НАСЛЕДНИКИ СЛОБОДАНА

20 августа, 1999, 00:00 Распечатать

О возможной отставке югославского президента Слободана Милошевича говорят уже как о неминуемом с...

О возможной отставке югославского президента Слободана Милошевича говорят уже как о неминуемом событии - хотя сам Милошевич не собирается уходить добровольно, ясно, что его режим, проигравший все свои войны и приведший сербов к беспрецендентной за десятилетия после второй мировой войны национальной катастрофе, обречен. Причем речь идет не просто об отставке самого Милошевича или отстранении от дел его семейного клана, по сути, узурпировавшего управление страной, сколько о крахе самого режима югославских коммунистов, с помощью шовинистических лозунгов задержавшихся у власти в стране, еще недавно казавшейся самой благополучной и состоятельной из «социалистических» государств. Югославия Тито превратилась в пародию на саму себя - Югославию Милошевича, и сейчас уже почти ясно, что еще одной Югославии не будет: как раз на прошлой неделе начался процесс фактического выхода из СРЮ последней из остававшихся вместе с Сербией республик - Черногории.

Поэтому, говоря о наследниках Слoбодана Милошевича, я подразумеваю именно будущих лидеров Сербии. Да, собственно, Милошевич всегда был именно сербским руководителем: когда он возглавлял республику, предпринял все возможное и невозможное, чтобы превратить в фикцию федеральную власть, избавился от первого президента СРЮ, своего духовного отца писателя Добрици Чосича и привел на пост союзного президента бесцветного функционера Зорана Лилича... Когда Милошевичу пришлось стать президентом Югославии, в фикцию превратился уже пост общенародно, между прочим, избираемого президента Сербии. Так что не очень важно, как будет называться пост будущего лидера Сербии, - важно, кто именно будет этим лидером.

Драшкович

Писатель Вук Драшкович считается одним из наиболее реальных наследников президента Югославии. К тому же возглавляемая им партия Сербское движение обновления (СДО) - пожалуй, единственная из оппозиционных партий, имеющая реальные организационные структуры не только в Белграде, но и в провинции. Однако успех Вука Драшковича еще не будет означать успеха Сербии. Прежде всего потому, что этого человека с большой натяжкой можно назвать демократом. Драшкович - не коммунист, это безусловно. Но он не менее авторитарная личность, чем Милошевич, - и к тому же, в отличие от действующего президента страны, Драшкович еще не познал наслаждения вожделенной властью и страстно к ней стремится. Эту его черту великолепно знает каждый серб. И серб Слободан Милошевич удачно ее использовал, предложив человеку, которого он сам же садил в тюрьму и освободил только под влиянием общественного мнения Запада, пост вице-премьера югославского правительства - как раз накануне начала этнических чисток в Косово. Примечательно, что Драшкович, недалеко ушедший от Милошевича во взглядах на косовскую проблему и написавший вдохновенную книгу о вожде сербских четников генерале Драже Михайловиче, принял это предложение и ушел с тонущего корабля югославской политики уже в разгар войны. Однако даже после отставки Драшкович выступал за сохранение Милошевича в качестве президента страны, настаивая на его легитимности. Он присоединился к призывам к отставке Милошевича только после того, как увидел нарастание массового движения другой оппозиции, - но присоединился, чтобы возглавить его! В другой роли Драшкович себя просто не представляет.

Вообще, его демократическая репутация - очередной прекраснодушный западный миф. Куда ближе к истине лидер Лиги социал-демократов Воеводини Ненад Чанак, считающий, что Драшкович должен был бы завершить свою политическую карьеру на скамье подсудимых гаагского трибунала, так как голосовал за этнические чистки в Косово, и что он потерял своих сторонников прежде всего в Белграде. Однако нельзя не замечать, что Драшкович никогда особо не камуфлировал своих взглядов - я хорошо помню, например, нашу беседу в дни знаменитых демонстраций блока «Заедно» в Белграде, когда Драшкович, Зоран Джинджич и Весна Пешич - тройка лидеров оппозиции - были желанными гостями в западных столицах, а в Москву Вук приезжал по приглашению Егора Гайдара. Своей жесткой позиции по Косово Драшкович и тогда не менял, от иллюзий о великой Сербии и тогда не отказывался. Вряд ли на Западе этого не знали, однако здесь нуждались в сильной альтернативе Милошевичу и закрывали глаза на авторитарные черты и шовинистические взгляды. Теперь к этому прибавились еще и коллаборационизм с беспринципностью, замешанные на чудовищном властолюбии… Неплохая альтернатива…

Джинджич

Обаятельный Зоран Джинджич - вероятно, именно тот лидер, которого во главе Сербии хотел бы увидеть Запад. Политик с европейским образованием, руководитель весьма либеральной Демократической партии Сербии, один из вдохновителей знаменитых демонстраций сербской оппозиции против режима Милошевича (оппозиции тогда удалось доказать свою победу на местных выборах и Джинджич ненадолго стал мэром Белграда). Однако пока что совершенно неясно, каким образом Джинджич может стать во главе Сербии. У него те же проблемы, что и у любого либерального политика в посткоммунистической стране, почти лишенной к тому же среднего класса. Его воспринимают как героя в Белграде и нескольких других крупных городах, не принимают всерьез в поселках и не знают в селах - к тому же для сельской публики он слишком интеллигентен.

К чести Джинджича нужно сказать, что он сам выбрал для себя такой отнюдь не выигрышный в условиях сегодняшней Сербии имидж. В начале своей политической карьеры он был совершенно другим. Боснийский серб, Джинджич энергично поддержал Радована Караджича. Его нередко можно было увидеть в Пале, ставке Караджича, но по мере развития ситуации Джинджич сумел понять опасность боснийской войны и обвинил в ее развязывании Слободана Милошевича. Понятно, что подобная позиция не прибавила Джинджичу популярности среди тех, кто жалел не столько о развязывании войны, сколько о ее проигрыше. И понятно также, что блок партии Джинджича с откровенно шовинистическим Сербским движением обновления Вука Драшковича вряд ли можно назвать блоком единомышленников. К тому же оба политика друг друга на дух не переносят. Драшкович уверен, что мессия - это он и есть, а Джинджич всегда и во всем стремится быть первым номером. Поэтому романтическая коалиция «Заедно» («Вместе»), выводившая тысячи людей на белградские улицы, распалась почти сразу же после признания правящим режимом результатов выборов в местные органы власти. Не получив ожидаемой власти в Белграде, Драшкович без зазрения совести вступил в блок с социалистами Милошевича и, добившись отставки Джинджича, вскоре вошел в югославское правительство. Однако возможно, что нахождение в оппозиции только укрепило репутацию Джинджича - по крайней мере, на Западе. В то время, как недавний любимец западных демократий Драшкович выступал от имени югославского правительства и, по сути, прикрывал своим авторитетом этнические чистки в Косово, Джинджич продолжал оставаться последовательным оппонентом режима. После начала конфликта с НАТО лидеру сербских демократов пришлось скрываться от призыва в армию в Черногории - причем примечательно, что после войны судебные инстанции не усмотрели в его действиях состава преступления, что явилось важной психологической победой оппозиции. К этому же периоду относится интенсивное сотрудничество Зорана Джинджича с черногорским президентом Мило Джукановичем, вместе с которым он посещает ряд западных столиц и публикует несколько концептуальных статей.

Успех Джинджича - залог того, что не просто уйдет Милошевич, а изменится весь режим. Как ему, однако, достичь этого успеха?

Шешель

Возможность появления во главе югославского государства Вожислава Шешеля представляется вариантом, наихудшим для Сербии - но отнюдь не исключенным. Не будет большим преувеличением сказать, что лидер ультранационалистической Сербской радикальной партии, которого нередко называют сербским Жириновским, во многом - порождение режима Слободана Милошевича. Милошевичу просто необходим такой человек и он его выдумал, чтобы самому выглядеть умеренным политиком на фоне воинственного и скандального Шешеля. Нельзя сказать, чтобы Шешель вышел на сегодняшний день из-под контроля Милошевича: его партия не только осталась в правительстве Сербии, хотя после ухода войск СРЮ из Косово Шешель и угрожал отставкой - своей и своих министров, но и решила участвовать в явно нежизнеспособном правительстве Югославской федерации, которое из-за отказа черногорцев участвовать в нем Вук Драшкович назвал еще одним правительством Сербии. И тем не менее ситуация вполне может сложиться так, что Милошевич не сможет контролировать Шешеля. Самое обидное, что лидер сербских неофашистов может прийти к власти вполне демократическим путем, используя на выборах поляризацию настроений в сербском обществе. Трудно забыть, что Шешель однажды чуть было не стал президентом Сербии: когда Милошевич переместился из кресла сербского президента в кресло югославского и в республике прошли первые выборы президента без Милошевича, именно Шешель во втором туре голосования обошел официального кандидата режима, бывшего президента Югославии Зорана Лилича. Тут уже перепугался сам Милошевич, и выборы были объявлены несостоявшимися - на повторных выборах Шешелю победить уже не дали. Но победа Шешеля невозможна в том случае, если соцпартия Милошевича тотально контролирует ситуацию в стране и не хочет его победы. При ином раскладе Шешель вполне может выйти в победители: официальной пропаганде не так уж сложно будет представить сербам, ежедневно узнающим об изгнании своих соотечественников из Косово, лидера радикалов - героем, а Драшковича и Джинджича - западными агентами. Тем более что Шешель, входя в правящую коалицию, все-таки говорит нечто иное, чем Милошевич. Если югославский президент и его соратники не устают повторять тезис о новой победе в Косово, то Шешель как раз говорит о поражении и жаждет реванша. В Сербии немало избирателей, которые хотят услышать именно это. И их не будет интересовать, что с избранием Шешеля отношения с Западом будут окончательно испорчены, Черногория (отделению которой Шешель обещает воспрепятствовать силой) - потеряна, уровень жизни опустится еще ниже, а парамилитарные образования (иначе говоря - вооруженные бандиты на манер гитлеровских СД) заставят с ностальгией вспоминать относительно демократические времена Милошевича. Главное - они проголосуют за уверенного в себе, жесткого и гордого вождя, не желающего склоняться перед Западом. И этот вариант, который из посткоммунистического сумрака приведет Сербию в нацистское пекло, к сожалению, более возможен, чем победа любого из реалистично настроенных оппозиционеров, - разве что настроения в сербском обществе начнут всерьез и надолго изменяться.

Генералы

В нестабильных обществах тяга к «сильной руке» всегда достаточно сильна, а генеральское звание как бы гарантирует эту самую сильную руку - вспомним хотя бы страсти россиян по неожиданно появившемуся в политике генералу Лебедю. К тому же в Югославии роль армии достаточно серьезна - еще во времена Тито армия превратилась в самостоятельную политическую силу, к тому же гораздо более «югославскую», чем все остальные структуры власти. Не секрет, что политическое руководство Сербии во главе со Слободаном Милошевичем развязало войну против бывших республик СФРЮ именно при поддержке и одобрении генералитета Югославской народной армии, причем если для Милошевича эта война действительно должна была послужить воплощением в жизнь лозунга о «всех сербах в одной державе», то генералы искренне надеялись, что смогут «вернуть» всю территорию и наказать непокорных сепаратистов. Для того чтобы появились генералы, увидевшие, что ЮНА проиграла эту войну и военным не следует больше поддерживать Милошевича, понадобилось почти десятилетие. Первым таким генералом был Вук Обрадович, возглавляющий сейчас Социал-демократическую партию. В свое время самый молодой генерал в ЮНА, Обрадович ушел в отставку после того, как в 1992 году не смог выполнить обещание, данное на митинге солдатских матерей, - что сербские призывники не будут гибнуть в Хорватии. Политикой экс-генерал занялся только через пять лет, сразу же стал популярен в оппозиционных кругах - и эта популярность только усилилась во время косовского конфликта. Однако гораздо больше шансов стать ключевой фигурой в том случае, если армия вмешается в политику, имеет смещенный с поста начальника генштаба в это же конфликтное время генерал Момчило Перишич. Поссорившийся с Милошевичем начальник генштаба, участвовавший в последних войнах (в Хорватии его даже заочно приговорили к 20-летнему заключению!), но осознавший, что СРЮ не может выиграть войну с НАТО, и призвавший к компромиссу, - за что и был изгнан, - не стал долго выжидать и в недавнем интервью влиятельному еженедельнику «НИН» призвал к отставке югославского президента. Перишич, политическая карьера которого только начинается, формирует сейчас свою партию - Движение за демократическую Сербию, и о нем уже начинают говорить как о человеке, способном стать знаменем оппозиции и благодаря своему авторитету в войсках обеспечить не только нейтралитет армии в случае конфликта оппозиционеров и режима, но и повлиять на возможную поддержку оппозиционеров военными. Забеспокоились и в окружении Милошевича: проправительственная «Политика» опубликовала весьма показательную заметку о «бывших генералах, стремящихся к власти на улице» - и это только начало кампании против наиболее потенциально опасных противников Слободана.

***

Разумеется, только этими именами список возможных наследников Слободана Милошевича не исчерпывается. Возможны различные переходные варианты: например, некоторые оппозиционеры предлагают создать переходное правительство Югославии во главе с бывшим главой Народного банка страны 79-летним Драгославом Аврамовичем, которому удалось невозможное - в 1994 году в условиях санкций остановить гиперинфляцию и создать стабильный динар (Аврамовичу пришлось уйти в отставку спустя два года из-за разногласий с «югославской Еленой Чаушеску» - влиятельной женой Милошевича Мирой Маркович). Аврамович, несмотря на свой почтенный возраст, участвует в акциях оппозиции и утверждал во время недавнего турне по западным столицам, что прибыл со списком нового правительства в кармане. Не исключено возвращение в политику и бывшего югославского премьера, американского бизнесмена Милана Панича, пытавшегося уже соперничать с Милошевичем на выборах президента Сербии и вытесненного из страны правящим режимом... Нельзя не считаться и с тем, что то, кто возглавит Сербию, во многом зависит и от того, какой будет сама Сербия - даже и не с точки зрения демократизации страны, а с точки зрения ее территориального устройства - отношений с Черногорией, будущего Косова и еще одной автономии - Воеводины, в которой также усиливается движение за возвращение утраченного статуса, а также населенной в основном мусульманами-босняками области Санджак, в которой об автономии только начинают говорить. Словом, вариантов будущего развития событий очень много, однако большая часть из них отнюдь не напоминает сказку с обязательным хорошим концом...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно