НОВАЯ ВЛАСТНАЯ СИТУАЦИЯ В РОССИИ: ГИБРИД ЗМЕИ И КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКИ

27 августа, 1999, 00:00 Распечатать

Случается то, чему предопределено быть Успокаиваются страсти вокруг августовской «зачистки» Б.Ельциным очередного временного российского правительства...

Случается то, чему предопределено быть

Успокаиваются страсти вокруг августовской «зачистки» Б.Ельциным очередного временного российского правительства. Время стряхивает шелуху эмоций, домыслов, амбиций и откровенной конъюнктурщины, возникших вокруг этого «драматического» общественно-политического акта.

Какие только отклики, комментарии и оценки действий Кремля не сотрясали политико-информационное пространство: от зюгановской «клиники» и рыжковского «канализационного уровня авторитета» до жириновского патриотического «одобрямса» и требования «сильной руки». На это президент и его ближайшее окружение реагировали невозмутимо, недвусмысленно указывая на «новый политический этап» (по Ельцину) или «смену политической конфигурации» (по Путину). В целом Кремль остался довольным собой, в очередной раз продемонстрировав, что он - Власть.

В том, что произошло, причудливо смешались суровые жизненные реалии и откровенный политический блеф. И сейчас для понимания российской действительности гораздо важнее, отстранившись от замысловатых политических игр и изысканной информационно-пропагандистской демагогии, разобраться в том, что же изменилось во власти по существу.

Главное, что необходимо признать, - при всей неброскости кадровых изменений реально преображается организационная основа исполнительной власти. Ее значимые черты, обозначенные самим Борисом Николаевичем, - неразделенность президентского и правительственного аппарата, жесткая и твердая организационная работа, порядок как ключевое слово в управлении и пр.

В лучших российских традициях на видимой части властного Олимпа вновь обозначился блеск эполет. Именно на «силовой» блок Президент излил обилие лестных эпитетов - он и сильный, и крепкий, и сплоченный, и умный… «Силовики» же стали первыми полноправными членами правительства. Важнейшей продекларированной заботой нового премьера стало обеспечение финансирования Вооруженных Сил на уровне 3,5% ВВП и т.п.

События в Дагестане подоспели вовремя. Ш.Басаев оказал неоценимую услугу российской военной машине - маленькая победоносная война против чеченских агрессоров заставила не только «забыть» об остальных насущных вопросах, но и фактически присоединить весь спектр общественно-политических голосов России к сплоченному кремлевскому «хору». Высшие военные чины вплоть до министра обороны проходят «крещение» Дагестаном. 27 августа этот же обряд совершил российский премьер. Поди после этого возрази, что дагестанский рейд чеченских боевиков состоялся без «намека» из центра.

Военная тематика захлестнула телерадиоэфир и страницы центральных газет и журналов. Даже такое либеральное издание, как «Комсомольская правда», целый разворот субботнего номера посвятила ГРУ под броским названием «Мы предателей не казним - брезгуем». Премьерский лексикон все больше приобретает командный оттенок. Власть милитаризируется на глазах. По логике развития событий следующий этап - мобилизационный.

Возвращение военных фактически символизирует то, что в российскую власть вновь полновесно возвращается имперская государственная традиция. В современной российской истории этот процесс активно обозначился приходом Е.Примакова в правительство и Н.Бордюжи в президентскую Администрацию. Косовский кризис дал очередной толчок, обозначив ключевую роль военных теперь уже в решении международных проблем. И это надолго, с чем российскому МИДу придется считаться.

Окончательное закрепление «силовиков» в ельцинской «конфигурации» может состояться в силу насущной потребности Кремля если не «отбить», то хотя бы отвлечь от Е.Примакова и Ю.Лужкова военно-патриотически настроенный электорат. Нельзя забывать и того, что в российском обществе именно армия неизменно пользуется наивысшим доверием, а работники ВПК - в подавляющем большинстве устойчивые поклонники если не левых, то «Отечества» и Е.Примакова. Вот такой предвыборный «раскладец».

В силу изложенного, нужно признать, предпринятая «ракировочка» оказалась сильным и мастерски выполненным ходом Кремля. Она позволила не только быстро и безболезненно сменить команду, но и дать возможность Б.Ельцину в полной мере ощутить свою властную полновесность и полноценность. Но, что более важно, она не дала веского повода обвинить в случившемся «Семью». Хотя для людей, осведомленных в тайнах «двора», несомненным было то, что именно потребность в незамедлительной и эффективной реализации финансово-материальных интересов «Семьи» фактически и стала основным побудительным мотивом отставки С.Степашина. Доказательством этого, наряду с многочисленными ссылками на осведомленные источники, являются нескрываемые эмоции, слабо контролируемые реакции и заявления экс-премьера относительно собственной неподкупности и некоррумпированности правительства, кивки в адрес Н.Аксененко и пр. И даже Б.Березовский в свете происходящего перестал быть интересен. Да и А.Волошин как-то всуе «затерялся».

Святая святых того, что называется «Семьей» - конечно же, деньги (власть - это уже только инструмент для их сохранения и приумножения). В ее лоне фактически формируются установки и корыстные желания Кремля, отрабатывается основной инструментарий влияния как на правительство, так и самого Президента. Но, кроме того, совместно с Администрацией - это самый серьезный оплот либерализма и оголтелого антикоммунизма в России. В этой связи характерным стало то, что В.Путина уже с первых шагов (даже будучи и.о.) засвидетельствовал готовность продвигать интересы «олигархических» кругов (в частности, РАО ЕЭС в вопросах приватизации и разгосударствления) и примерно вести себя перед лицом международных финансовых институтов (чего стоят его «откровения» на заседании ассоциации «Сибирское соглашение» в ответ на выступление А.Лебедя, что характер приватизационных процессов в угольной отрасли жестко обусловлен требованиями МВФ).

Таким образом Б.Ельцин сконструировал очередную принципиально новую систему «сдержек» и «противовесов», заложив тем самым причудливую (если не чудовищную) дихотомию власти. На «сознательном» уровне (если использовать психологическую терминологию) доминирует традиционалистская военно-патриотическая идеология и демонстрируются образцы поведения имперского образца; на «подсознательном» - либерально-олигархические установки и рефлексы, обильно питаемые чрезмерными властными и корыстными амбициями и притязаниями. Своеобразный гибрид либерального змея-соблазнителя и колючей проволоки, как непременного атрибута милитаризации. Припоминается, что нечто подобное уже было сконструировано в третьем рейхе.

Жизнеспособна ли такого рода «конфигурация» - можно только гадать. Если смотреть на происходящее через призму психоаналитики, можно предположить, что подобный симбиоз будет развиваться бурно. Так что внутренних эксцессов и внешних экстравагантных поступков не избежать. Особенно интересные эффекты могут наблюдаться в международных связях. Здесь-то конфликт либерального и военного начала может оказаться наиболее выраженным. Запад в недоумении и вынужден демонстрировать «хорошую мину».

Особенно не сладко приходится Вашингтону, для которого личностный фактор в политике особо значим. Тем более, что столько стараний пришлось приложить персонально и Б.Клинтону, и А.Гору для обхаживания С.Степашина, столько излить фимиама на голову чуть ли не будущего президента, согласиться на существенные подвижки в политике (по словам самого С.Степашина, вопрос по МВФ «решался в последний час во время разговоров с Клинтоном и Гором). И в ответ - «щелчок по носу» от российского президента, возможно, как напоминание о том, что нужно быть скромнее в намеках на желанного «преемника» на российское президентство или запоздалая реакция на нанесенные обиды в ходе югославского кризиса.

Появление сплоченного «силового» блока во власти, вероятно, явилось неприятной неожиданностью и серьезным вызовом семейно-олигархическим интересам и не только в силу идейной неприемлемости. Прежде всего ненасытную военную армаду необходимо кормить, а 3,5% ВВП - это львиная доля собираемых налогов, с которыми нужно распрощаться. Перед лицом такой реальной опасности забываются все ссоры. Свидетельства тому не минули обозначиться - Б.Березовский помирился с А.Чубайсом. Мобилизационные экономические программы, как и прощения долгов ВПК (о чем уже заявил В.Путин), не говоря уже о предвыборных тратах, могут быть реализованы только за счет средств, изъятых у сырьевого и топливно-энергетического комплекса - по сути, основной кормушки «Семьи». Так что борьба за РАО «Газпромом» - насущная потребность, а основная интрига только затевается.

Дальнейшая притирка «несовместимых» компонент власти в достаточной мере проблематична и требует определенных доморощенных условий существования. Комфортная среда предполагает, как минимум:

послушание регионов или хотя бы их губернаторов, в руках которых реально сосредоточена в совокупности большая часть власти (возможно, поэтому вдруг вспомнился тезис Е.Примакова времен его премьерства о целесообразности их назначения центром);

монопольное владение СМИ федерального масштаба, дабы не разоблачать иллюзий и порождать «инакомыслия» (отсюда создание структуры типа министерства по делам прессы и война с неподвластным «Медиа-Мостом»).

После отставки Е.Примакова начался новый этап деградации власти в том смысле, что система государственного управления все больше упрощается, фактически трансформируясь в систему командования. Но, как известно, для нормального функционирования сложной структуры (каковой является вся страна) система управления по своей сложности должна превышать сложность объекта управления. В противном случае объект управления (т.е. государство, страна, социум) неумолимо деградирует. Что и наблюдается. Как следствие выход из сложившегося положения регионы пытаются искать уже сами, в частности через создания разного рода межрегиональных ассоциаций и т.п.

И все же, несмотря на отмеченные особенности, новая властная «конфигурация» требует уважительного к себе отношения. Возможно, как раз это и заставило так «трепетать» С.Степашина после встречи с Президентом, вспоминая о каких-то «мальчишеских» чувствах к Борису Николаевичу. Да и находясь «на свободе» он не скрывает, что не посмеет ослушаться Кремль, где умеют «выкручивать руки».

Принимая это, значимость российских политических процессов было бы оправдано определять прежде всего тем, в какой мере они затрагивают интересы новой властной «конфигурации». В такого рода рейтинге высшая ступень несомненно принадлежит вопросам конфронтации Кремля и объединения «Отечество» - «Вся Россия» с примкнувшим к нему Е.Примаковым. Это противостояние до парламентских выборов и составит главную интригу всей политической жизни, здесь будут наблюдаться самые жесткие, беспощадные меры экономического и силового прессинга. Причина проста - наличие мощного политического центра с реальным потенциалом заполучить большинство в Госдуме и в последующем президентство вызывает «брожение» во властной элите, поляризует ее, заставляет определяться, зачастую не в пользу Кремля.

Отчасти властный прессинг на себе уже испытывает второй номер в предвыборном списке блока - Ю.Лужков, подошла очередь и третьего номера, санкт-петербургского губернатора В.Яковлева, в силу чего Санкт-Петербург все больше походит на арену «силовых» разборок. Осмелится ли власть открыто давить на Е.Примакова - покажет время. Наглый шантаж в его отношении может весьма поколебать «силовиков», о какой бы сплоченности в их рядах не говорил Б.Ельцин.

На этом фоне вопросы президентской преемственности или создание правых блоков - это все больше политические забавы. Ведь по существу Борис Николаевич преемника и не назначал - в телеобращении речь всего-то идет о том, что он «решил назвать человека, который способен консолидировать общество». Пауза и последующие политические «шатания» С.Степашина после отставки - это тоже своеобразная игра, связанная с необходимостью сохранить имидж серьезного политика. Похоже, первое место в предвыборном списке какого-нибудь правого блока за ним было зарезервировано уже с того момента, как его федеральный рейтинг стал сопоставим с рейтингом Г.Явлинского. А случившийся сбой, скорее всего, связан с тем, что на серьезный вес правых в новом парламенте Кремль вряд ли уже рассчитывает, тем более, что на либеральном фланге активно обозначился другой игрок - Запад, о котором в последнее время в связи с внутренними процессами стали забывать. Так что последнего экс-премьера, похоже, продолжат «разыгрывать» в Думе, апробируя на президентство.

И даже нынешняя бравурная политика Кремля в отношении Чечни и событий в Дагестане - игра, рассчитанная на наработку электоральных очков. Ведь по сути реальный российско-чеченский конфликт не только не снят, а наоборот, получил новые живительные силы, что уже серьезно. Но, похоже, для Кремля это подходит. Как, впрочем, и для Масхадова.

Сегодняшние разговоры о введении чрезвычайного положения - пока тоже можно отнести к разряду виртуальных. Хотя бы потому, что возникни такая необходимость, рука не дрогнет ни у Б.Ельцина, ни у В.Путина, тем более перед лицом «международной исламской агрессии», терроризма, экстремизма, антисемитизма, массовых протестов или… нашествия саранчи. В «разгар» либерализма в октябре 93-го и не такое себе позволяли. О проработке чэпэшных сценариев эксперты, осведомленные о «кремлевской кухне», не сомневаются уже с весны сего года. Для этого достаточно было послушать откровения В.Жириновского, давно выполняющего своеобразную роль юродивого при «российском дворе», - озвучивает потаенные мысли государя, о которых последнему упоминать не с руки. Игра сегодня нужна, дабы приучать подданных к мысли о неотвратимости чэпэшной судьбы.

Загвоздка только в Совете Федерации. Вот и изыскиваются механизмы, позволяющие манипулировать нужной для одобрения частью губернаторов. Тогда ЧП или ЧК и станет реальностью. Впрочем … возможны варианты.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно