, судя по всему, должны возглавить американцы и британцы, еще один — возможно, австралийцы. Четвертый уже почти готовы возглавить поляки (окончательное решение польской стороной будет принято на специальной конференции 21—22 мая в Варшаве). Где будет размещаться польский сектор, пока не определено. В качестве основного варианта обсуждается северная часть Ирака, населенная курдами. Регион, мягко говоря, непростой, и вполне понятно, что выполнять свои обязанности расположенным там подразделениям придется в очень сложной и конфликтной обстановке. Поэтому предполагается, что в каждом из секторов будут дислоцироваться не просто миротворческие войска. Речь идет о размещении в каждом из секторов по мотострелковой дивизии, которая, не исключено, с оружием в руках будет выполнять не только миротворческие задачи, но порой и функции по силовому утверждению мира.

В дальнейшем же эти стабилизационные силы должны будут заняться воссозданием жизнеспособности систем управления, коммуникаций и т.д. Кроме того, в ускоренном порядке и хотя бы на приблизительно демократической основе должны быть созданы центральное и местное правительства, написаны конституция и законодательство, проведены выборы. То есть Ираку должна быть оказана помощь в переходе от тоталитарного режима к демократическому. Понятно, что процесс этот будет непростой и длительный, и пока никто не берется дать точный прогноз, как долго в Ираке будет необходимо присутствие военных сил и когда они будут заменены чисто полицейскими.

Тем не менее, как уже было сказано, Польша почти готова возглавить один из секторов. Согласно информации из польских источников, сами поляки видят свою дивизию в составе приблизительно семи тысяч человек. Это далеко не полноценная по численности дивизия, скорее развернутая бригада. Сами поляки готовы выделить около полутора-двух тысяч человек. Кроме того, польская сторона весьма желала бы видеть в составе своей дивизии немецкие подразделения и… украинские. О чем на днях и заявил польский министр обороны. Как свидетельствуют источники, близкие к военному ведомству РП, поляки хотели бы получить в свою дивизию от украинских партнеров, как минимум, управление бригадой и два батальона, а как максимум – полнокровную механизированную бригаду.

Честно говоря, подобные планы, насколько можно было понять из бесед с некоторыми высокопоставленными отечественными чиновниками, украинскую сторону не очень вдохновляют. Но вовсе не потому, что Украина не рассматривает возможности своего участия в силах стабилизации. А потому, что «мы и сами с усами» и, как подчеркивают эксперты, наш военный потенциал значительно превосходит польский, хотя наша соседка уже давно стала членом альянса.

Совершенно очевидно, что в широком украинском участии в стабилизационных силах в Ираке чрезвычайно заинтересованы Соединенные Штаты.

А Украина в очередной раз оказалась перед выбором… И выбор этот весьма и весьма непрост. Ведь, во-первых, вполне понятно, что украинским военным в случае принятия положительного политического решения придется заниматься в Ираке не созданием оазисов, а устанавливать и сохранять мир с оружием в руках (выполнять «интернациональный долг»), что не исключает возможные жертвы среди украинских военнослужащих. И принимая решение, наши политики не имеют права закрывать глаза на подобные риски.

Во-вторых, очевидно, что для разворачивания в Ираке каких-либо подразделений потребуются значительные средства. У нашей страны их нет. Нет этих средств и у поляков, заявляющих о вялом состоянии польской экономики и намекающих американцам на необходимость обеспечения финансирования этой операции.

В-третьих, не стоит забывать и об общественном мнении в Украине, большинство граждан которой с самого начала осуждали действия американцев, затем выступали против отправки в Кувейт РХБ-батальона. Понятно, что политики, принимающие непопулярные решения, в определенной степени рискуют как собственной популярностью, так и собственным политическим будущим.

Впрочем, даже самые демократически настроенные эксперты замечают, что не всегда при принятии важных государственных решений общественное мнение должно быть доминантой (и приводят в пример испанского министра иностранных дел, заявившей после вхождения Испании в коалицию со Штатами о том, что, мол, она знает, что многие в Испании против этого шага. Но правительство было избрано демократическим путем в демократической стране, и этому правительству народ дал полномочия управлять страной и принимать решения, что оно и делает).

И четвертое, весьма существенное препятствие для украинского участия в стабилизационных силах в Ираке — это отечественное законодательство, предполагающее направление украинских военных контингентов только в случаях наличия либо мандата ООН, либо приглашения правительства конкретного государства и заключения двустороннего межправительственного соглашения. Но проблема заключается в том, что в Ираке сейчас нет правительства и приглашения ждать не от кого (правда, не исключено, что в ближайшее время в Ираке будет все-таки создана хоть какая-то временная администрация). Что же касается мандата ООН, то даже союзники США по коалиции, включая Британию, хотели бы все-таки легитимизации ситуации вокруг Ирака и подключения к ее урегулированию ООН. Заметим, что и сами Соединенные Штаты, выполнившие всю самую грязную и неприятную работу по свержению саддамовского режима, уже не столь категоричны в вопросе против участия ООН, так и не благословившей антииракскую операцию. По крайней мере, встретившаяся с членами украинской делегации Кондолиза Райс сообщила о намерении США приложить все усилия для принятия соответствующей резолюции СБ ООН. Советник по вопросам национальной безопасности, по словам одного из участников переговоров, выразила активную заинтересованность американской стороны в «значимом участии» украинских военных и соответствующих специалистов в создании стабилизационных сил коалиции в Ираке. Заинтересованность Вашингтона в украинском участии в первую очередь продиктована намерением продемонстрировать интернациональность сил стабилизации. На этом фоне Америка, несомненно, закроет глаза на многие сомнительные процессы, происходящие в Украине, и к этому многие у нас в стране из числа борцов с режимом должны быть готовыми. Однако, по словам все того же источника, Кондолиза Райс четко заявила о том, что предпосылки для углубления и развития двусторонних отношений существуют, но это состоится при одном условии — проведении прозрачных и демократичных выборов в 2004 году. На дате был сделан особый акцент. В этой связи нелишне напомнить, что в течение недели, пребывая на рабочем отдыхе в Крыму, Президент искал пути реализации иного плана, где дата 2004 заменена на 2006… Кстати, в том же Крыму Леонид Данилович провел немало времени с Владимиром Владимировичем и, надо полагать, что у России существует свое отдельное мнение по поводу участия украинских сил в стабилизационном контингенте в Ираке. Встреча же Леонида Даниловича и Джорджа Джорджовича не предполагается. По крайней мере в ходе встречи
г-жа Райс украинским коллегам подобного предложения американского президента не передала. Одним словом, мандат ООН понизил бы политические риски Украины как внутренние, так и российско-европейские. Правда, при этом понизится и уровень дивидендов, ведь ставки в подпольных боях всегда намного выше, чем в законных. Точно также, как проценты в банках стабильной Швейцарии ниже, чем в Доминиканской Республике. Но государство — это тот субъект политического хозяйствования, который всегда должен искать оптимального сочетания дивидендов и законности.

Второй вариант придания легитимности стабилизационным силам в Ираке — это проведение операции типа косовской, где НАТО взяло бы на себя ответственность за ее проведение. Но если учесть очень жесткую позицию Франции, позицию неприятия Германии и молчаливое неодобрение ряда членов НАТО, не вошедших в антииракскую коалицию, то нет оснований предполагать, что ситуацию смогут «разрулить» с помощью НАТО. Как заявил на пресс-конференции в понедельник Дж. Робертсон, пока что вообще не существует какой-либо официальной позиции НАТО относительно операции в Ираке. В прошлом месяце этот вопрос обсуждался на уровне министров иностранных дел стран-членов альянса, и некоторые участники заседания высказывались в том смысле, что НАТО может сыграть какую-то роль в Ираке, когда ситуация прояснится. Как свидетельствует другой натовский источник, вряд ли альянс вернется к этому вопросу раньше осени. Но дело в том, что стабилизационные силы необходимо разворачивать в Ираке срочно — уже в начале лета. И Украине необходимо определиться до этого момента.

По некоторой информации, ведущие американские эксперты, реально влияющие на принятие решений американской администрации, и даже некоторые американские политики четко дают понять Украине, что ей сейчас предоставляется колоссальный шанс, подобный тому, которым в свое время в полной мере воспользовались нынешние (уже приглашенные в альянс) кандидаты во время операции в Косово, разместив на своей территории натовские базы и оказав максимальную помощь альянсу.

Американские эксперты подчеркивают, что совершенно неизвестно, когда еще раз подобный шанс может представиться Украине, и представится ли вообще. Сейчас же украинский контингент в зоне Персидского залива — четвертый по численности после США, Британии и Австралии. И американские источники говорят о том, что если украинский контингент и дальше будет оставаться четвертым-пятым по численности, а также сможет выполнить поставленные перед ним задачи и тем самым продемонстрировать на деле свои достижения и навыки, приобретенные в натовской Программе анализа и оценки сил (PARP), достигнутый уровень взаимосовместимости с военными подразделениями натовских государств, языковую подготовку личного состава — все то, на что было потрачено столько совместных усилий и средств, тогда можно будет серьезно говорить о возможном членстве Украины в НАТО. Разумеется, стопроцентной гарантии членства нам никто не дает и давать не собирается, но тем не менее не стоит забывать, что США — самая влиятельная держава в мире и умеет добиваться поставленных целей.

Так что украинцам стоит крепко подумать над, пожалуй, самым серьезным за всю независимость Украины шансом не только реально приблизиться к НАТО, но и занять не самое худшее место в стремительно формирующейся новой системе международных отношений.

При этом, как считают эксперты, необходимо учитывать, что вопрос легитимности или нелегитимности действий США на повестке дня сегодня уже не стоит. Военная операция завершена, причем достаточно успешно, и появилась возможность установить в Ираке относительно демократический режим, который позволит его народу нормально жить. И Украина может сыграть в этом свою роль. Да, сейчас формально ее законодательство этого не позволяет. Но законодательство можно менять и дополнять. Так что американские эксперты и политики ставят вопрос примерно так: если человек хочет, он ищет возможности, если не хочет, то он ищет причины.

Украине необходимо принять политическое решение. Насколько нам известно, с Президентом этот вопрос уже обсуждался, и, как утверждают некоторые источники, Л.Кучма предварительно выразил «понимание проблемы».

Есть также все основания полагать, что при наличии сильной политической воли со стороны высшего руководства страны и доходчивого разъяснения как депутатам, так и населению важности евроатлантической интеграции и, в частности, перехода на ценности НАТО (что поможет решить Украине и многие внутренние проблемы) в Верховной Раде можно было бы собрать примерно 240—250 голосов за принятие решения об участии Украины в стабилизационных силах в Ираке.

С определенной долей уверенности можно также предположить, что (как это было и с РХБ-батальоном) украинские военные, пока политики обсуждают возможные решения, потихоньку на всякий случай готовят технику и личный состав.

Решение этого вопроса (в частности, его юридического аспекта) может стать лакмусовой бумагой для определения, есть ли в Украине по-настоящему сильная политическая воля относительно евроатлантической интеграции.

Однажды Президент ее уже проявил. Тогда, когда он поехал в Прагу, очень многие в Украине обвиняли его в очередной дискредитации имиджа Украины, искренне смеялись над обошедшей все западные СМИ остроумной натовской придумкой с французским алфавитом. А спустя пару месяцев от одного человека, иногда имеющего возможность пройтись по пентагоновским коридорам, довелось услышать, что в беседе с ним высокопоставленный американский военный сказал примерно следующее: «А знаешь, мы поверили в то, что Украина действительно хочет в НАТО только после того, как увидели, на какое колоссальное унижение пошел Леонид Кучма в Праге»…

Но даже после того, как они поверили, тянуть за уши в НАТО нас никто не будет. Просто на столе перед Украиной лежит предложение. Его можно принять или отклонить. Но при этом нужно помнить, что это самое серьезное предложение за время сотрудничества Украины как с Соединенными Штатами, так и с НАТО.

Комментируя возможность принятия украинской стороной решения об участии в стабилизационных силах в Ираке, Анатолий Гриценко сделал ударение на том, что положительное решение ускорило и придало бы динамику нашему вступлению в НАТО, перевело бы вопрос о членстве в альянсе в серьезную плоскость. Украина смогла бы продемонстрировать, насколько она продвинулась на пути реформирования своих Вооруженных сил, насколько она может выполнять задачи совместно с другими странами. В конце концов, она докажет, что становится активным игроком на мировой арене, и становится таковым не в последнюю очередь благодаря сотрудничеству с НАТО.

По мнению эксперта, приняв положительное решение, Украина продемонстрирует верность стратегическому партнерству с Соединенными Штатами, которые сделали очень многое для нашей страны как на заре независимости, так и в настоящее время, оказывая поддержку не только на пути евроатлантической интеграции, но и при вступлении в ВТО, помогли в решении проблем с FATF и т. д. и т. п. Украина сможет показать, что в трудные для своих партнеров минуты она может быть надежным, прогнозируемым и обязательным партнером.

Но в то же время это станет лишь одним необходимым, но отнюдь не достаточным условием реального и кардинального продвижения Украины на пути в НАТО. По мнению А.Гриценко, мы можем отправить в Ирак не то, что бригаду, а целую дивизию, но если Президент не сдержит свое обещание провести честные и прозрачные выборы и они будут проведены с применением админресурса — так, как это было сделано во время минувших парламентских выборов в 2002 году, то никакое участие ни в какой миротворческой операции не поможет Украине, и вопрос вступления в НАТО на долгое время останется чисто теоретическим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно