КАКИХ-ТАКИХ ЛУЖКОВ

11 июня, 1999, 00:00 Распечатать

Популярный московский анекдот: в одном из санаториев проходит сходка самых «крутых» авторитетов.....

Популярный московский анекдот: в одном из санаториев проходит сходка самых «крутых» авторитетов... Шестисотые «мерседесы», миниатюрные телефоны в толстых пальцах, «Вашерон Константин» за запястье... Вдруг к крыльцу выруливает несуразный «Князь Владимир», из которого вываливается некто маленький, кругленький, лысенький, в кепке.

- Ты кто, мужик?

- Я - мэр Лужков!

- Каких-таких Лужков?!

Это, конечно же, не более чем филологическая байка. Юрий Михайлович Лужков настолько популярен в российской столице, что может поехать в любой подмосковный санаторий, не опасаясь, что его не признают. Не признают - им же хуже. Добрые отношения с мэром давно уже стали важнейшим условием предпринимательского и любого другого процветания в Москве. Но, как есть в центре Рима государство-город Ватикан, не подчиняющийся ни президенту Италии, ни мэру «вечного города», так есть в центре Москвы государство-город Кремль, являющийся очевидной властной альтернативой возможностям Юрия Лужкова. И если президент Италии или мэр Рима вряд ли могут рассчитывать на престол папы римского, московский градоначальник, очевидно, рассчитывает покончить с кремлевской независимостью путем захвата престола в соседнем государстве... Так стоит ли удивляться отношению Ельцина к Лужкову и настроениям в президентском семействе? А как бы реагировал святой отец, если бы знал, что мэр Рима мечтает о его перстне?.. К тому же, не будем забывать, что у папы, по понятным обстоятельствам, семьи нет, а Ельцин - папа Татьяны Дьяченко.

Сегодня можно уже бестрепетно констатировать, что именно Лужков после отставки с поста премьер-министра Евгения Примакова стал для Кремля оппонентом номер один, фигурой, которой не место на политической сцене, не то чтобы среди преемников Бориса Ельцина. Собственно, примирение, достигнутое между Ельциным и Лужковым незадолго до отставки Примакова, было чисто позиционным. Борьба между Кремлем и московской мэрией длится уже несколько лет, с того самого момента, как президентское окружение осознало, что Юрий Лужков становится коронованным королем столицы, сосредоточивает в руках банки, СМИ, связи с крупнейшими бизнесменами, зависимыми от его расположения, - в общем, все видимые инструменты для дальнейшей борьбы за пост президента страны.

Вначале главной фигурой в президентской свите, опасавшейся Лужкова, стал шеф президентской охраны Александр Коржаков, поддерживавший теплые личные отношения с известным бизнесменом Борисом Березовским. Именно после появления в правительственной «Российской газете» антилужковской статьи «Падает снег» люди Коржакова устроили у здания московской мэрии странную акцию против охраны Владимира Гусинского - шефа размещающейся в этом же (а где же еще?) здании финансовой группы «Мост». Это произошло в начале декабря 1994-го и в результате с поста главы московского отделения ФСБ был уволен один из ближайших соратников Лужкова Евгений Савостьянов. А в марте 1995-го, воспользовавшись убийством знаменитого журналиста Владислава Листьева, Кремль отстраняет от должностей руководителей столичного ГУВД и прокурора столицы. Лужков негодует, но ничего не может поделать. Главный мотив его объяснений: президент - хороший, окружение - плохое. Лужков может обрушиться с гневной критикой на Чубайса, Березовского, даже на Черномырдина, но не позволяет себе плохо отзываться о Ельцине. Свои предвыборные структуры, ориентированные на 2000 год, мэр создает в условиях строжайшей конспирации: даже их рядовые сотрудники остерегаются говорить о планах Лужкова.

Положение резко меняется в сентябре 1998 года, когда после отставки Сергея Кириенко кандидатура московского мэра решительно отвергается Кремлем и Ельцин пытается навязать Государственной думе Виктора Черномырдина, а затем, убедившись, что Степаныч не пройдет, предлагает Евгения Примакова. Более того, из Кремля изгоняются представители президентской администрации, посмевшие отстаивать кандидатуру Лужкова - прежде всего пресс-секретарь президента Сергей Ястржембский и секретарь Совета безопасности Андрей Кокошин. Оба они вскоре уходят работать в лужковские структуры.

Мэр, между тем, начинает вести себя, как кандидат в президенты. На политической сцене появляется «Отечество», и Лужков не скрывает желания видеть эту структуру «партией власти». Юрий Михайлович больше не обходит молчанием тему Бориса Николаевича и говорит, что стране нужен здоровый президент. Лужков активно борется против Кремля в Совете Федерации, где ему удается сколотить настоящее антиельцинское лобби: вспомним о выступлениях мэра против ратификации «большого договора» между Россией и Украиной и его призывы - возымевшие, между прочим, действие - не отправлять в отставку опального генерального прокурора Юрия Скуратова. Пока на российской политической сцене был Примаков, в Кремле считалось хорошим тоном не обращать на эти шаги Лужкова внимания - более того, казалось, что мэр-прагматик будет неплохим попутчиком в борьбе с премьером-геронтократом.

Однако уход Примакова вновь заставил окружение Ельцина вспомнить о мэре - тем более что с этим уходом шансы Лужкова занять Кремль вновь увеличились. Лужков весьма своеобразно - хотя и предсказуемо - отреагировал на отставку Примакова, предложив неоднократно критикуемому им ранее Евгению Максимовичу возглавить предвыборный список «Отечества»...

В Кремле поняли, что с мэром придется разбираться. Задача это непростая: Лужкова, в отличие от Примакова, указом президента не снимешь. Единственное, что сегодня могут недоброжелатели московского мэра, - это несколько видоизменить его светлый образ в глазах избирателей.

Лужков, между тем, очень хочет выборов. Фактически по его настоянию московская городская дума изменила срок полномочий мэра и вице-мэра Москвы таким образом, чтобы выборы градоначальника совпали с парламентскими выборами. Раньше считалось, что выборы мэра пройдут одновременно с выборами президента России. Однако мужественный Лужков страшно не хочет рисковать: ведь может получиться так, что он и президентом не станет, и в мэры баллотироваться не будет. Поэтому третье тысячелетие предусмотрительный Юрий Михайлович хочет встретить уже избранным мэром Москвы - не станет президентом, так останется на воеводстве! А станет... Тут-то начинаются сомнения электората, многие видные представители которого опасаются, что Лужков оставит Москву вице-мэру коммунисту Валерию Шанцеву - как в свое время избранный мэр Гавриил Попов оставил город все тому же Лужкову.

Сомнения электората активно поддерживает бывший премьер-министр Сергей Кириенко, неожиданно вмешавшийся в предвыборную борьбу. Кириенко, еще несколько месяцев назад ведший переговоры о союзе с Лужковым, сегодня рассказывает москвичам о авторитарности городского руководства и мифичности московского экономического успеха. Сказать, кто именно заинтересован в предвыборной кампании Кириенко, сегодня непросто. В конце концов, за ней с интересом наблюдают из Кремля, но к борьбе Кириенко с Лужковым с симпатией относится и давний оппонент бывшего председателя правительства Борис Березовский. Очевидно, для него действующий мэр - куда больший раздражитель, чем бывший премьер.

Сам Кириенко получает, между тем, великолепные возможности для пропаганды себя лично и своего движения «Новая сила». Ну а Лужков - между прочим, мэр города, находящегося на пороге дефолта - явно не привык к подобной критике. Столичный телеканал «ТВ-Центр» возмущенно обличает Кириенко, сам градоначальник говорит об экс-премьере как о «слабом противнике». Да, выборы Кириенко не выиграет. Но получит очевидную поддержку федеральных телеканалов и способен отобрать у Лужкова немало голосов. Если вспомнить, что на прошлых выборах за мэра проголосовало почти 90 процентов москвичей, становится понятным тот факт, что даже победа в 70 процентов будет не победой, а свидетельством потери части электората - и не где-нибудь, а в Москве!

Но в Кремле думают не только о мэрских, но и о думских выборах, стремясь ни в коем случае не позволить «Отечеству» стать партией региональных баронов. Ельцин лично встречался с президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым, после чего окончились разговоры о возможном блоке движения «Вся Россия» с «Отечеством». Блок другого губернатора - самарца Константина Титова - «Голос России» не только отказался блокироваться с «Отечеством», но и учредил собственное московское отделение, задача которого, по словам Титова, «вернуть Москву в Россию» (впрочем, для всей остальной России Москва - такой же Ватикан, как для нее самой - Кремль). Свое движение учредил и кемеровский губернатор Аман Тулеев. Ясно, что все эти люди будут играть на лужковском электоральном поле и сделают все возможное, чтобы люди Лужкова по регионам не прошли, и в новой Думе их было как можно меньше.

В новом правительстве, впрочем, их вовсе нет: министра налогов Георгия Бооса почти официально отправили в отставку «за дружбу с Лужковым» - по крайней мере, так утверждает сам экс-министр. Нет нужды объяснять, насколько это министерство было важно для мэра Москвы. В Кремле между тем почти не скрывают желания сделать все возможное, чтобы людей Лужкова не было нигде.

Даже в московской мэрии...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно