Тест на протест

16 августа, 2013, 16:35 Распечатать

Свои "врадиевки" или "гостиные дворы" будут происходить постоянно. Это сравнимо с фурункулезом: один фурункул прорывает, но за ним появляются второй, третий. И если не лечить весь организм, это ничего не даст. Однако люди пока все еще не осознают, что болен весь организм. Им кажется, что главное — выбрать нужного хорошего человека.

"Протестировать противостояние" сегодня легко: везде коррупция и беззаконие. Местные мелкокалиберные мажоры из органов власти терроризируют маленькие города и села типа Врадиевки, что выливается в настоящий бунт. Он докатывается до столицы, и каждый может принять участие в митингах (вот она, местная глобализация). А сколько парков и скверов уничтожается ради построения "высоток"? И люди борются за свои права, объединяясь против депутатов-арендаторов, милиции и примкнувших к ним "титушек".

Сейчас свой сквер отстаивают жители Березняков: ворота на возникшем за ночь бетонном заборе сняты, организован палаточный мини-лагерь, выпускается очень толковая стенгазета с расследованием, чей бизнес "разрушают" добрые люди. Собираются подписи для обращения в прокуратуру, КМДА, в суд и к президенту. Регулярно проходят собрания, и оргкомитет акции отчитывается за свои действия. Атмосфера — в лучших традициях "помаранчевого" Майдана. Когда люди объединяются, хочется думать о возникновении новых общественных движений и организаций, которые "нанижут на шампур" общественного контроля все слои власти.

Общественную активность украинских граждан исследовали Фонд "Демократические инициативы" имени Илька Кучерива совместно с социологической службой Центра Разумкова — с 17 по 22 мая 2013 г. Фонд "Демократические инициативы" имени Илька Кучерива также провел исследование среди представителей общественных организаций — с 8 по 15 июля 2013 г.

ZN.UA обсудило эту тему с директором Фонда "Демократические инициативы" Ириной Бекешкиной.

Активность,
когда припечет

— Институт исследования общества изучает протестную активность населения с 2009 г. 2012-й стал рекордным — по стране прошло свыше 3600 протестов. Правда, большинство из них были не политическими и локальными. Но активность людей постепенно возрастает. Почему это происходит? Думаю, из-за утраты иллюзий. До "помаранчевой революции" большинство граждан верили, что главное — это избрать, кого надо, и тогда проблемы решатся быстро и легко. Такая иллюзия у многих есть и сейчас. Граждане хотят видеть в политиках качества хорошего человека. При этом профессионализм в их требованиях отступает на второй план. Очевидно, что люди во власти меняются (от выборов 2002 г. в Верховной Раде остались только Компартия и БЮТ в лице "Батьківщини"), а характер политики — нет. 

Люди понимают, что им надо быть активнее, но, к сожалению, активничать начинают, когда очень припечет. Например, когда залезут в карман, как во времена "налогового майдана"; когда перед домом начнут строить глухую стену или отнимать сквер у их детей. Это реактивные действия, но не упреждающая реакция! А действовать рационально означает предупредить саму такую возможность — требовать планы развития города и на этапе планов заявлять свои права. Вместо этого люди ждут, пока сквер начнут отбирать, и только тогда начинают действовать, причем часто силовыми методами, поскольку другие не помогают — судебной власти у нас просто нет.

Свои "врадиевки" или "гостиные дворы" будут происходить постоянно. Это сравнимо с фурункулезом: один фурункул прорывает, но за ним появляются второй, третий. И если не лечить весь организм, это ничего не даст. Однако люди пока все еще не осознают, что болен весь организм. Им кажется, что главное — выбрать нужного хорошего человека.

— Протест березняковцев хорошо организован. Может быть, из этого возникнет новая общественная организация, а может, все окончится локальным общественным движением.

— Мне кажется, было бы лучше не создавать новые общественные организации по каждому такому поводу, а, наоборот, объединяться в крупные и мощные. У нас же "прорываются фурункулы" в одном конце города, а в другом — тишина, будто все массово согласились "не бороться с бешенством собак, пока каждого лично больная собака не укусила".

Личное пространство сужено до размеров квартиры или прицела?

— Судя по вашим исследованиям, 41% населения полагает, что рядовой гражданин никак не может повлиять на решения власти.

— И убежденность в своей неспособности повлиять на власть растет: в опросе 2007 г. таких было 28%.

— Из существующих конкретных механизмов, дающих возможность рядовым гражданам влиять на принятие определенных властных решений, на первых местах оказались выборы президента (так считают 37% граждан) и выборы в Верховную Раду (30%). А ведь существует столько возможностей сделать власть подконтрольной обществу: участие в политических партиях, общественных организациях, в общественных слушаниях, митингах и демонстрациях (за это высказались 15,3% опрошенных), в забастовках (12%), обращения в СМИ, к депутатам всех рангов, да и те же судебные иски…

— Это очень важный вопрос. Практически люди, и то только треть из них, видят лишь два механизма — выборы президента и парламентские. В 2007 г. было три приоритета — кроме названных, еще митинги и демонстрации, на эффективность которых рассчитывал 21% населения. Сейчас надежд на них стало гораздо меньше — 15%. Участие в деятельности политических партий считают действенным 7% респондентов, в общественных организациях — 9%, обращение к депутатам Верховной Рады или к мерам и депутатам местных советов — по 7%. Судебные иски к органам власти снискали популярность у 5% граждан.

Люди не видят возможности самим влиять на власть и, возможно, с этим связана растущая надежда на общественные организации. Напомню, что общественным организациям в целом доверяют 38% населения. Нет ни одного политика и государственного института, которому доверяли бы так же. В мае нынешнего года доверие к общественным организациям впервые превысило недоверие. Растет оно и к медиа. Падает — к государственным институтам. Это связанные вещи. Общественным организациям нужно не теряться и "подбирать" людей, рассчитывающих на них.

— Только 8% граждан приобщены к активной общественной деятельности. На какую гражданскую активность может рассчитывать все общество?

— 8% — это самооценка граждан. Они сами считают, что принимают активное участие в социальной жизни. Мы спросили, что может подвигнуть к участию в общественной жизни остальных — оказалось, только конкретная польза им или их семье (37% опрошенных), или если под угрозой окажется жизнь, здоровье или благосостояние близких, и такая деятельность поспособствует ликвидации этой угрозы (33%). Так и происходят реальные протесты. Пока "петух не клюнул", все сидят перед телевизором.

Меня умиляет, когда люди отвечают, что у них нет времени на общественную работу, тем более безоплатную. Можно подумать, что все у нас интенсивно трудятся! Если посмотреть на данные ежегодного мониторинга Института социологии НАНУ о том, как люди проводят свободное время, то оказывается, что на протяжении недели свыше 40% респондентов ходят в гости и принимают их у себя. 

Проблема в том, что у украинцев очень сужено личное пространство. Мы знаем, как хорошие хозяйки "вылизывают" до блеска свою квартиру — "это мое"! Что касается лестничной клетки, это уже не совсем "мое", хотя грязью там возмущаются, могут писать жалобы, а в крайнем случае — самостоятельно вымыть пространство между квартирами. Двор становится "своим" тем, у кого есть дети. Если их нет, то лишь бы перед окнами ничего не мельтешило. Район — уже не совсем "мой", город — тоже, а уж страна — это вообще нечто абстрактное…

"Пока общество
не изменится —
не изменится власть"

— 58% граждан считают, что общественные организации нужны в их городах или селах (18% — не нужны). Однако только 30% знают о действующих там общественных организациях. К тому же, 86% граждан не могут похвастаться членством в них.

— 58% — достаточно большая и позитивная цифра. Если учесть, что доверяют общественным организациям 38%, знают о деятельности конкретных организаций в городах и селах еще меньше — 30%, то доверие здесь даже опережает знание. Проблема в том, что люди считают: кто-то должен за них решать проблемы. Политики этого не делают, значит, нужны общественные организации. Отсюда — стабильный (20-летний) процент тех, кто не входит в общественные организации.

— Примечательно, что основными видами деятельности, которыми, прежде всего, должны заниматься общественные организации, население считает защиту социально незащищенных социальных групп (инвалидов, многодетные семьи). За это высказались 57% респондентов. Далее идут предоставление людям юридической помощи в отстаивании прав (50%) и контроль за действиями власти (45%).

Опрос о филантропии показал, что люди готовы давать деньги на стариков, больных, особенно детей, на инвалидов. Словом, на тех, кого жалко. На экологию уже не раскошеливаются. Граждане понимают, что помогать незащищенным нужно, но делать что-то, чтобы изменить общество, дабы эти люди меньше нуждались, и государство было обязано оказывать им помощь из налогов, которые все мы платим, — это до них доходит с трудом. И неизвестно зачем, судя по активности людей, им нужен контроль за действиями власти.

— А как собираются контролировать действия власти?

— Одна из самых сильных сторон деятельности общественных организаций у нас — это контроль над действиями власти. Есть немало организаций, аналитических центров, профессионально занимающихся мониторингом ее решений. Что потом? Скандальные случаи и журналистские расследования появляются в СМИ. И что дальше? А ничего. Контроль есть — должна быть реакция общества, а ее практически нет. Общество от таких фактов уходит в апатию с убеждением, что на "горячие" события воздействовать никак нельзя.

Пока общество не изменится, не изменится и власть. Общество должно требовать, воспитывать. И успехи уже есть. Например, массовая кампания за персональное голосование, инициированная объединением общественных организаций "Честно", принесла свои плоды. Этот случай показывает, что на власть можно влиять, и демонстрирует технологию успеха. Во-первых, общественные организации должны объединяться в коалиции, действовать дружно и сообща. Во-вторых, эти действия должны привлекать внимание медиа. В-третьих, существенным факторам является поддержка общественного мнения, с которым власть все-таки вынуждена считаться, особенно во время выборов. Но и в период между выборами давление на власть может быть эффективным, и тому есть немало примеров, один из них — массовые протесты против застроек. 

Общественные организации "с открытым забралом"

— Вы провели опрос представителей общественных организаций (всего 65 человек). Оказывается, уровень влияния своих организаций на решение актуальных проблем в стране они оценивают как "преимущественно неэффективный" (за это высказались 37 респондентов). Основными проблемами, стоящими на пути между общественными организациями и властью, люди назвали нежелание власти сотрудничать (37 респондентов); пассивность и равнодушие населения (35); отсутствие тесных связей и взаимной поддержки общественных организаций (31); отсутствие правовых механизмов контроля общественности над властью (30). Получается, что общественные движения "накатывают" и "откатывают", как морские волны, оставляя лишь незначительные следы? 

— Пассивность и равнодушие населения — очень серьезные факторы. Наша власть малочувствительна. Она реагирует на сильное массированное давление. Поэтому общественные организации могут заставить к себе прислушаться только при поддержке, хотя бы виртуальной, общественного мнения, которое может потенциально превратиться в массовые акции. 

Что касается взаимной поддержки общественных организаций, люди убедились: добиться чего-то можно лишь сообща. И, наконец, последние печальные причины — когда надо защищать общественных активистов, против которых власти начинают бороться самыми безобразным методами (как в случае с Максимом и Константином Лацыбами). Боюсь, что к 2015 г. репрессии против общественных активистов будут возрастать, особенно на местном уровне. Поэтому солидарность просто необходима.

— Представители общественных организаций считают, что наиболее эффективно они могут влиять на власть посредством активного взаимодействия со СМИ (45 респондентов), через публичное обсуждение актуальных общественных проблем (40), изучение общественного мнения (31), создание сильных объединений общественных организаций (35), организацию митингов и демонстраций (30). Они надеются "растормошить" общественное сознание?

— Общественное мнение — очень важно, поскольку является способом гражданского давления. Как пример успешности такого давления напомню о судьбе печально известного Закона о высшем образовании, подготовленного в Министерстве образования и науки. Уже два года министерство пытается и так и этак протащить через Верховную Раду этот закон, содержащий немало реакционных положений. Главное — фактическую отмену внешнего тестирования, растворение его в экзаменах, которые будут проводить сами вузы. Это мы уже проходили и знаем, кого и как принимали из ректорских списков. ВНО — единственная эффективная антикоррупционная реформа в Украине, поэтому многим очень хотелось бы вернуть былые экзамены. Против принятия этого закона объединились студенческие и общественные организации, аналитические центры, депутаты, журналисты и, главное, на их стороне было общественное мнение, позитивно оценивающее ВНО и негативно относящееся к перспективе возврата к былой практике вузовских вступительных экзаменов. Причем в этом "восток и запад едины". И на парламентских слушаниях, посвященных обсуждению проектов Закона о высшем образовании, обращаясь, в первую очередь, к Партии регионов, я сказала: "Хотите подсунуть президенту свинью накануне президентских выборов — принимайте этот закон". В данном случае общественное мнение стало фактором, притормозившим, очевидно, принятие закона Верховной Радой.

— Наименее эффективными формами сотрудничества представители общественных организаций считают обращения к высшим властным инстанциям и сотрудничество с политическими партиями. А как общественные лидеры относятся к политическим партиям?

— Они считают, что общественные организации должны сотрудничать с политическими партиями, если это необходимо для решения общественных проблем. Так же позитивно общественные лидеры относятся к тому, что некоторые их коллеги по общественному сектору идут в политику. И на последних выборах, по крайней мере, несколько человек из общественных организаций (из тех, кого я лично знаю), попали в парламент — Виктор Чумак, Оксана Продан, Ростислав Павленко. И они действительно активно работают.

— Первостепенными задачами для общественного сектора опрошенные назвали: объединение общественных организаций для продуктивной работы (19 респондентов); мониторинг органов власти (16) и просветительскую деятельность среди населения (15).

— Просветительская деятельность — это очень важная задача. Но ее невозможно вести без СМИ. У меня немало претензий к журналистам, иногда я с ними даже ругаюсь. Тем не менее, реально понимаю: без СМИ — мы немы, нас не слышат, поэтому мы должны выходить на людей через СМИ. 

— Абсолютное большинство (54) представителей общественных организаций считают, что Украине нужны новые политические лидеры, которые должны появиться, прежде всего, из организаций гражданского общества (45 респондентов), малого и среднего бизнеса (29), а также из организаторов массовых акций протеста (28). А как считают рядовые граждане?

— Здесь мнение общественных организаций отличается от мнения населения: последнее считает, что политические лидеры должны прийти из старых политических партий (где они не были на первых ролях) или же из новых, когда придут новые лидеры. Вся надежда на политику. Хотя 20% населения ожидают прихода новых лидеров из общественных организаций.

А общественные лидеры считают, что общественная среда является питательной как раз для того, чтобы в ней возникли новые политические лидеры. Кстати, после "помаранчевой" революции довольно многие общественные активисты пошли во власть, но надолго там не задержались: их не выгоняли — сами ушли. Или не прижились, или прижились не на активных ролях.

— 39 респондентов согласны с мнением, что ради решения важных общественных проблем общественным организациям стоит сотрудничать с политическими партиями. Втрое меньше тех, кто считает, что делать этого не нужно, поскольку общественные организации будут использоваться политическими партиями в своих интересах. 38 респондентов положительно относятся к тому, что общественные активисты становятся политиками, поскольку таким образом происходит качественное обновление политикума. И 33 респондента полагают, что общественным организациям стоит принимать участие только в тех формах сотрудничества с властью, где они уверены в своей способности влиять на конечные решения.

— Как видим, и общественные организации заявляют о своей готовности к сотрудничеству с властью, и власть постоянно твердит о своей готовности к диалогу с общественными организациями. Но есть одно "но": диалог получается, если цели общие. Тогда можно говорить о разных средствах решения проблемы. Например, общественная организация "Дорожный контроль" могла бы очень помочь в наведении порядка в ГАИ. Это — если руководство действительно заинтересовано в искоренении взяток. Но тогда откуда возьмутся денежные ручейки, которые, сливаясь, превращаются в бурные потоки и материализуются в чудо-особняки и прочие радости для руководства? Если цели общественных организаций и власти не совпадают, тогда вместо диалога общественности приходится применять различные формы давления. 

Что касается прихода в политику общественных активистов, так это нормальный путь политических лидеров в демократических странах, где политическая карьера обычно начинается либо в молодежных партийных организациях, либо в общественных организациях. Таков путь "от солдата до генерала". У нас он очень часто начинается как минимум с "полковника", когда вожди по "квоте" приводят неизвестно откуда взявшихся людей прямо в высшую политическую лигу. 

— Представители общественных организаций полагают: для того, чтобы в будущем украинские организации финансировались преимущественно отечественными донорами, нужно изменить налоговое законодательство и освободить от налогообложения пожертвования общественным организациям (45 респондентов); государству выделять определенные бюджетные средства для деятельности общественных организаций и проводить открытые конкурсы (как это делают международные доноры) — 40 респондентов. Однако не появятся ли у нас "карманные" организации при коррумпированной державе?

— Этот вопрос был задуман, скорее, на будущее. Значительная часть международных доноров, финансирующих общественные организации в Украине, ушли из Польши, Словакии и других стран Восточной Европы, считая, что их деятельность там уже не нужна. 

А вот выделение из государственного бюджета средств для деятельности общественных организаций в наших условиях действительно делает их "карманными". В России существует огромная проблема — существование параллельно двух гражданских обществ: одна часть, финансируемая из западных источников, частично бизнесом; и вторая, финансируемая государством, на это выделяются огромные средства (так называемые GONGO — governmental non-governmental — государственные негосударственные организации). Да, как всегда в коррумпированной державе, некоторые организации специально создаются для отмывания денег, но значительная часть — все-таки нормальные организации, занимающиеся социальными проблемами (ветеранами, инвалидами, детьми и пр.) и абсолютно лояльные к режиму. Это два параллельных гражданских общества — одно подконтрольно государству, другое неподконтрольно. Сейчас в России как раз происходит попытка уничтожить неподконтрольную часть.

В Украине на сайтах некоторых министерств с удивлением можно обнаружить, что, оказывается, наше государство финансирует определенные общественные организации. Непонятно, как оно это делает, были ли там хоть какие-то открытые конкурсы? На сайте Минобразования есть свои грантеры: как, когда, почему — вопрос открытый. 

Проблема украинской власти в том, что у нее нет таких средств, чтобы создать "параллельное" гражданское общество. А у России есть. Кстати, Россия и в Украине уже работает, создавая такие организации. И это вполне легально — почему другим международным фондам можно, а российским — нельзя? Все это делается с целью проводить российскую политику, особенно активно такая деятельность ведется в Крыму.

Осторожно я отношусь и к возможному освобождению от налогов пожертвований в адрес общественных организаций, потому что в наших условиях, особенно, если речь идет о крупных бюджетах, это вполне может быть отмыванием денег через "карманные" организации. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно